Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2011 г. по делу N 22-315/2011

 

Судья: Клобукова И.Ю.

Докладчик: судья Ганина М.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

    председательствующего     Алехиной Г.В.

    судей                     Ганиной М.А., Карловой И.Б.

    при секретаре             Б.

рассмотрела в судебном заседании 26 января 2011 года кассационные жалобы осужденного К. на приговор Калининского районного суда г. Новосибирска от 16 ноября 2010 года, которым К. осужден по ст. ст. 30 ч. 3 - 228.1 ч. 2 п. "б" УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 20 мая 2010 года.

К. признан виновным и осужден за покушение на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере.

Покушение на преступление совершено 19 мая 2010 года в Калининском районе г. Новосибирска при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

К. вину в содеянном не признал.

Заслушав доклад судьи областного суда Ганиной М.А., объяснение осужденного К. и мнение адвоката Пономаренко Л.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, а также мнение прокурора Новосибирской областной прокуратуры Соломатовой Т.М. об оставлении приговора суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

осужденный К. в кассационной жалобе просит приговор суда отменить и направить дело на новое рассмотрение.

В обоснование доводов жалобы К. указывает, что выданный им героин он хранил для личного употребления, а не с целью сбыта. У него не было времени заниматься сбытом, он работал с понедельника по пятницу с 07.30 час. до 17.00 час., и это было известно суду. При первом допросе он оговорил себя в результате оказанного на него физического и психологического давления сотрудниками уголовного розыска С., А., Р., кроме того, адвокат при допросе ему предоставлен не был, во время допроса он находился в состоянии наркотического опьянения. Указанные обстоятельства может подтвердить Л. Последний в суде также подтвердил, что при даче первоначальных показаний оговорил его в результате оказанного на него давления. На самом деле Л. никогда наркотиков у него не покупал, только знал, что он их употребляет.

Осужденный обращает внимание на то, что по показаниям Г. контрольную закупку оперативные сотрудники поручили ей произвести у Л. Тогда как оперативные сотрудники утверждали, что закупка наркотиков производилась именно у него (у осужденного). Суду следовало учесть, что сначала обыск был произведен у Л., и только потом у него. В судебном заседании оперативные сотрудники в качестве доказательства предъявили постановление о проведении проверочной закупки, вынесенное, по мнению К., "задним числом".

Осужденный в жалобе ссылается на нарушения, допущенные при проведении обыска в его жилище. Оперативные сотрудники не представились, документы не предъявили, обыск производился без понятых и ордера на его проведение. Оперативные сотрудники при обыске ничего не нашли. Но на их вопрос он ответил, что у него имеется героин, выдал его. Оперативные сотрудники поместили героин ему в карман и доставили в отдел милиции, где произвели изъятие наркотика, а также денег - 1000 рублей. Суд это несоответствие оставил без внимания и отклонил ходатайство защиты о допросе его родных, присутствовавших при обыске, которые могли бы пояснить об обстоятельствах обыска.

Кроме того, К. в кассационной жалобе указывает, что следователя, которая расследовала его уголовное дело, он впервые увидел в следственном изоляторе при выполнении ст. 217 УПК РФ. До этого следственных мероприятий по делу не производилось.

В дополнительной кассационной жалобе осужденный К. обращает внимание на то, что он страдает эпилепсией, кроме того, у него обнаружена ВИЧ-инфекция, полагает, что имелись основания для применения в отношении него ст. 64 УК РФ, просит о ее применении, а также о применении ст. 68 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

К данному выводу судебная коллегия приходит по следующим основаниям.

Виновность К. в покушении на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Обстоятельства, при которых К. совершил покушение на незаконный сбыт наркотического средства героин в крупном размере установлены судом правильно.

С выводами суда о квалификации действий К. у судебной коллегии оснований не согласиться нет.

Доводы жалобы осужденного о непричастности к сбыту героина судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

В обоснование выводов о виновности К. в содеянном суд в приговоре сослался на показания свидетелей Р., С., А., из которых установлено, что для проверки имеющейся в отделе уголовного розыска информации о сбыте К. героина была произведена проверочная закупка наркотического средства, в ходе которой Г. на врученные ей денежные средства приобрела у К. при посредничестве Л. героин, выдала его при понятых добровольно. При личном досмотре у Л. и К. были обнаружены денежные купюры, врученные Г. Кроме того, у К. был обнаружен героин в свертке.

Свидетель А., кроме того, пояснил, что Г. при выдаче наркотика указала, что приобрела его у Л., присутствующий при добровольной выдаче Л. подтвердил пояснения Г. и указал, что наркотическое средство он, в свою очередь, купил у К. Последний подтвердил это обстоятельство.

Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей у суда первой инстанции не имелось, не усматривает таковых и судебная коллегия. Показания свидетелей последовательны, противоречий не имеют, подтверждаются иными доказательствами, в том числе показаниями свидетеля Г., которая подтвердила, что участвовала в качестве покупателя наркотического средства в проверочной закупке. Сотрудники милиции ей вручили денежные средства для приобретения наркотика, она созвонилась с Л., попросила помочь приобрести героин. Л. согласился. Она на лестничной площадке передала Л. деньги, осталась ждать его на первом этаже в подъезде. Л. через некоторое время сказал ей подняться и передал фольгированный сверток с героином, который она выдала сотрудникам милиции.

Как видно из показаний Л., ему действительно позвонила Г., попросила помочь приобрести наркотик. Он согласился, так как знал, что проживающий по соседству К. может помочь приобрести героин. При встрече Г. передала ему деньги - 1400 рублей. Он сказал ей ждать его на первом этаже. Сам позвонил К., спросил, есть ли героин. К. вышел к нему на лестничную площадку, он передал К. 1000 рублей, 400 рублей забрал себе в счет долга К. К. передал ему героин в свертке, который он отдал Г. Г. в его присутствии приобретенное наркотическое средство выдала добровольно, 400 рублей у него изъяли при досмотре.

Установленные обстоятельства проведения проверочной закупки и результаты проведения этого оперативно-разыскного мероприятия подтверждаются актом личного досмотра Г., актом вручения ей денежных средств для приобретения наркотического средства, копией врученных денежных купюр.

Из показаний свидетеля А.О.Л. установлено, что она присутствовала в качестве понятой при личном досмотре Г. и вручении ей денежных купюр, номера и серии которых были зафиксированы.

Свидетель С.Н.А. пояснила об аналогичных обстоятельствах.

Обстоятельства добровольной выдачи Г. наркотического средства, результаты личного досмотра Л. и К. зафиксированы в акте добровольной выдачи, в актах личного досмотра, которые подтвердили свидетели Н. и И. Из указанных доказательств следует, что Г. выдала сверток с порошком, пояснила, что приобрела его у Л. за 1400 рублей. Л. подтвердил это и пояснил, что сверток с порошком он приобрел у К. У Л. обнаружены 400 рублей, а у К. 1000 рублей, номера и серии денежных купюр совпали с номерами и сериями копий денежных купюр. Л. пояснил, что изъятые у него денежные купюры ему передала Г. за наркотическое средство. К. указал, что изъятые у него деньги он выручил в результате сбыта героина, а в обнаруженном у него свертке - героин.

Из протокола осмотра изъятых у осужденного К. и свидетеля Л. денежных купюр установлено, что их достоинство, номера и серии совпали с достоинством, номерами и сериями имеющихся копий денежных купюр и соответствуют тем купюрам, которые были вручены Г. для покупки наркотического средства.

Согласно заключению экспертного исследования N 7290 от 27 мая 2010 года вещество, выданное Г., является наркотическим средством героин, массой 0,329 гр., вещество, изъятое у К., является наркотическим средством героин, массой 1,091 гр. Указанные вещества могли иметь общий источник происхождения по сырью, технологии изготовления основного наркотически активного компонента.

Из заключения экспертизы N 522 от 28 мая 2010 года следует, что отрезок фольги, в котором находилось вещество, изъятое у осужденного, и отрезок фольги, в котором находилось вещество, выданное Г., совпадают по общим признакам.

Кроме того, в подтверждение выводов о виновности осужденного судом в приговоре приведены и иные доказательства, свидетельствующие о причастности К. к незаконному сбыту героина.

Тщательно исследовав все обстоятельства дела и правильно оценив достаточную совокупность доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по ст. ст. 30 ч. 3 - 228.1 ч. 2 п. "б" УК РФ, как покушение на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере.

Выводы суда о фактических обстоятельствах преступного деяния, о доказанности вины осужденного и о квалификации его действий изложены в приговоре достаточно полно, надлежащим образом обоснованны, мотивированны, соответствуют исследованным в судебном заседании доказательствам, а потому признаются судебной коллегией правильными.

О вызове в суд свидетелей защиты, как видно из протокола судебного заседания, осужденный, его адвокат не заявляли, а потому с доводами жалоб осужденного о неполноте судебного следствия вследствие отклонения его ходатайства о допросе свидетелей защиты, судебная коллегия согласиться не может.

Довод осужденного об отсутствии у него умысла на сбыт героина судом был тщательно проверен и опровергнут совокупностью доказательств. Аналогичные доводы кассационной жалобы осужденного удовлетворены быть не могут. Вывод суда о направленности умысла К. на незаконный сбыт наркотического средства является правильным. Судом учтено, что в соответствии с положениями закона количество обнаруженного наркотического средства, наряду с иными обстоятельствами, является одним из критериев определения доказанности вины в преступлении, сопряженном с распространением наркотиков. У осужденного К. обнаружен и изъят героин в крупном размере. Кроме того, свидетельскими показаниями подтверждено, что К. производил сбыт героина, о чем имелась соответствующая оперативная информация в правоохранительных органах, часть имеющегося героина К. реализовал в ходе проверочной закупки, денежные средств, использовавшиеся в оперативно-разыскном мероприятии, изъяты у К. Судом принята во внимание противоречивость и непоследовательность позиции К., который при личном досмотре и добровольной выдаче наркотика Г. сознался в сбыте части героина и указал, что обнаруженные у него деньги выручены им в результате сбыта наркотического средства. Однако впоследствии осужденный заявил, что сбытом наркотических средств он не занимался, а только лишь помог Л. приобрести наркотик, являясь посредником в приобретении героина. Изменение своей позиции К. объяснил оказанным на него давлением со стороны сотрудников милиции, своим физическим состоянием, вызванным употреблением наркотиков. Однако такие обстоятельства своего подтверждения не нашли, о невозможности участвовать в следственных действиях осужденный не заявлял, собственноручно написал пояснения по обстоятельствам содеянного, что подтвердил в суде, подписал акт добровольной выдачи и акт личного досмотра, в которых зафиксированы его признательные пояснения, что подтвердили свидетели Н. и И., присутствовавшие при этом в качестве понятых. Свидетель С. опроверг довод осужденного о том, что он угощал его героином. Оснований ставить под сомнение показания С. не имеется. Л. пояснил, что К. в отделе милиции был адекватен и вышел из своего прежнего состояния, вызванного употреблением наркотического средства.

Кроме того, о непоследовательности позиции осужденного свидетельствуют и его противоречивые показания в суде, из которых усматривается, что Л. за наркотическим средством к месту их приобретения ходил вместе с ним (с осужденным), но впоследствии после допроса Л. К. пояснил, что Л. с ним никуда не ходил. Более того, по версии осужденного, денежную купюру 1000 рублей он передал лицу, сбывающему героин. Вместе с тем, заявил, что эту купюру ему в карман одежды незаметно для него поместили сотрудники милиции.

Как видно из протокола судебного заседания, осужденный заявил в суде о невозможности сбывать наркотические средства в связи с трудоустройством и ежедневной занятостью до 17.00 час. Однако доказательствами установлено, что событие преступления имело место в будний день в дневное время, что не оспаривал осужденный. В этой связи ссылки осужденного на его невозможность сбывать наркотическое средство несостоятельны.

Ссылки осужденного на то, что при его допросе не присутствовал адвокат, не основана на материалах дела. Из материалов дела следует, что допросы К. в ходе производства по делу производились в соответствии с положениями процессуального закона. При первом допросе К. в качестве подозреваемого 20 мая 2010 года последний от дачи показаний отказался, заявил о нуждаемости в услугах адвоката. Последующие допросы К. производились в присутствии адвоката Пономаренко Л.А.

Как видно из материалов дела, при добровольной выдаче Г. приобретенного наркотического средства, при личном досмотре осужденного, последний подтвердил свою причастность к преступлению. Вопреки доводам осужденного, обязательность участия адвоката при производстве указанных следственных и процессуальных действий, законом не предусмотрена. А потому судом обоснованно учтены заявления К. о причастности к сбыту героина, о чем он пояснил при личном досмотре и при добровольной выдаче наркотического средства Г.

Объективных и достаточных данных о давлении, оказанном на свидетеля Л., вследствие чего свидетель оговорил К., на что последний ссылается в кассационной жалобе, из материалов дела не усматривается.

Судебная коллегия не может согласиться с доводом осужденного о том, что проверочная закупка наркотического средства на самом деле должна была производиться у Л. Это убеждение осужденного не основано на материалах дела. Признаков фальсификации материалов дела, в том числе и постановления о проведении проверочной закупки, которое, по мнению К., сотрудниками милиции вынесено "задним числом", не усматривается. Свидетели Р., А. в суде пояснили, что в ОВД имелась информация о незаконной деятельности К., сбывающего героин при посредничестве Л.

В материалах дела, вопреки доводам осужденного, не имеется данных о проведении обыска у Л.

Из материалов дела усматривается, что обыск в жилище осужденного в день его задержания не производился, доводы осужденного об обратном, а также о процессуальных нарушениях, допущенных при обыске, в этой связи несостоятельны.

Наказание К. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом данных о его личности, смягчающих и отягчающих обстоятельств, в том числе и тех, на которые осужденный ссылается в жалобе.

Степень общественной опасности совершенного К. преступления, совершение преступления при рецидиве обусловили обоснованный вывод суда о необходимости назначения К. наказания в виде лишения свободы.

Оснований для применения в отношении К. ст. 73 УК РФ об условном осуждении, из материалов дела не усматривается. Равно как и оснований для применения к осужденному ст. 64 УК РФ, позволяющей назначить наказание ниже низшего предела санкции, либо более мягкое, чем лишение свободы.

Сведения о заболевании осужденного эпилепсией были известны суду первой инстанции, и это учтено им при назначении наказания.

Назначенное К. наказание является справедливым, оснований к его смягчению, в том числе и для применения правил ст. 68 ч. 3 УК РФ, о чем осужденный указывает в жалобе, судебная коллегия не усматривает. Те обстоятельства, на которые осужденный обращает внимание в кассационной жалобе, при условии его устойчивой склонности к совершению умышленных преступлений, основанием для смягчения назначенного наказания не являются.

Ссылки осужденного на то, что следственные действия следователь не производила, не основаны на материалах дела. Нарушений процессуального закона, влекущих изменение или отмену приговора, на стадии досудебного производства по делу, а также при рассмотрении дела в суде, допущено не было.

С учетом изложенного судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационных жалоб осужденного К.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, ст. 378, ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Калининского районного суда г. Новосибирска от 16 ноября 2010 года в отношении К. оставить без изменения, а его кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь