Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2011 г. по делу N 33-1558

 

Ф/с: Беседин Э.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Журавлевой Т.Г.

и судей Лемагиной И.Б. и Салтыковой Л.В.,

при секретаре Т.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Лемагиной И.Б.

гражданское дело по кассационной жалобе В. на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 04 октября 2010 г., которым постановлено:

В удовлетворении иска к Правительству РФ о восстановлении прав и компенсации морального вреда В. отказать;

 

установила:

 

В. обратился в суд с иском к Правительству РФ о восстановлении прав и компенсации морального вреда, указывая, что 04.12.1974 г. он был арестован и привлечен к уголовной ответственности по ст. 190-1 УК РСФСР или ст. 187-1 УК УССР с применением мер медицинского характера в психиатрических больницах специального и общего типа; в течение всего периода применения к нему мер медицинского характера он круглосуточно содержался в помещениях различных учреждений, запирающихся на замок; к нему применялись пытки и издевательства наравне с содержащимися там психически ненормальными людьми, осужденными за совершение тяжких преступлений; 27.09.1988 г. он был реабилитирован с указанием о том, что он не виновен, что меры медицинского характера к нему применялись незаконно. 01.01.1992 г. ему была оформлена пенсия по возрасту, однако при исчислении его трудового стажа для назначения пенсии ему не были зачтены периоды нахождения под следствием, в спецпсихбольницах, этапирования в различные учреждения для дальнейшего содержания. Данные действия территориальных органов социальной защиты населения, Пенсионного Фонда РФ он считает нарушающими его право на получение пенсии в надлежащем размере. В связи с этим он просил суд признать, что его содержали в "тюремных больницах", которые затем стали называться "спецпсихбольницами", и компенсировать ему причиненный моральный вред в размере 1700000 руб. Правительство РФ должно принять соответствующее постановление о приравнивании понятий "тюремные больницы" и "спецпсихбольницы".

В судебном заседании истец просил удовлетворить заявленные исковые требования. Представитель Правительства РФ иск не признала.

Судом постановлено указанное решение, об отмене которого просит В. в кассационной жалобе.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав кассатора В., представителя Министерства здравоохранения и социального развития РФ по поручению Правительства РФ по доверенности Е., судебная коллегия считает возможным рассмотреть жалобу в данном судебном заседании, не находит оснований к отмене решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд правомерно руководствовался нормами Конституции РФ, из ст. 10 которой усматривается, что государственная власть в РФ осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную; органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны. Полномочия Правительства РФ регламентированы в ст. 114 Конституции РФ. Порядок деятельности Правительства РФ определяется Федеральным конституционным законом N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации", которым регламентированы вопросы деятельности Правительства РФ по реализации внутренней и внешней политики, социально-экономической сферы, системы исполнительной власти, формирования и реализации федеральных целевых программ, законодательной инициативы, а также реализации государственной политики в области обеспечения безопасности личности, общества и государства; осуществления мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан, по охране собственности и общественного порядка, по борьбе с преступностью и другими общественно опасными явлениями; разработке и реализации мер по укреплению кадров, развитию и укреплению материально-технической базы правоохранительных органов; осуществлению мер по обеспечению деятельности органов судебной власти и других. Одновременно при разрешении заявленных истцом требований суд руководствовался ст. ст. 151, 1099, 1100 ГК РФ.

Разрешая заявленные исковые требования, суд правомерно исходил из того, что определением судебной коллегии по уголовным делам Закарпатского областного суда в 1975 г. за распространение в состоянии невменяемости в устной и письменной форме заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, то есть за совершение общественно опасного деяния, предусмотренного ст. 187-1 УК УССР (ст. 190-1 УК РСФСР) к В. были применены меры медицинского характера в виде помещения в психиатрическую больницу специального типа; определением этого же суда от 31.07.1981 г. В. был переведен в психиатрическую больницу общего типа; определением Мглинского районного суда Брянской области от 23.04.1982 г. принудительное лечение В. было отменено с направлением на лечение на общих основаниях; определением Верховного Суда УССР от 27.09.1988 г. указанные определения Закарпатского областного суда в отношении В. были отменены, дело производством прекращено за отсутствием в его действиях состава общественно опасного деяния с освобождением его от лечения в психиатрической больнице; постановлением Президиума Брянского областного суда от 30.05.2001 г. определение Мглинского районного суда Брянской области от 23.04.1982 г. в отношении В. было отменено и дело производством прекращено; все постановленные судебные решения о применении к В. принудительных мер медицинского характера в виде помещения в психиатрические учреждения, направлении туда на излечение на общих основаниях были признаны незаконными и отменены, о чем Брянской областной прокуратурой выдана справка. Конституционным Судом Российской Федерации, куда истец обращался с заявлением, было установлено, что В. в связи с применением к нему мер медицинского характера находился в психиатрических больницах специального и общего типа; уголовное законодательство (УК РСФСР в редакции 1961 г.), по которому к В. были применены меры медицинского характера, не содержало термина "тюремная больница", предназначенная для целей лечения лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, которые в соответствии со ст. ст. 58 и 59 УК РСФСР могли быть помещены в психиатрические больницы специального и общего типа.

Из материалов дела усматривается, что истец фактически просил суд обязать ответчика законодательно приравнять понятия "спецпсихбольница" и "тюремная больница", однако суд правомерно не усмотрел предусмотренных законом оснований для удовлетворения данных требований. В случае несогласия истца с отказом органов социальной защиты и Пенсионного фонда включить в его трудовой стаж время нахождения на лечении в психиатрических больницах, направление на которое впоследствии было признано незаконным, он вправе в установленном законом порядке обжаловать данные действия. С учетом вышеуказанных норм действующего законодательства и конкретных обстоятельств дела суд пришел к правомерному выводу о том, что поставленный истцом вопрос не относится к компетенции Правительства РФ. Одновременно суд указал, что суд не вправе вмешиваться в деятельность Правительства РФ.

Разрешая требования истца о взыскании в его пользу с ответчика компенсации морального вреда, суд правомерно принял во внимание, что в соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд должен учитывать степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства; степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Взыскание компенсации морального вреда также регламентируется ст. ст. 1099, 1100 ГК РФ. Вместе с тем, суд первой инстанции не установил, а истец не представил доказательств в обоснование заявленных им требований именно к Правительству РФ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд с достаточной полнотой исследовал представленные по делу доказательства в их совокупности и пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении требований о взыскании в пользу истца компенсации морального вреда, т.к. указанные им основания не подпадают под действие ст. 1099 ГК РФ; также истец не привел и предусмотренных ст. ст. 151, 1100 ГК РФ оснований для взыскания в его пользу компенсации морального вреда, и доказательств, безусловно свидетельствующих о действиях ответчика, не предусмотренных законодательством, не доказал их обоснованность. Суд правомерно указал, что действующим законодательством не предусмотрены основания, по которым приведенные истцом доводы дают ему право на компенсацию морального вреда.

Доводы кассационной жалобы не могут служить основанием к отмене решения, поскольку судебная коллегия считает, что обстоятельства дела судом установлены полно и правильно, представленным доказательствам дана надлежащая оценка, нормы действующего законодательства применены верно. Отмена состоявшихся в отношении истца судебных постановлений не свидетельствует о необходимости взыскания в его пользу с Правительства РФ денежной компенсации причиненного ему морального вреда в размере 1700000 руб. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, установлена ст. 1070 ГК РФ, однако с такими требованиями в установленном законом порядке истец не обращался. Действия судьи, рассматривающего его заявление, истец вправе обжаловать в Квалификационную коллегию судей г. Москвы. Исковые требования судом рассмотрены в пределах заявленных; предусмотренных законом оснований для признания идентичными понятий "тюремные больницы" и "спецпсихбольницы" суд не установил, т.к. это не относится к его компетенции; действующим законодательством эти понятия идентичными не признаны. Интересы ответчика в судебном заседании представлял представитель по надлежащим образом оформленной доверенности. Кассационная жалоба истца назначена в кассационную инстанцию Московского городского суда в установленном порядке. Доводы жалобы направлены на иную оценку представленных доказательств, выводов суда, но не опровергают их. Процессуальных нарушений, которые могут служить основанием к отмене решения, судебная коллегия также не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 04 октября 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь