Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2011 г. по делу N 33-169/2011

 

Судья: Долгополова Ю.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Стяжкина С.Л.,

судей Рябова Д.В., Полушкина А.В.,

с участием прокурора Борзенковой Т.А.,

при секретаре У.А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 26 января 2011 года дело по кассационной жалобе К.Г.Г. на решение Октябрьского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 1 ноября 2010 г., которым иск государственного учреждения <...> к К.Г.Г. о признании утратившей право пользования жилым помещением и выселении без предоставления другого жилого помещения удовлетворен.

К.Г.Г. признана утратившей право пользования жилым помещением по адресу: <...>.

К.Г.Г. выселена из жилого помещения по адресу: <...>, без предоставления другого жилого помещения.

Решение является основанием для снятия К.Г.Г. с регистрационного учета по вышеуказанному адресу.

С К.Г.Г. в пользу государственного учреждения <...> взысканы расходы по уплате государственной пошлины в размере 2 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Стяжкина С.Л., объяснения представителя, Я.А.В., Судебная коллегия

 

установила:

 

государственное учреждение <...> обратилось в суд с иском к К.Г.Г. о признании прекратившей право пользования служебным жилым помещением по адресу: <...> (далее по тексту - спорное жилое помещение, квартира) и выселении. Требования мотивированы следующим: спорное жилое помещение в установленном законом порядке утверждено в качестве служебного, находится в федеральной собственности, принадлежит истцу на праве оперативного управления. Служебное жилое помещение было предоставлено сотруднику Государственной противопожарной службы Я.А.В. в связи с наличием с ним трудовых отношений. Вместе с Я.А.В. в спорное жилое помещение вселились его супруга - К.Г.Г. и их дети - Я.М.А. и Я.Я.А. В 1994 г. брак между Я.А.В. и К.Г.Г. был расторгнут, в связи с чем Я.А.В. был вынужден выехать из спорного жилого помещения. В связи с прекращением семейных отношений с нанимателем служебного жилого помещения, право пользования им у ответчика также подлежит прекращению.

В суде представитель истца - З.Л.Ф. доводы и требования, изложенные в иске, поддержала, просила иск удовлетворить. Уточнила исковые требования, указав, что К.Г.Г. подлежит признанию утратившей право пользования спорным жилым помещением и выселению без предоставления другого жилого помещения.

В связи с неизвестностью места пребывания ответчика дело в порядке статьи 119 ГПК РФ рассмотрено в ее отсутствие.

Третье лицо Я.А.В. с иском согласился.

Суд вынес вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе К.Г.Г. просит решение суда отменить, указывая, что суд нарушил нормы материального права.

При рассмотрении дела Судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда в пределах доводов кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным, постановленным с правильным применением норм материального и процессуального права, правильным определением юридически значимых обстоятельств дела.

Так, суд правильно установил, что из материалов дела усматривается следующее.

Решением исполкома Октябрьского районного Совета народных депутатов г. Ижевска от 23 марта 1981 г. квартира по адресу: <...> утверждена в качестве служебной.

В 1991 г. в связи с работой Я.А.В. в Государственной противопожарной службе на основании решения жилищно-бытовой комиссии последнему была предоставлена вышеуказанная служебная квартира. Вместе с Я.А.В. в нее вселились члены его семьи - супруга К. (на тот момент имела фамилию Я.) Г.Г., сын Я.М.А. (1985 года рождения) и дочь Я.Я.А. (1989 года рождения).

Указанные лица зарегистрированы по адресу спорного жилого помещения по месту жительства с 20 мая 1991 г.

<...> брак между Я.А.В. и К.Г.Г. был расторгнут.

После расторжения брака из-за конфликтных отношений с К.Г.Г. Я.А.В. выехал из предоставленной ему служебной квартиры.

На день рассмотрения дела в суде здание по адресу: <...>, является собственностью Российской Федерации, принадлежит на праве оперативного управления истцу.

Приказом N 562 от 16 декабря 2009 г. государственное учреждение <...> переименовано в государственное учреждение <...>.

2 ноября 2009 г. между истцом (наймодатель) и Я.А.В. (наниматель) заключен договор найма служебного жилого помещения - квартиры <...>. В качестве членов семьи нанимателя в договоре найма указаны его дети - Я.М.А. и Я.Я.А.

В настоящее время в спорном жилом помещении проживают Я.М.А. и Я.Я.А.

Весной 2009 г. К.Г.Г. выехала из служебной квартиры, оставив в ней носильные вещи. Обязанности, вытекающие из договора найма служебного жилого помещения, К.Г.Г. не исполняются.

В связи с прекращением у ответчика семейных отношений с Я.А.В. истцом в ее адрес направлено предупреждение о необходимости освобождения спорного жилого помещения в срок до 31 октября 2009 г. Данное предупреждение вручено сыну К.Г.Г. - Я.М.А.

Вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Ижевска от 4 мая 2010 г. с Я-ых и К.Г.Г. солидарно взыскана задолженность по оплате спорного жилого помещения и коммунальных услуг в размере 63 456 руб. 15 коп.

Изложенные обстоятельства подтверждены в суде исследованными доказательствами.

Поскольку ответчик вселилась в спорное помещение до 1 марта 2005 г. (дата введения в действие ЖК РФ), а иск о ее выселении заявлен после введения в действие Жилищного кодекса РФ, суд при рассмотрении настоящего дела обоснованно применил положения Жилищного кодекса РФ и Жилищного кодекса РСФСР.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 92 Жилищного кодекса РФ служебные жилые помещения относятся к жилым помещениям специализированного жилищного фонда.

Назначение служебных жилых помещений определено в статье 93 ЖК РФ, согласно которой служебные жилые помещения предназначены для проживания граждан в связи с характером их трудовых отношений с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным унитарным предприятием, государственным или муниципальным учреждением, в связи с прохождением службы, в связи с назначением на государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации либо в связи с избранием на выборные должности в органы государственной власти или органы местного самоуправления.

Судом установлено, что спорное жилое помещение является служебным, между сторонами сложились отношения, вытекающие из договора найма служебного жилого помещения.

Согласно части 1 статьи 100 ЖК РФ по договору найма специализированного жилого помещения одна сторона - собственник специализированного жилого помещения (действующий от его имени уполномоченный орган государственной власти или уполномоченный орган местного самоуправления) или уполномоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне - гражданину (нанимателю) данное жилое помещение за плату во владение и пользование для временного проживания в нем.

К пользованию служебными жилыми помещениями по договорам найма таких помещений применяются правила, предусмотренные частями 2 - 4 статьи 31, статьей 65 и частями 3 и 4 статьи 67 настоящего Кодекса (часть 5 статьи 100 ЖК РФ).

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 41 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", члены семьи нанимателя специализированного жилого помещения, за исключением служебного жилого помещения, имеют равные с нанимателем права и обязанности по договору. Члены семьи нанимателя служебного жилого помещения в соответствии с частью 5 статьи 100 и частями 2 - 4 статьи 31 ЖК РФ имеют равное с нанимателем право пользования жилым помещением, если иное не установлено соглашением между ними. В случае прекращения семейных отношений между нанимателем служебного жилого помещения и членом его семьи право пользования служебным жилым помещением за бывшим членом семьи нанимателя, по общему правилу, не сохраняется (часть 4 статьи 31 ЖК РФ). Однако оно может быть сохранено за бывшим членом семьи нанимателя служебного жилого помещения по решению суда на определенный срок по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 31 ЖК РФ.

Таким образом, исходя из норм материального права, регулирующих данные правоотношения, члены семьи лица, получившего служебное помещение, не приобретают самостоятельного права пользования этим помещением, их права производны от права лица, которое получило служебное помещение.

При этом прекращение семейных отношений с нанимателем служебного жилого помещения в силу части 4 статьи 31 ЖК РФ является основанием для прекращения права пользования указанным жилым помещением у бывшего члена семьи нанимателя.

Как указано выше, нанимателем спорного жилого помещения является Я.А.В., брак которого с К.Г.Г. расторгнут <...>. Судом установлено, что соглашение о сохранении за К.Г.Г. права пользования служебным жилым помещением в случае прекращения семейных отношений с его нанимателем не заключалось.

Таким образом, семейные отношения между нанимателем служебного жилого помещения и ответчиком прекращены, что влечет за собой прекращение у последней права пользования спорным жилым помещением.

Поскольку, как указано выше, служебное жилое помещение предоставлено К.Г.Г. до введения в действие ЖК РФ, суд также правильно указал, что согласно статье 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, состоят в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации.

Пунктом 43 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" разъяснено, что статьей 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" (далее по тексту - Вводный закон) предусмотрены дополнительные гарантии для граждан, проживающих в служебных жилых помещениях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. В соответствии с названной статьей указанные граждане, состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма (часть 1 статьи 51 ЖК РФ), или имеющие право состоять на данном учете (часть 2 статьи 52 ЖК РФ), не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. Категории граждан, выселяемых из служебных жилых помещений с предоставлением другого жилого помещения, были определены статьей 108 Жилищного кодекса РСФСР.

Таким образом, не подлежат выселению из служебного жилья без предоставления других жилых помещений граждане, вселенные в них до 1 марта 2005 г., если такое выселение не допускалось ранее ЖК РСФСР, в случае их постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий или наличия права постановки на такой учет.

Статья 108 ЖК РСФСР определяла категории граждан, которые не могли быть выселены из служебного жилья без предоставления другого жилого помещения, в том числе и одинокие лица с проживающими вместе с ними несовершеннолетними детьми.

Из обстоятельств дела следует, что К.Г.Г. не относится к вышеперечисленным категориям граждан.

При этом согласно пункту 12 части 1 статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР не могли быть выселены без предоставления другого жилого помещения в случае, указанном в статье 107 этого Кодекса (выселение из служебных жилых помещений), одинокие лица с проживающими вместе с ними несовершеннолетними детьми. По состоянию на 1 марта 2005 г. К.Г.Г. являлась одиноким лицом, вместе с ней проживали ее несовершеннолетние на тот момент дети - Я.М.А. (<...> года рождения) и Я.Я.А. (<...> года рождения). Вместе с тем из содержания пункта 12 части 1 статьи 108 ЖК РСФСР следует, что достижение указанными в данной норме детьми совершеннолетнего возраста не препятствовало выселению одинокого родителя из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Поскольку на дату подачи ГУ <...> иска дети ответчицы являются совершеннолетними, положения пункта 12 части 1 статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР на последнюю не распространяются.

Из содержания статьи 13 Вводного закона, предусматривающей дополнительные гарантии для граждан, проживающих в служебных жилых помещениях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, следует, что такие граждане не могут быть выселены без предоставления другого жилого помещения при одновременном наличии двух условий: их выселение не должно допускаться законом до введения в действие ЖК РФ и такие лица должны состоять на учете нуждающихся в жилых помещениях либо иметь право состоять на таком учете.

По смыслу указанной нормы юридическое значение имеет не только тот факт, что выселение граждан, проживающих в служебном жилье, не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации.

Необходимо также, чтобы эти граждане состояли или имели право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма.

Из информации, предоставленной Администрацией г. Ижевска следует, что К.Г.Г. не состоит на учете нуждающихся в жилых помещениях.

Исследуя вопрос о том, может ли ответчик состоять на таком учете, суд исходил из нижеследующего.

В соответствии со статьей 52 ЖК РФ жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, которые приняты на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, за исключением установленных настоящим Кодексом случаев.

Состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях имеют право указанные в статье 49 настоящего Кодекса категории граждан, которые могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях. Если гражданин имеет право состоять на указанном учете по нескольким основаниям (как малоимущий гражданин и как относящийся к определенной федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации категории), по своему выбору такой гражданин может быть принят на учет по одному из этих оснований или по всем основаниям.

Согласно статье 49 ЖК РФ малоимущим гражданам, признанным по установленным настоящим Кодексом основаниям нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, жилые помещения муниципального жилищного фонда по договорам социального найма предоставляются в установленном настоящим Кодексом порядке. Малоимущими гражданами в целях настоящего Кодекса являются граждане, если они признаны таковыми органом местного самоуправления в порядке, установленном законом соответствующего субъекта Российской Федерации, с учетом дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению.

Жилые помещения жилищного фонда Российской Федерации или жилищного фонда субъекта Российской Федерации по договорам социального найма предоставляются иным определенным федеральным законом, Указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации категориям граждан, признанных по установленным настоящим Кодексом и (или) федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации основаниям нуждающимися в жилых помещениях. Данные жилые помещения предоставляются в установленном настоящим Кодексом порядке, если иной порядок не предусмотрен указанным Федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации (часть 3 статьи 49 ЖК РФ).

Таким образом, право постановки на учет нуждающихся в жилых помещениях имеют граждане, признанные малоимущими, либо граждане, относящиеся к иным определенным федеральным законом, указом Президента или законом субъекта Российской Федерации категориям. В последнем случае признание граждан малоимущими в целях постановки их на учет нуждающихся не требуется.

Судом установлено, что К.Г.Г. малоимущей не признавалась, что следует из представленного суду сообщения из органа местного самоуправления. Более того, ответчик не относятся к иным категориям граждан, определенным федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации нуждающимися в жилых помещениях (инвалиды, военнослужащие и т.д.).

В соответствии со статьями 12 и 56 ГПК РФ судом определялись обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, и распределялось бремя их доказывания. При этом на К.Г.Г. возлагалась обязанность по представлению доказательств, подтверждающих наличие предусмотренных законом оснований для сохранения за ней права пользования спорным жилым помещением, в том числе ее постановка на учет нуждающихся в жилых помещениях либо наличие права на постановку на такой учет. Доказательств перечисленных обстоятельств ответчицей суду не представлено.

Таким образом, совокупность обстоятельств, установленных статьей 13 Вводного закона, предусматривающих дополнительные гарантии для граждан, проживающих в служебных жилых помещениях, по настоящему делу не установлена.

Как указано выше, К.Г.Г. не состоит на учете нуждающихся в жилых помещениях и не имеет права состоять на таком учете.

В соответствии с частью 1 статьи 35 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Учитывая содержание приведенной выше нормы, а также то, что К.Г.Г. перестала быть членом семьи нанимателя служебного жилого помещения, в трудовых отношениях с истцом ответчик не состояла и не состоит, к льготной категории лиц, которые не могут быть выселены из служебного жилого помещения без предоставления другого жилья не относится, предупреждена истцом о необходимости освобождения служебного жилья, иск о признании ее утратившей право пользования спорным жилым помещением и выселении без предоставления другого жилого помещения подлежит удовлетворению.

В жалобе указывается на то, что суд необоснованно рассмотрел дело в отсутствие ответчика. Вместе с тем из обстоятельств дела следует, что суд в установленном законом порядке направлял в адрес ответчика по последнему известному месту жительства заказные письма с повестками о времени и месте рассмотрения дела с уведомлением, которые возвращены за истечением срока хранения. Соответственно суд правильно руководствовался в данной ситуации ст. 119 ГПК РФ.

В жалобе указано также, что суд должен был рассмотреть дело в порядке заочного производства, вместе с тем из ст. 233 ГПК РФ не следует, что суд обязан был рассмотреть дело в порядке заочного производства.

В жалобе также указано на то, что суд должен был в данной ситуации руководствоваться ст. 50 ГПК РФ и назначить адвоката.

Судебная коллегия считает и данный довод несостоятельным, поскольку в соответствии со ст. 50 ГПК РФ адвокат в качестве представителя назначается судом в случае неизвестности места жительства ответчика. В данном случае место жительство ответчика было известно, по известному месту жительства ответчик и извещался.

При таких обстоятельствах и в пределах доводов кассационной жалобы решение суда не подлежит отмене.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Октябрьского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 1 ноября 2010 года оставить без изменения в пределах доводов жалобы, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь