Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2011 г. по делу N 33-168

 

Судья: Фролова Ю.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе

председательствующего Коробейниковой Л.Н.,

судей Анисимовой В.И., Глуховой И.Л.,

при секретаре Ш.Э.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Ижевске 26 января 2011 года дело по кассационной жалобе ФИО 14 на решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 26 октября 2010 года, которым

исковые требования ФИО 1 к ФИО 2, ФИО 3 о признании права собственности на земельный участок, об определении порядка пользования земельным участком, взыскании убытков оставлены без удовлетворения.

Исковые требования ФИО 3 к ФИО 1 о прекращении права собственности ответчика на 2/3 доли пристроя, о разрешении истцу сноса пристроя с последующим распределением между истцом и ответчиком расходов по сносу, о возложении на ответчика обязанности по сносу самовольных построек, о взыскании арендной платы оставлены без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Глуховой И.Л., объяснения представителя ФИО 1 по доверенности ФИО 6, поддержавшей доводы жалобы, объяснения представителя ФИО 3 и ФИО 2 по доверенности ФИО 9, полагавшего жалобу необоснованной, Судебная коллегия

 

установила:

 

ФИО 1 обратилась в суд с иском к ФИО 2, ФИО 3 о признании права собственности на земельный участок, об определении порядка пользования земельным участком. В обоснование иска указала, что в период брака с ФИО 2 ими приобретен жилой дом по адресу: <...>, впоследствии ими был построен пеноблочный пристрой. 21.04.1990 г. супругами было оформлено свидетельство о праве собственности на указанное имущество в равных долях, затем в тот же день ими заключен договор о перераспределении долей жилого дома, в собственность истицы закреплено 2/3 доли, в собственность ФИО 2 - 1/3 доля. 10.05.1990 г. ими же заключен договор об определении порядка пользования домом и земельным участком, при этом каждый собственник вправе пользоваться земельным участком, примыкающим к той части дома, которая находится в его пользовании в соответствии с установленными долями - ФИО 2 - 1/3, ФИО 7 - 2/3. В июле 2009 г. из письма ФИО 3 истице стало известно, что последняя по договору дарения от 04.05.2009 г. является собственником 1/3 доли пристроя и 13/47 в праве собственности на земельный участок по указанному адресу. Истица полагает, что на основании договора об определении порядка пользования имуществом от 10.05.1990 г., положений ст. 35 ЗК РФ она имеет право на приобретение 2/3 доли в праве собственности на земельный участок, что составляет 376 кв. м. Поэтому истица просила признать за ней право собственности на 376 кв. м земельного участка по <...>, определить порядок пользования земельным участком по сложившемуся порядку, выделив ей 376 кв. м земельного участка, примыкающего к пристрою дома.

ФИО 3 обратилась в суд с иском к ФИО 1 о прекращении права собственности ее - на 1/3 долю, а ответчицы на 2/3 доли пристроя, о разрешении истице сноса пристроя с последующим распределением между истицей и ответчицей расходов по сносу, о возложении на ответчика обязанности по сносу самовольных построек, взыскании арендной платы. В обоснование указала, что с 30.06.2006 г. ФИО 2 являлся собственником одноэтажного жилого дома по адресу: <...>, который впоследствии был им снесен и построен новый объект - 2-этажный жилой дом (литера А), право собственности на который за ФИО 2 зарегистрировано 11.09.2008 г. Кроме того, ФИО 2 являлся собственником 1/3 доли пристроя, сеней, кладовки (литеры Б, А, К), а также единоличным собственником земельного участка, площадью 564 кв. м по вышеуказанному адресу. 1/3 доля в праве собственности на хозяйственные постройки: пристрой, сени, кладовка (литеры Б, А, К) была продана им Б.С.В. по договору от 04.06.2009 г., право собственности за ней зарегистрировано 11.06.2009 г. 04.06.2009 г. ФИО 2 подарил ФИО 3 13/47 долей в праве на земельный участок, ее право собственности зарегистрировано в установленном порядке. Ответчице ФИО 8 принадлежит право собственности на 2/3 пристроя (литера Б). Возведенные ответчицей постройки баня (литера Б1), два предбанника (литеры Б1, Б2), уборная (литера У) являются самовольными, поскольку возведены на земельном участке, ей не принадлежащем, без согласия предыдущего собственника ФИО 2 и без разрешений компетентных органов. Наличие данных построек нарушает права ФИО 3 как собственника доли земельного участка, в связи с чем, просит возложить на ответчицу обязанность по сносу этих построек на основании ст. 222 ГК РФ. Кроме того, ФИО 3 указывает, что в связи с произошедшим пожаром 03.09.2009 г. по указанному адресу пристрой получил значительные повреждения, имеет износа 74%, в связи с чем является непригодным для проживания и подлежит сносу. Полагает, что право собственности на пристрой как у нее, так и у ответчицы, на основании п. 1 ст. 235 ГК РФ должно быть прекращено. В связи с чем просит разрешить ей снос пристроя с последующим распределением расходов по сносу между сторонами спора в соответствии с из долями в праве собственности. Поскольку постройки: пристрой (литера Б), сени (литера А), гараж (литера Г3), принадлежащие ответчице в 2/3 доле, расположены на ее (ФИО 3) земельном участке, ФИО 3 просит взыскать с ответчицы арендную плату за период с 07.08.2009 г. по 07.11.2009 г. в размере 8800 руб. Договор аренды считает заключенным с ответчицей в силу ст. 441 ГК РФ, поскольку на ее предложение по заключению договора аренды ответчица не ответила отказом.

Определением от 23.12.2009 г. данные гражданские дела объединены в одно производство.

12.04.2010 г. представитель ФИО 3 по доверенности ФИО 9 исковые требования о взыскании арендной платы увеличил до 15000 руб. Дополнительно указал, что в результате пожара были полностью уничтожены предбанник (Б-3), уборная (У), требования о сносе данных строений в связи с этим доверитель не поддерживает.

ФИО 1 предъявила встречный иск к ФИО 2, ФИО 3 о признании за ней права преимущественной покупки 1/3 доли в общей долевой собственности и переводе прав и обязанностей покупателя для совместного рассмотрения с первоначальным иском ФИО 3 к ФИО 1 о прекращении права собственности, сносе самовольных построек, взыскании арендной платы.

В ходе рассмотрения дела ФИО 1 исковые требования о признании права собственности на земельный участок, об определении порядка пользования земельным участком изменила в порядке ст. 39 ГПК РФ, просила: - признать за ней право собственности на 2/3 доли, составляющей 376 кв. м земельного участка по <...>; - определить порядок пользования земельным участком в соответствии с долями, выделив ФИО 1 376 кв. м земельного участка по границе, отмеченной на плане землеустроительной экспертизы точками 3-7-8-6. Оставшуюся часть земельного участка передать в пользование ответчикам ФИО 2 и ФИО 3; - взыскать солидарно с ФИО 2 и ФИО 3 в ее пользу 300 000 руб. в счет возмещения причиненного материального ущерба, вызванного повреждением принадлежащего ей имущества; - взыскать ФИО 3 в ее пользу 150000 руб. в счет возмещения материального ущерба, причиненного повреждением 1/3 доли пристроя; - взыскать с ответчиков судебные расходы.

В дальнейшем ФИО 1 отказалась от встречных исковых требований в части требований о признании права преимущественной покупки 1/3 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: <...> и перевода на себя прав и обязанностей покупателя, а также от взыскания с ФИО 3 в пользу ФИО 2 150 000 руб. материального ущерба. Определением суда от 22.09.2010 г. принят отказ истца от данных требований и производство в указанной части прекращено.

В судебном заседании ФИО 1 остальные заявленные требования поддержала. Дополнительно пояснила, что ФИО 2, действуя недобросовестно, при оформлении права собственности на весь земельный участок представил в регистрирующий орган решение суда от 27.02.2006 г., которым признано право его собственности на дом, вместе с тем из этого решения суда усматривается наличие сособственника объектов недвижимости, расположенных на данном земельном участке, однако регистраторы не провели правовую экспертизу документов, данное обстоятельство не выявили. По требованиям об определении порядка пользования земельным участком ссылалась на заключение экспертизы, определившей единственный вариант такого порядка. Указала, что материальный ущерб связан с воспрепятствованием ФИО 2 и ФИО 3 в пользовании истицей пристроем, в связи с чем ни она, ни семья ФИО 10 с малолетними детьми, официально зарегистрированных в пристрое, не имели возможности находиться и проживать в нем. Сумма ущерба в 300000 руб. определена в связи с тем, что повреждения пристрою причинены в результате пожара, причиной которого являлся поджог, вследствие ненадлежащей охраны имущества ответчиками. Встречные требования ФИО 3 не признала.

В соответствии со ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие ФИО 3 и ФИО 2, извещенные о месте и времени судебного заседания.

Представитель ФИО 3 и ФИО 2 по доверенности ФИО 9 исковые требования ФИО 1 не признал, исковые требований ФИО 3 поддержал по доводам, изложенным в исковом заявлении. По иску ФИО 8 пояснил, что собственниками земельного участка являются ФИО 3 и ФИО 2, споров о пользовании земельным участком между ними не имеется. Доказательств причинения ответчиками материального ущерба вследствие их виновных действий истицей не представлено.

Третье лицо ФИО 10 требования ФИО 1 полагала обоснованными.

Третье лицо ФИО 10 в суд не явилась, о времени и дате судебного заседания была извещена надлежащим образом, дело рассмотрено в ее отсутствие в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе ФИО 1 просит отменить решение суда в части отказа в удовлетворении ее требований в связи с неправильным применением норм материального права, нарушением норм процессуального права, неправильным определением юридически значимых обстоятельств. Так, кассатор оспаривает выводы суда о неправильном выборе ею способа защиты нарушенного права. Указывает, что судом не учтено то обстоятельство, что нарушено право собственности истицы, а не право на оформление имущества в собственность. Суд необоснованно отверг заключение экспертизы как недостоверное доказательство ввиду отсутствия предупреждения эксперта об уголовной ответственности, тогда как обязанность по предупреждению эксперта возложена процессуальным законом на суд, а не на стороны спора. Суд неоднократно отказывал стороне истицы в представлении доказательств, подтверждающих ее материальный ущерб, вместе с тем отказал в удовлетворении данного требования ввиду недоказанности данного обстоятельства.

Изучив материалы дела, оценив доводы жалобы, Судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

Поскольку в кассационной жалобе решение суда оспаривается только в части отказа в удовлетворении исковых требований ФИО 1, Судебная коллегия в силу ч. 1 ст. 347 ГПК РФ проверяет законность решение суда в указанной части.

Как усматривается из материалов дела, 04.08.1989 г. ФИО 2 в период брака с ФИО 7 купил домовладение, состоящее из одного деревянно-рубленого жилого дома, двух гаражей и сооружений, расположенных по адресу: <...>.

21.04.1990 г. нотариусом ФИО 2 и ФИО 7 выдано свидетельство о праве собственности каждого из супругов на 1/2 долю в приобретенном в совместном имуществе в виде деревянно-рубленого жилого дома с пеноблочным пристроем, дровяника, двух гаражей и сооружения в <...>.

21.04.1990 г. между ФИО 2 и ФИО 7 заключен договор о перераспределении долей между участниками общей долевой собственности в отношении недвижимого имущества, расположенного по адресу: <...>, состоящего из деревянно-рубленого жилого дома, пеноблочного пристроя, дровяника, двух гаражей и сооружений, при этом в собственность ФИО 2 закреплена 1/3 доля жилого дома, в собственность ФИО 7 - 2/3 доли жилого дома.

10.05.1990 г. ФИО 2 и ФИО 1 заключен нотариально удостоверенный договор о порядке пользования жилым домом между участниками общей долевой собственности, согласно которого в пользование ФИО 1 перешел пеноблочный пристрой, дровяник, гараж и сооружения, а пользование ФИО 2 - деревянно-рубленый жилой дом, кухня, прихожая, гараж. Данным соглашение также предусмотрено, что каждый собственник пользуется фруктовыми деревьями и земельным участком, примыкающими к той части дома, которые находятся в его пользовании, ФИО 2 - 1/3 доли, Р.Н.В. - 2/3 доли.

Решением Октябрьского районного суда г. Ижевска 27.02.2006 г., признано право собственности ФИО 2 на жилой дом литера "А", по адресу: <...> (по техническому паспорту от 26 августа 2005 года).

Определением Октябрьского районного суда г. Ижевска от 27.02.2006 г. между ФИО 2 и ФИО 1 утверждено мировое соглашение, по которому ФИО 1 отказывается от исковых требований о разделе общего домовладения, о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права истицы, об устранении препятствий в пользовании. ФИО 2 передает ФИО 1 денежные средства в сумме 21 182 руб., а также своими силами и за свой счет обязуется построить на указанном земельном участке гараж и передать его в пользование ФИО 1.

Право собственности ФИО 2 на 1/3 долю пристроя, сеней, кладовки и сооружений (литеры Б, А, К), и право собственности на жилой дом (литера А) зарегистрировано в установленном законом порядке 30.03.2006 г.

В период 2006 - 2007 гг. на указанном земельном участке вместо прежнего жилого дома возведен двухэтажный жилой дом площадью 92,8 кв. м, право собственности на который зарегистрировано за ФИО 2 11.09.2008 г.

Право собственности на земельный участок по адресу: <...>, общей площадью 564 кв. м, также зарегистрировано за ФИО 2, о чем ему выдано свидетельство о государственной регистрации права от 13.08.2009 г.

04.05.2009 г. ФИО 2 продал ФИО 3 1/3 доли пристроя, сеней (литеры Б, А), договор купли-продажи и переход права зарегистрированы 11.06.2009 г.

04.05.2009 г. ФИО 2 подарил ФИО 3 13/47 долей земельного участка в <...>, указанный договор дарения и право собственности на 13/47 земельного участка ФИО 3, право собственности ФИО 2 на 34/47 доли земельного участка также прошло государственную регистрацию 11.06.2009 г.

ФИО 1 принадлежит на праве собственности 2/3 доли пристроя (литера Б), сеней, расположенных по адресу: <...>, данное право зарегистрировано 07.05.2009 г.

Предъявляя требования о признании права собственности на 2/3 доли земельного участка площадью 376 кв. м, ФИО 1 ссылается на принадлежность ей на праве собственности 2/3 доли расположенного на указанном участке объекта недвижимости, а также на наличие соглашения с ФИО 2 от 10.05.1990 г. о порядке пользования данным земельным участком, который не изменялся сторонами и по которому она имеет право на 2/3 доли прилегающего к пристрою дома участку.

Отказывая в удовлетворении исковых требований ФИО 1 о признании за ней права собственности на часть земельного участка, суд исходил из того, что удовлетворение требований истца без оспаривания зарегистрированного права иных лиц на данный объект недвижимости невозможно, т.е. истцом избран ненадлежащий способ защиты своего права.

Судебная коллегия находит правильными выводы суда о необоснованности данных исковых требований по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что на спорном земельном участке в <...> расположены два объекта недвижимости, поставленные на кадастровый учет как самостоятельные объекты: 1) жилой дом (литера А), находящийся в собственности ФИО 2; 2) пристрой и сени (лит. Б, А), находящиеся в общей долевой собственности ФИО 1 и ФИО 3 соответственно в размере 2/3 и 1/3 доли. Право собственности вышеуказанных лиц на данные объекты недвижимости зарегистрировано в установленном законом порядке и никем не оспаривается. Земельный участок по указанному адресу в <...> 564 кв. м находится в общей долевой собственности ФИО 2 и ФИО 3 соответственно в размере 34/47 и 13/47 доли, государственная регистрация права подтверждена свидетельствами от 11.06.2009 г. При таких обстоятельствах, учитывая, что на спорном участке находится несколько объектов недвижимости, отсутствуют основания для приобретения истицей прав на долю в указанном участке пропорционально ее доле в одном из указанных объектов недвижимости. Поэтому правомерен вывод суда о невозможности удовлетворения требований истца о признании права собственности на земельный участок определенной площадью без оспаривания правоустанавливающих документов, которые явились основанием предоставления спорного участка по указанному адресу первоначально в собственность ФИО 2, а также без оспаривания последующей сделки по отчуждению доли в указанном земельном участка третьему лицу и зарегистрированного права лиц, являющихся в настоящее время его собственниками. В этом смысле вывод суда о необоснованности требований истца в рамках избранного им способа защиты нарушенного права является правильным.

Кроме того, удовлетворение требований ФИО 1 в том виде, как они заявлены, а именно, о признании права собственности на конкретный земельный участок определенной площадью 376 кв. м возможно лишь в случае, если данный участок индивидуализирован как самостоятельный объект недвижимости, сформирован в установленной законом процедуре, установлены и описаны его границы, и при этом соблюдены предельные размеры в соответствии с видом его разрешенного использования. Поскольку земельный участок, удовлетворяющий данным требованиям отсутствует, нет оснований и для удовлетворения требований истца о признании права собственности на данный участок.

Ссылки истца на определенный нотариально удостоверенным соглашением сторон от 10.05.1990 г. порядок пользования земельным участком как основание возникновения у ФИО 1 права собственности на земельный участок площадью 376 кв. м не могут быть приняты во внимание, поскольку на момент заключения данного соглашении его стороны (ФИО 1 и ФИО 2) не являлись собственника данного участка, данное соглашение само по себе не влечет возникновение вещных прав его сторон на данный участок в определенных размерах, учитывая, что на сегодняшний день на указанном земельном участке расположены несколько объектов недвижимости, находящихся, в том числе, в собственности иных лиц (ФИО 3).

Поскольку ФИО 1 не обладает какими-либо вещными правами на спорный земельный участок, отсутствуют основания и для удовлетворения ее требований об определении порядка пользования данным участков путем предоставления в ее пользование 2/3 доли данного участка по варианту указанному в экспертном заключении. Подобный порядок, как правомерно указал суд, не учитывает того, что истица является собственником лишь 2/3 доли пристроя, а также не учитывает наличие на данном участке иного строения (жилого дома), находящегося в личной собственности ФИО 2. При таких обстоятельствах определение в пользование истца 2/3 доли спорного участка нарушает прав собственников иных расположенных на данном участке объектов недвижимости, что исключает возможность удовлетворения данный исковых требований в том виде, как они заявлены. Выводы суда в этой части мотивированы в решении и не подлежат переоценке Коллегией.

Кроме того, определение судом порядка пользования возможно в отношении объекта, находящегося в общей собственности нескольких лиц при недостижении ими соответствующего соглашения. На момент разрешения дела правами на спорный участок истица не обладает. Данный земельный участок находится в долевой собственности ФИО 3 и ФИО 2, право которых не оспорено.

Также из дела следует, что 03.08.2009 г. в частном хозяйстве по адресу: <...> произошел пожар, в результате чего были повреждены стены, частично уничтожена кровля дома, пострадало имущество второго этажа дома от пожара, имущество на первом этаже дома залито водой, в пристрое уничтожена кровля, внутренняя отделка, потолочное перекрытие, повреждены стены бани, хозпостроек, гаража (л.д. 34 т. 1).

ФИО 1 были предъявлены требования о взыскании с ответчиков материального ущерба в связи с повреждением при пожаре ее имущества в виде доли в пристрое и хозпостройках. Правовыми основаниями данных требований были указаны нормы ст.ст. 15, 1064, 1082 ГК РФ.

Отказывая в удовлетворении данных требований, суд правомерно указал на непредоставление истцом доказательства наличия предусмотренных ст. 1064 ГК РФ оснований для возмещения вреда. Так, истцом в порядке ст. 56 ГПК РФ не представлены какие-либо доказательства того, что повреждение ее недвижимого имущества в результате пожара произошло вследствие противоправных и виновных действий ответчиков, а также, что имеется причинная связь между противоправными действиями ответчиков и наступившим вредом. Также истцом не представлено ни одного доказательств в подтверждение размера причиненного материального ущерба. Выводы суда в этой части подробно изложены в решении суда, соотносятся с представленными доказательствами и признаются Судебной коллегией правильными. Доводы кассатора о нарушении судом права истца на предоставление доказательств по требованиям о возмещении материального ущерба не подтверждены материалами дела.

Все доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, всем им дана надлежащая оценка со ссылкой на примененные нормы материального права. Оснований для иных выводов и переоценки доказательств Коллегия не усматривает.

С учетом изложенного кассационная жалоба ФИО 1 не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 26 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу ФИО 1 - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь