Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2011 г. по делу N 22-816

 

Судья Сташина Е.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Комаровой М.А.,

судей Хотунцевой Г.Е., Ловчева В.А.,

при секретаре Ж.,

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы обвиняемого П. и адвоката Толчева А.А.,

на постановление судьи Тверского районного суда г. Москвы от 3 декабря 2010 года, которым

П., <...>, ранее не судимому, обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ,

избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком действия до 2 февраля 2011 года включительно.

Заслушав доклад судьи Ловчева В.А., выступления обвиняемого П., адвокатов Толчева А.А. и Мусарякова Д.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Гугава Д.К., полагавшей постановление оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

3 декабря 2010 года постановлением судьи Тверского районного суда г. Москвы П., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком действия до 2 февраля 2011 года включительно.

В кассационной жалобе обвиняемый П., выражая несогласие с постановлением, просит его отменить; указывает, что оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не имелось; считает, что судом не приведено реальных и достаточных доказательств, свидетельствующих о его возможности скрыться, угрожать участникам уголовного судопроизводства и иным образом воспрепятствовать производству по делу; обращает внимание, что судом не были учтены в полной мере данные о его личности и условия жизни семьи; полагает необходимым избрать в отношении него меру пресечения в виде домашнего ареста.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней адвокат Толчев А.А., выражая несогласие с постановлением, просит его отменить; указывает, что при принятии решения судом не были учтены данные о личности обвиняемого, который имеет на иждивении троих малолетних детей и неработающую жену, регистрацию в г. Тамбове и постоянную работу в г. Москве.

Проверив представленные материалы и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит постановление законным и обоснованным.

В соответствии с требованиями закона, при избрании меры пресечения суду необходимо учитывать возможность подозреваемого (обвиняемого) скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям, другим участникам уголовного судопроизводства, а также каким-либо иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу.

При этом заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого либо обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет при невозможности применения иной более мягкой меры пресечения.

В соответствии со ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения и определения ее вида, при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, должны учитываться наряду с другими обстоятельствами и такие, как тяжесть преступления, которое инкриминируется подозреваемому (обвиняемому), сведения о его личности, его поведение и другие обстоятельства.

Из материалов дела усматривается, что требования названного закона при решении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении П. до 2 февраля 2011 года включительно, не нарушены, ходатайство следователя было рассмотрено в строгом соответствии с требованиями ст. 108 УПК РФ.

У председательствующего судьи не было оснований отказать в удовлетворении ходатайства следователя, а также оснований для избрания в отношении П. иной более мягкой меры пресечения, в связи с тем, что последний обвиняется в совершении тяжкого преступления, находясь на свободе может скрыться от органов предварительного расследования и суда, оказать воздействие на участников уголовного судопроизводства и иным образом воспрепятствовать производству по делу, а также имеется необходимость выполнения в дальнейшем ряда следственных и процессуальных действий.

Все приведенные в кассационной жалобе доводы, в том числе о возможности избрания П. меры пресечения в виде домашнего ареста, являлись предметом обсуждения в судебном заседании. Принимая решение об избрании П. меры пресечения в виде заключения под стражду, суд учел в совокупности конкретные обстоятельства дела, данные о личности и, пришел к выводу о том, что, находясь на свободе, обвиняемый может скрыться, оказать воздействие на участников уголовного судопроизводства и иным образом воспрепятствовать своевременному завершению производства по делу.

По мнению судебной коллегии, суд обосновано учел характер предъявленного обвинения, а поэтому пришел к правильному выводу о том, что избрание П. иной более мягкой меры пресечения, не может являться гарантией тому, что он, находясь вне изоляции от общества, он не примет мер к созданию условий, препятствующих эффективному производству предварительного расследования по делу, а в дальнейшем и правосудию.

При таких обстоятельствах, выводы суда первой инстанции о достаточности оснований для избрания в отношении П. меры пресечения в виде заключения под стражу, судебная коллегия признает обоснованными.

Порядок задержания П. и последующее предъявление ему обвинения органами следствия соблюден, поскольку соответствовал ст. ст. 91, 92 УПК РФ и главе 23 УПК РФ. Основаниями к задержанию П. являлось, то, что он был задержан непосредственно после совершения преступления и очевидцы указали на него, как на лицо совершившее преступление.

Оснований для применения к П. требований ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, не имеется. Судебная коллегия считает, что предъявленное П. обвинение не связано со сферой предпринимательской деятельности, поскольку он не является индивидуальным предпринимателем и не осуществляет самостоятельную деятельность в качестве юридического лица.

Нарушений уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства, влекущих отмену постановления, не имеется.

Наличие на иждивении несовершеннолетних детей, неработающей жены и другие данные о личности П., исследованные в ходе судебного заседания, не относятся к достаточным основаниям для отмены постановления суда первой инстанции.

Таким образом, вопреки доводам жалоб, избрание в отношении П. меры пресечения в виде заключения под стражу является обоснованным, поскольку были учтены основания, предусмотренные ст. 97 УПК РФ, сведения о личности обвиняемого, а также тяжесть преступления, в совершении которого он обвиняется в настоящее время.

Оснований для избрания П. меры пресечения в виде домашнего ареста, о чем ставится вопрос в жалобе, не имеется.

Исходя из вышеизложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что постановление суда об избрании в отношении П. меры пресечения в виде заключения под стражу соответствует ст. 7 УПК РФ, а поэтому является законным и обоснованным.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 373, 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Постановление судьи Тверского районного суда г. Москвы от 3 декабря 2010 года в отношении П. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь