Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2011 г. по делу N 22-316

 

Судья Гущин Г.М.

Докладчик Карлова И.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе

    председательствующего     Алехиной Г.В.

    судей                     Карловой И.Б., Ганиной М.А.

    при секретаре             Б.Л.

рассмотрела в судебном заседании 26.01.2011 г. кассационные жалобы осужденной Б.Н.К., адвоката Епифановой Н.А. и потерпевшего Б.А.В. на приговор Советского районного суда г. Новосибирска от 1 ноября 2010 г., которым

Б.Н.К., ранее не судимая,

- осуждена по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии общего режима, исчисляя срок с 1.11.2010 г.

Б.Н.К. признана виновной и осуждена за умышленное причинение смерти Б.В.В. (убийство), совершенное 13.04.2010 г. в г. Новосибирске, при обстоятельствах, установленных приговором суда.

Заслушав доклад судьи областного суда Карловой И.Б., объяснения осужденной Б.Н.К., адвоката Епифановой Н.А., потерпевшего Б.А.В., мнение прокурора Соломатовой Т.М., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденная Б.Н.К. ставит вопрос об отмене приговора, указывая на то, что, суд необоснованно отверг ее показания о самообороне. Защищаясь от противоправных действий мужа, который шел на нее с разбитым стаканом в руке и кричал, что убьет, она схватила нож, и, размахивая им, неосознанно нанесла мужу два удара, после чего закрылась в своей комнате. Когда все стихло, она легла спать. На кухне при осмотре были обнаружены осколки стакана, что подтверждает ее показания. Кроме того, Б.Н.К. просит принять во внимание, что потерпевший был агрессивен, высказывал угрозы, и она реально боялась за свою жизнь. Ее показания в суде никто не опроверг, сын и невестка подтвердили, что муж раньше избивал ее, а в тот день их не было дома, и за нее никто не мог заступиться.

В кассационной жалобе адвокат Епифанова Н.А. ставит вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела в отношении Б.Н.К., указывая на то, что она действовала в состоянии необходимой обороны. Так, по мнению адвоката, не опровергнуты показания осужденной том, что, в день происшествия потерпевший употребил спиртное, после чего стал вести себя агрессивно, нанес ей удары, и, высказывая угрозу убийством, бросился к ней с разбитым стаканом в руке. Защищаясь, она схватила нож и стала отмахиваться им, а когда потерпевший согнулся, забежала в свою комнату и закрылась. Свидетелей этих событий нет, сын и его жена поясняли в судебном заседании, что Б.В.В. в состоянии опьянения часто вел себя агрессивно. Наличие телесных повреждений у Б.Н.К. подтверждается заключением эксперта, а при осмотре места происшествия обнаружены осколки стакана, что также подтверждает показания осужденной в суде. Показания на стадии следствия осужденная давала в шоковом состоянии, и они не могут служить опровержением ее версии о необходимой обороне.

В кассационной жалобе потерпевший Б.А.В. ставит вопрос об отмене приговора, указывая на то, что, потерпевший - его отец, применял к матери насилие, она вынуждена была защищаться, и ее показания об этом необоснованно отвергнуты. Суд рассмотрел дело односторонне, взяв за основу показания Б.Н.К. на стадии следствия. Кроме того, потерпевший просит учесть, что отец в состоянии опьянения был агрессивен и реально мог представлять угрозу для матери.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Б.Н.К. в умышленном причинении смерти другому лицу (убийстве), подтверждается достаточной совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Доводы кассационных жалоб, которые сводятся к тому, что осужденная действовала в пределах необходимой обороны и не должна нести уголовную ответственность за смерть Б.В.В., противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны.

Так, виновность Б.Н.К. подтверждается данными, содержащимися в собственноручно исполненном ею протоколе явки с повинной, полно и правильно изложенными в приговоре.

Согласно обозначенному протоколу, Б.Н.К. указала, что, 13.04.2010 г. они с Б.В.В. употребили спиртное, после чего между ними произошла ссора, муж ударил ее в плечо и хотел еще нанести удары, но она выскочила на кухню. Б.В.В. вышел за ней и стал приближаться, высказывая угрозы. В этот момент она взяла нож, и, в отчаянии, нанесла им потерпевшему два удара в область груди. После того, как муж согнулся, она положила нож на стол, вернулась в спальню и легла спать, полагая, что от ее действий смерть Б.В.В. наступить не может.

Из показаний Б.Н.К. в качестве подозреваемой видно, что в присутствии адвоката она аналогично изложила события, указав, что удары ножом нанесла мужу в тот момент, когда он замахнулся и начал движение в ее сторону.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания осужденной достоверными, поскольку они объективно подтверждаются другими доказательствами по делу.

Свидетель В.А.А. в судебном заседании пояснила, что 13.04.2010 г. обнаружила труп Б.В.В. на кухне квартиры, в которой проживала с его сыном. Она разбудила Б.Н.К. и поняла, что она находится в состоянии алкогольного опьянения. Узнав о смерти мужа, Б.Н.К. стала плакать, пила таблетки.

Из протокола осмотра места происшествия и фототаблицы к нему следует, что, при осмотре кв. <...>, обнаружен труп гр. Б.В.В. с признаками насильственной смерти. Кроме того, при осмотре квартиры изъят нож, осколков битой посуды не обнаружено.

Согласно заключению судебно - медицинского эксперта N <...> от <...> г. смерть Б.В.В. наступила от тампонады сердечной сорочки кровью, в результате проникающего колото-резаного ранения груди с повреждением сердца (длина раневого канала 10 см.). Повреждение расценивается как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Также у Б.В.В. имелось проникающее колото-резаное ранение брюшной стенки с повреждением большого сальника (длина раневого канала 4 см.) которое расценивается как тяжкий вред здоровью, в причинной связи со смертью данное повреждение не состоит.

Кроме того, суд обоснованно сослался в приговоре на показания других свидетелей, протоколы следственных действий и заключения экспертов, всесторонний анализ которых, позволил правильно установить фактические обстоятельства дела.

Тщательно исследовав эти обстоятельства, правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденной в содеянном ею, и, верно квалифицировал ее действия по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Выводы суда о доказанности вины осужденной и правильности квалификации ее действий, в приговоре изложены подробно, надлежащим образом обоснованы, мотивированы, соответствуют исследованным в судебном заседании доказательствам, а потому признаются судебной коллегией правильными.

Сама осужденная Б.Н.К. в своих показаниях в судебном заседании пояснила, что, в тот момент, когда потерпевший бежал в ее сторону со стаканом в руке, она взяла в руку нож и сделала им перед собой два резких маха в сторону мужа, действуя при этом в целях самообороны. Куда она нанесла первый удар, не поняла, и, даже не подумала, что ранила Б.В.В.

Однако такие обстоятельства судом не установлены и эти показания Б.Н.К. правильно отвергнуты с приведением соответствующей мотивации.

На стадии следствия и в явке с повинной, Б.Н.К. не указывала о том, что, потерпевший угрожал ей каким либо предметом, в том числе разбитым стаканом.

Потерпевший Б.А.В. в судебном заседании пояснил, что Б.Н.К. говорила ему о том, что, ударов потерпевшему не наносила, но держала в руке нож, а он, в этот момент, подался вперед.

Таким образом, оценивая показания осужденной, суд обоснованно признал наиболее правдивыми ее первоначальные показания, поскольку они даны ею на следующий день после происшествия, в присутствии адвоката, прочитаны ею и подписаны, полностью соответствуют фактическим обстоятельствам преступления, изложенным в приговоре.

При этом судом установлено, что в процессе конфликта, применение со стороны Б.Н.К. такого насилия, как нанесение двух ударов ножом, в том числе в область сердца Б.В.В., необходимостью не вызывалось. Насилия, опасного для жизни осужденной, пострадавший не применял и не использовал при этом каких либо предметов.

Наличие на спине Б.В.В. слепых непроникающих ран, образованных в результате действия предмета имеющего режущие свойства и обстоятельства их образования, выводы суда о виновности Б.Н.К., при наличии достаточных тому доказательств, не опровергают, и на правильность квалификации ее действий, не влияют.

Вопреки доводам кассационной жалобы, из имеющегося в материалах дела заключения эксперта N <...> от <...> г. следует, что, у Б.Н.К. каких либо телесных повреждений не обнаружено. Выставленный при обращении диагноз: "Ушибы мягких тканей правого и левого плеча. Ушиб 5-го пальца левой кисти Несвежие ушибы правого и левого плеча" объективными данными не подтвержден.

Совершение настоящего преступления при иных, чем установлено приговором, обстоятельствах, из материалов дела не усматривается.

Нанесение Б.Н.К. потерпевшему колото-резаного ранения груди слева с повреждением сердца, с приложением достаточной силы, о чем свидетельствует раневой канал (10 см.), использование при этом ножа, обладающего высокой поражающей силой, а также нанесение второго удара в область брюшной полости, подтверждают правильность выводов суда о наличии у нее прямого умысла на лишение потерпевшей жизни.

Кроме того, как установлено судом, и потерпевший и осужденная, непосредственно перед конфликтом употребляли спиртное. После причинения Б.В.В. телесных повреждений, осужденная ушла в свою комнату и легла спать, не оказав ему помощь и не сообщив о случившемся в орган внутренних дел.

Эти обстоятельства также опровергают доводы кассационных жалоб о нахождении Б.Н.К. в состоянии необходимой обороны.

Психическое состояние осужденной судом проверено. Согласно заключению экспертов, по своему психическому состоянию Б.Н.К. могла осознавать общественно опасный характер своих действий и могла руководить ими. С учетом изложенного и обстоятельств совершения преступления, суд обоснованно признал ее вменяемой в отношении инкриминируемого ей деяния.

Наказание Б.Н.К. по ст. 105 ч. 1 УК РФ судом назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному ею, с учетом данных о ее личности, а также влияния назначенного наказания на ее исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Наказание является справедливым, оснований для его смягчения не имеется.

При таком положении, оснований для отмены приговора по доводам кассационных жалоб, судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно - процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Советского районного суда г. Новосибирска от 1 ноября 2010 г. в отношении Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденной, ее адвоката и потерпевшего - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь