Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2011 г. по делу N 33-117/2011

 

Судья Гончарова Л.А.

Докладчик Букреев Д.Ю.

 

26 января 2011 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе

председательствующего Лепехиной Н.В.,

судей Орловой О.А., Букреева Д.Ю.,

при секретаре С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Липецке гражданское дело по кассационной жалобе истца Р.А. на решение Советского районного суда г. Липецка от 13 декабря 2010 года, которым постановлено

Р.А. в иске к Р.Н. о признании права на жилое помещение по адресу: <...>, и регистрации по данному адресу, как по месту жительства, отказать.

Заслушав доклад судьи Букреева Д.Ю., судебная коллегия

 

установила:

 

Р.А. обратился в суд с иском к Р.Н. о признании права на квартиру и регистрации в этом жилом помещении. Истец указал, что с 1985 года остался без попечения родителей - отца Р.П. и матери - ответчика Р.Н., поскольку они отказались взять его из роддома,. По этой причине он проживает в ОГУ "Д.". Решением Советского районного суда г. Липецка от 21 сентября 1998 года Р.П. и Р.Н. были лишены родительских прав в его отношении, а <...> года Р.П. умер. На день принятия решения о лишении родительских прав ему исполнилось 13 лет, однако спорная квартира, принадлежащая родителям, за ним закреплена не была. Он же считает, что согласно ст. 20 ГК РФ имеет право на жилое помещение родителей, а согласно ст. 8 ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", подлежит регистрации по месту жительства родителей, то есть в спорной квартире.

По изложенным основаниям Р.А. просил признать за ним право на квартиру, с последующей регистрацией по этому адресу.

В судебном заседании Р.А. иск поддержал.

Представитель ответчика Р.Н. и третьего лица Р.А. (сына ответчика, зарегистрированного в спорной квартире) по доверенности и ордеру адвокат Буткеева И.В. в судебном заседании возражала против иска. Доводы представителя сводились к тому, что поскольку истец не является членом семьи ответчика и не вселялся в спорную квартиру, он не приобрел соответствующие жилищные права.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого изложена выше.

В кассационной жалобе Р.А. просит об отмене судебного решения, считая вывод об отсутствии у него права на спорное жилое помещение противоречащим ст. 20 ГК РФ, ст. 47, 71, 148, 155.1, 155.3 СК РФ, ст. 7 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", и ст. 25 "Всеобщей декларации прав человека".

Выслушав Р.А., поддержавшего жалобу, возражения представителя ответчика и третьего лица - адвоката Буткеевой И.В., обсудив их доводы, изучив материалы дела, исследовав дополнительные доказательства, судебная коллегия оснований к отмене решения не находит.

Согласно ст. 10 Жилищного кодекса РФ жилищные права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных Кодексом, другими федеральными законами и иными правовыми актами, а также из действий участников жилищных отношений, которые хотя и не предусмотрены такими актами, но в силу общих начал и смысла жилищного законодательства порождают жилищные права и обязанности. В соответствии с этим, жилищные права и обязанности возникают, в частности, из судебных решений, установивших жилищные права и обязанности.

Согласно ст. 47 СК РФ права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке.

Согласно п. 4 ст. 71 СК РФ ребенок, в отношении которого родители (один из них) лишены родительских прав, сохраняет право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением, а также сохраняет имущественные права, основанные на факте родства с родителями и другими родственниками, в том числе право на получение наследства.

Согласно ст. 148 СК РФ дети, находящиеся под опекой (попечительством), имеют право на сохранение права собственности на жилое помещение или права пользования жилым помещением, а при отсутствии жилого помещения имеют право на получение жилого помещения в соответствии с жилищным законодательством.

Согласно ст. 8 ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), имевшие закрепленное жилое помещение, сохраняют на него право на весь период пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания населения, а также в учреждениях всех видов профессионального образования независимо от форм собственности, на период службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, на период нахождения в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм (п. 1).

Регистрационный учет детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, осуществляется как по месту жительства (место закрепления за ними жилой площади), так и по месту временного пребывания (учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, общежитие, семья опекуна (попечителя), приемная семья) (п. 2).

Исходя из содержания вышеприведенных правовых норм, при отсутствии закрепленного жилого помещения у детей, оставшихся без попечения родителей, их права на внеочередное обеспечение жильем могут быть реализованы только в порядке, предусмотренном ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей".

Если же у таких лиц имеются соответствующие самостоятельные права на жилые помещения, они не могут быть обеспечены жильем в указанном порядке.

Как видно из материалов дела, родителями Р.А., <...> года рождения, являются Р.П. и Р.Н.

16 августа 1985 года Р.П. и Р.Н. (каждым) дано нотариально удостоверенное согласие на усыновление Р.А. любыми гражданами, после чего он воспитывался в соответствующих специализированных учреждениях.

С 22 февраля 1990 года по 31 августа 1993 года Р.А. воспитывался в; с 1 сентября 1993 года по 31 августа 2001 года в <...>, а с 21 января 2006 года по настоящее время - в ОГУ "Д.".

Решением Советского районного суда г. Липецка от 21 сентября 1998 года, по иску Елецкой специализированной коррекционной школы-интерната, Р.П. и Р.Н. были лишены родительских прав в отношении Р.А.

<...> года Р.П. (отец истца) умер.

Согласно справке ОГУ "Д.", Р.А. является, дееспособным.

7 января 1985 года (до рождения Р.А.) ответчику Р.Н. была предоставлена квартира на состав семьи три человека: Р.Н., Р.П. (муж) и Р.А., 1973 г.р. (первый ребенок).

На основании договора приватизации от 5 февраля 2008 года указанная квартира передана в собственность Р.Н.; в качестве постоянно проживающих лиц в квартире зарегистрированы Р.А. 1973 г.р. и Р.П., 2008 г.р. (внук).

Поскольку после рождения Р.А. воспитывался в специализированных детских учреждениях ввиду отказа родителей от осуществления в его отношении родительских прав, суд правильно исходил из того, что по своему социальному статусу он является ребенком, оставшимся без попечения родителей.

Отказывая в удовлетворении иска, суд руководствовался положениями статей 53, 54 ЖК РСФСР и 69, 70 ЖК РФ, регулирующими правоотношения, возникающие при вселении нанимателем в занимаемое помещение членов семьи.

Однако суд не учел, что вселение в жилое помещение в качестве члена семьи не является единственным основанием возникновения прав детей на жилое помещение родителей.

Вместе с тем, указанное обстоятельство не может повлечь отмену судебного решения, так как по материалам дела, в настоящее время Р.А. реализует свое право на обеспечение жильем на основании ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей".

Одновременная реализация жилищных прав по двум основаниям в данном случае невозможна, поскольку условием обеспечения жильем ребенка, оставшегося без попечения родителей, является отсутствие закрепленного жилого помещения, а равно любого самостоятельного права на жилье.

Так, решением Чаплыгинского районного суда Липецкой области от 22 апреля 2010 года было признано незаконным бездействие администрации сельского поселения Демкинский сельсовет Чаплыгинского муниципального района Липецкой области при рассмотрении заявления Р.А. о постановке на учет лиц, нуждающихся в жилом помещении.

Согласно справке администрации сельского поселения Демкинский сельский Совет Чаплыгинского муниципального района Липецкой области от 24 мая 2010 года, Р.А., проживающий в <...>, 13 мая 2010 года поставлен на учет по обеспечению жильем, на основании решения суда от 5 мая 2010 года.

При таких обстоятельствах, и поскольку Р.А. реализует свое право на обеспечение жильем в специальном порядке (до настоящего времени жилье не предоставлено), оснований для признания за ним права на спорное жилое помещение не имеется.

Соответственно, доводы кассатора, сводящиеся к наличию у него такого права, не могут повлечь иной исход дела.

По этой же причине не влияет на судьбу решения довод кассатора о необходимости привлечения к участию в деле органа опеки и попечительства. Кроме того, как указано выше, сам истец является дееспособным.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Советского районного суда г. Липецка от 26 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь