Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУД ЧУКОТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 января 2011 г. N 33-17/11

 

Судья суда 1 инстанции: Дело N 2-136/10
Полякова О.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам суда Чукотского автономного округа в составе:

председательствующего Кодес И.В.,

судей Кожушко М.В., Шепуленко В.В.,

при секретаре А.,

с участием истицы К.,

ответчика К.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Анадыре гражданское дело по кассационной жалобе ответчика Т., кассационной жалобе ответчика К.А. на решение Анадырского городского суда от 1 декабря 2010 года, которым постановлено:

"Исковые требования К. к Т., К.А., Администрации о взыскании стоимости пришедшего в негодность имущества в сумме 30 000 рублей; стоимости восстановительного ремонта квартиры в размере 68068 рублей, уплаченной суммы по договору об оценке стоимости ущерба по приходно-кассовому ордеру N 1 в размере 5000 рублей, уплаченной государственной пошлины - удовлетворить частично.

Взыскать солидарно с Т., К.А. в пользу К. стоимость пришедшего в негодность имущества в сумме 30 000 рублей.

Взыскать солидарно с Т., К.А. в пользу К. стоимость восстановительного ремонта квартиры в размере 67 308 рублей.

Взыскать солидарно с Т., К.А. в пользу К. уплаченную сумму по договору об оценке стоимости ущерба по приходно-кассовому ордеру N 1 в размере 5000 рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований К. к Т., К.А., Администрации - отказать.

Взыскать солидарно с Т., К.А. в пользу К. расходы по уплате государственной пошлины в размере 3317 рублей".

Заслушав доклад судьи Шепуленко В.В., судебная коллегия

 

установила:

 

К. обратилась в Анадырский городской суд с иском к Т. о взыскании стоимости пришедшего в негодность имущества в сумме 30000 рублей, стоимости восстановительного ремонта квартиры в сумме 68068 рублей, а также уплаченной при подаче искового заявления государственной пошлины. Иск обосновала тем, что по вине ответчика, проживающего в квартире, расположенной этажом выше, 31 июля 2009 года произошел залив ее квартиры в том же доме.

Определением Анадырского городского суда от 16 апреля 2010 года к участию в деле в качестве соответчика привлечена супруга ответчика К.А., и в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика - управляющая компания (т. 1 л.д. 99).

Определением от 15 октября 2010 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, привлечено ООО (т. 2 л.д. 136).

Определением Анадырского городского суда от 15 ноября 2010 года к участию в деле в качестве соответчика привлечена Администрация (т. 2 л.д. 158).

Судом постановлено решение, резолютивная часть которого приведена выше.

В кассационной жалобе ответчик Т. указывает на свое несогласие с решением суда, полагая, что противоправность поведения ответчиков, причинно-следственная связь между наступлением вреда и поведением ответчиков, а также размер причиненного ущерба не подтверждены материалами дела. Вместе с тем доказано отсутствие вины ответчиков. Просит решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

В кассационной жалобе на решение суда ответчик К.А. указывает на свое несогласие с ним в связи с недоказанностью противоправного поведения ответчиков и отсутствием их вины. Просит решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

В возражениях на кассационные жалобы ответчиков Т. и К.А. истица К. указывает, что доводы кассационных жалоб повторяют их доводы, изложенные в возражениях на исковое заявление, которым суд первой инстанции дал всестороннюю оценку. Просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, кассационные жалобы ответчиков без удовлетворения.

В судебном заседании коллегии ответчик К.А. поддержала свою кассационную жалобу по изложенным в ней основаниям.

Истица К. в судебном заседании коллегии просила решение суда первой инстанции оставить без изменения, кассационные жалобы ответчиков без удовлетворения.

Изучив материалы дела, оценив имеющиеся в нем доказательства, заслушав истицу, ответчика К.А., проверив решение суда первой инстанции в соответствии с частью 1 статьи 347 ГПК РФ исходя из доводов кассационных жалоб ответчиков, оценив эти доводы, коллегия приходит к следующему.

Судом в целом полно и правильно определены юридически значимые обстоятельства спора, представленным сторонами доказательствам дана надлежащая правовая оценка, с которой коллегия согласна и не находит оснований повторно приводить ее в настоящем определении.

Коллегия находит необоснованными доводы кассационных жалоб ответчиков Т. и К.А. о том, что вывод суда первой инстанции о наличии причинно-следственной связи между противоправным поведением ответчиков и нанесением ущерба имуществу истицы, не соответствует фактическим обстоятельствам и не подтвержден материалами дела.

Согласно частям 1 и 2 статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Из данной правовой нормы следует, что ответственность за причинение вреда наступает при совокупности условий, которая включает наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда, а также причинно-следственную связь между этими противоправными действиями и наступившими неблагоприятными последствиями.

Судом первой инстанции совокупность всех этих условий установлена, и выводы суда об этом подтверждены материалами дела.

Из имеющегося в материалах дела комиссионного акта осмотра квартиры от 5 августа 2009 года, утвержденного генеральным директором управляющей компании, следует, что в квартире наблюдаются следы от проникновения влаги через междуэтажное перекрытие в помещении санузла, в коридоре, в маленькой комнате. В результате чего нарушена окраска потолка водоэмульсионными составами, повреждена проводка. В коридоре нарушено обойное покрытие потолка и стен, повреждено покрытие пола из линолеума. В маленькой комнате нарушено обойное покрытие стен и потолка. Причиной залива в данном акте указан порыв гибкой подводки водоснабжения к сливному бачку в квартире (т. 1 л.д. 9).

Причина залива квартиры установлена комиссией, как следует из акта от 5 августа 2009 года, на основании карточки контроля качества выполненных заявок от населения и профилактических осмотров аварийно-диспетчерской службы ООО от 31 июля 2009 года. Из данной карточки следует, что в квартире 31 июля 2009 года лопнул шланг на компакт бачке (т. 1 л.д. 10).

Из комиссионного акта обследования квартиры, расположенной в доме от 16 сентября 2009 года следует, что в этом жилом помещении наблюдаются следы от проникновения влаги через междуэтажное перекрытие из вышерасположенной квартиры, в результате чего нарушено обойное покрытие стен и потолка, наблюдаются плесневые образования, нарушена окраска пола, деформировано дощатое покрытие пола, в нерабочем состоянии электропроводка, нарушен штукатурный слой потолка и стен, деформировано дверное полотно (т. 1 л.д. 12 - 13).

В своих возражениях на исковое заявление К., ответчики Т. и К.А. также указывали, что 31 июля 2009 года в их квартире произошла авария, в результате которой оказалась затопленной нижерасположенная квартира, в которой проживает истица. Со слов работников аварийно-диспетчерской службы они узнали, что причиной аварии явилось то, что лопнул шланг гибкой подводки водоснабжения к сливному бачку унитаза (т. 1 л.д. 106, 111).

При таких обстоятельствах коллегия находит соответствующим фактическим обстоятельствам дела и подтвержденным материалами дела вывод суда первой инстанции о том, что повреждения жилому помещению истицы причинены вследствие залива из вышерасположенной квартиры.

Как следует из справки о характеристиках и принадлежности объекта от 01-14/3451 от 24 ноября 2010 года, выданной ГП ЧАО "Чукотский центр технической инвентаризации", выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущества и сделок с ним, квартира является муниципальной собственностью (т. 2 л.д. 242, 246). На основании ордера N 2101 от 17 мая 2001 года указанное жилое помещение было предоставлено Т. и членам его семьи: К.А., а с Т. заключен договор социального найма жилого помещения (т. 1 л.д. 87 - 89).

В соответствии со статьей 672 ГК РФ в государственном и муниципальном жилищном фонде социального использования жилые помещения предоставляются гражданам по договору социального найма жилого помещения.

Договор социального найма жилого помещения заключается по основаниям, на условиях и в порядке, предусмотренных жилищным законодательством.

Согласно статьи 61 ЖК РФ пользование жилым помещением по договору социального найма осуществляется в соответствии с указанным Кодексом и договором социального найма данного жилого помещения.

Статья 678 ГК РФ относит к обязанности нанимателя обеспечение сохранности жилого помещения и поддержание жилого помещения в надлежащем состоянии, в связи с чем осуществление текущего ремонта жилого помещения также является обязанностью нанимателя.

Частью 3 статьи 67 ЖК РФ установлено, что наниматель жилого помещения по договору социального найма обязан: обеспечивать сохранность жилого помещения, поддерживать надлежащее состояние жилого помещения, проводить текущий ремонт жилого помещения.

Согласно пункту 10 Правил пользования жилыми помещениями, утвержденными постановлением Правительства РФ от 21 января 2006 года N 25, в качестве пользователя жилым помещением наниматель обязан: осуществлять пользование жилым помещением с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в жилом помещении граждан, соседей; поддерживать надлежащее состояние жилого помещения; обеспечивать сохранность санитарно-технического и иного оборудования; немедленно принимать возможные меры к устранению обнаруженных неисправностей жилого помещения или санитарно-технического и иного оборудования, находящегося в нем; производить текущий ремонт жилого помещения; осуществлять пользование жилым помещением с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в жилом помещении граждан и соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательств.

Согласно пункту 3.8 Постановления Госстроя РФ от 05.03.2004 N 15/1 "Об утверждении и введении в действие Методики определения стоимости строительной продукции на территории Российской Федерации", предупредительный (текущий) ремонт заключается в систематически и своевременно проводимых работах по предупреждению износа конструкций, отделки, инженерного оборудования, а также работах по устранению мелких повреждений и неисправностей.

Из приведенных правовых норм следует, что ответственность за состояние сантехнического оборудования, расположенного в жилых помещениях, возложена на нанимателей этих жилых помещений, в данном случае на Т. и К.А.

В связи с этим коллегия находит правильным вывод суда первой инстанции в решении о том, что ответственность за состояние санитарно-технического оборудования в квартире, в том числе и гибкого шланга к смывному бачку, как составляющей этого оборудования, несет наниматель жилого помещения.

В соответствии с Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденными постановлением Госстроя РФ N 170 от 27 сентября 2003 года, в обязанность организаций по обслуживанию жилищного фонда входит проведение технических осмотров жилых зданий.

Согласно перечню работ по содержанию жилых домов (Приложение N 4 к указанным Правилам), при проведении технических осмотров устраняются незначительные неисправности в системах водопровода и канализации (смена прокладок в водопроводных кранах, уплотнение сгонов, устранение засоров, регулировка смывных бачков, крепление санитарно-технических приборов, прочистка сифонов, притирка пробочных кранов в смесителях, набивка сальников, смена поплавка-шара, замена резиновых прокладок у колокола и шарового клапана, установка ограничителей - дроссельных шайб, очистка бачка от известковых отложений и др.).

Согласно приложению 1 к этим же Правилам "Периодичность плановых и частичных осмотров элементов помещений зданий" осмотры с целью проверки холодного и горячего водоснабжения, а также канализации проводятся слесарями-сантехниками по мере необходимости.

Таким образом, поскольку ответственность за надлежащее состояние санитарно-технического оборудования в жилом помещении возложена на нанимателя этого жилого помещения, необходимость осмотра, в том числе и санитарно-технических приборов, должна определяться нанимателем жилого помещения.

Из комиссионного акта обследования жилого помещения, расположенного в городе от 16 сентября 2009 года, следует, что замены внутренних инженерных сетей в многоквартирном доме производилась в 2003 году силами подрядной организации (т. 1 л.д. 13).

В своих возражениях на исковое заявление К., ответчик К.А. также указала, что в 2003 году в их квартире произошла замена систем водоснабжения и отопления. Одновременно произошла замена унитаза со сливным бачком, со всеми комплектующими деталями, включая гибкий шланг подачи воды (т. 1 л.д. 107).

Допрошенный в судебном заседании по настоящему делу 9 июня 2010 года мастер аварийно-диспетчерской службы пояснил, что за состоянием шланга гибкой подводки воды к сливному бачку унитаза должен следить квартиросъемщик, поскольку эта составляющая санитарно-технического оборудования не относится к общедомовому имуществу. Порыв шланга часто бывает причиной аварий, которые можно предотвратить только в случае его постоянной замены. На любые работы, детали, устройства, связанные с водой, устанавливается гарантийный срок 1 год. Многое зависит от воды, чем она недоброкачественней, тем меньше и срок эксплуатации шланга. Свидетель также пояснил, что причиной отрыва шланга, скорее всего явилась сгнившая гайка (т. 2 л.д. 34).

Допрошенный в судебном заседании 18 октября 2010 года в качестве свидетеля сантехник, пояснил, что 31 июля 2009 года он был дежурным слесарем и приезжал по заявке в квартиру. Приехав, он отключил воду, снял вентиль к бачку - шланг висел. Он отвинтил гайку, которая рассыпалась у него в руках, а затем установил другой шланг. Свидетель пояснил, что фактически эти шланги служат не более двух лет в связи с плохим качеством воды в городе Анадыре. Данный свидетель также пояснил, что сотрудники АДС проводят обследование санитарно-технического оборудования в квартирах, если есть заявления. К К.А. с таким обследованием они не приходили (т. 2 л.д. 134 - 135).

Ответчики Т. и К.А. не предоставили суду доказательств того, что они обращались в обслуживающую организацию с заявлением о проведении планового осмотра сантехнического оборудования и инженерных сетей после их плановой замены в 2003 году вплоть до момента аварии в 2009 году.

При таких обстоятельствах ответчики, как наниматели квартиры, не в полной мере выполняли возложенную на них обязанность следить за состоянием санитарно-технического оборудования, расположенного в их квартире. Тот факт, что ответчики своевременно не приняли мер к организации периодического осмотра санитарно-технического оборудования, повлек за собой залив ниже расположенной квартиры истицы с причинением ущерба, обязанность по возмещению которого лежит на причинителях вреда, в данном случае Т. и К.А.

Учитывая изложенное, коллегия приходит к выводу о том, что причинно-следственная связь между наступлением вреда и противоправным поведением ответчиков подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств, а довод кассационных жалоб ответчиков об обратном, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Коллегия находит несостоятельным довод кассационных жалоб ответчиков Т. и К.А. о том, что суд необоснованно признал доказанным размер причиненного вреда, поскольку основал свои выводы на ненадлежащих доказательствах.

В соответствии со статьей 59 ГПК РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела.

При этом обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (статья 60 ГПК РФ).

Как следует из материалов дела, свой вывод о размере причиненного истице ущерба суд первой инстанции обосновал на доказательствах, соответствующих требованиям относимости и допустимости.

Так, из материалов дела следует, что 16 сентября 2009 года комиссией с участием представителя Государственной жилищной инспекции ЧАО, Администрации и управляющей компании проведено обследование жилого помещения, расположенного по адресу: ***. По результатам обследования составлен акт, из которого видно, что в данном жилом помещении наблюдаются следы от проникновения влаги через междуэтажное перекрытие из вышерасположенной квартиры в результате чего:

в жилой комнате, площадью 10,2 кв. метров:

нарушены обойное покрытие стен, потолка - 100%; визуально наблюдаются плесневые образования; окраска пола - 100%; деформировано дощатое покрытие пола отдельными местами, площадью до 50%; в нерабочем состоянии электропроводка; нарушен штукатурный слой потолка, стен отдельными местами, площадью до 20%;

в жилой комнате, площадью 16,4 кв. метра:

в нерабочем состоянии электропроводка;

в помещении кухни:

нарушены покрытие пола из ДВП, линолеума; обойное покрытие стен, площадью 100%; визуально наблюдаются следы плесневых образований; нарушен штукатурный слой потолка, стен отдельными местами, площадью до 20%;

в коридоре:

частично нарушено обойное покрытие потолка и стен, площадью 100%, визуально наблюдаются следы плесневых образований; нарушено обойное покрытие встроенных шкафов; с внутренней стороны встроенных шкафов наблюдаются следы плесневых образований; нарушен штукатурный слой потолка и стен, площадью до 50%; нарушено покрытие пола из ДВП, линолеума, площадью 100%; деформировано дверное полотно, также наблюдаются следы плесневых образований;

в помещении совмещенного санузла:

нарушены окраска потолка и части стен водоэмульсионными составами; штукатурный слой потолка, стен отдельными местами, площадью - 30%.

Причиной залива является порыв гибкой подводки водоснабжения к смывному бачку в вышерасположенной квартире N 8 (т. 1 л.д. 12 - 13).

Таким образом, в указанном акте определен объем причиненных жилому помещению истицы повреждений, установлена их причина - залив из вышерасположенной квартиры, причина залива указана - порыв гибкой подводки водоснабжения к смывному бачку в квартире N 8.

Согласно договору на выполнение ремонтных работ от 23 сентября 2009 года, заключенному между К. (заказчиком) и. (подрядчиком), подрядчик обязуется по поручению заказчика своими силами и средствами выполнить работы по ремонту квартиры, расположенной по адресу: Общая стоимость поручаемых подрядчику работ по договору составляет 25 000 рублей.

В соответствии с актом о приемке выполненных работ от 1 октября 2009 года подрядчиком были выполнены следующие работы по данному договору: оклейка обоями стен по монолитной штукатурке и бетону в спальне; ремонт дощатых покрытий, сплачивание со вставкой реек в комнате; устройство покрытий из линолеума с рисунком; устройство плинтусов; ремонт штукатурки потолка; оклейка потолков плиткой; устройство оснований под покрытие пола из ДВП в кухне; устройство покрытий из линолеума; устройство плинтусов; оклейка потолков плиткой; оклейка обоями стен коридора, устройство оснований под покрытие пола в коридоре; устройство покрытий из линолеума в коридоре; устройство плинтусов в коридоре; окраска потолков в ванной (т. 1 л.д. 30 - 32).

При таких обстоятельствах, работы, выполненные согласно акту выполненных работ, соответствуют повреждениям, отраженным в акте обследования жилого помещения, расположенного по адресу: ***, от 16 сентября 2010 года.

Представленными в материалах дела чеками и квитанциями подтверждено, что для проведения ремонта истицей приобретены строительные материалы на сумму 39973 рубля; произведена оплата за прокладку электрокабеля - 2775 рублей, за работу по обивке дверей - 320 рублей; 25 000 рублей выплачено за проведение ремонтных работ (т. 1 л.д. 33 - 41). Таким образом, истицей документально подтверждена сумма затрат на проведение восстановительного ремонта после залива квартиры в размере 68068 рублей.

Свидетель, допрошенный в судебных заседаниях 8 - 9 июня и 29 ноября 2010 года по настоящему делу показал, что он является строителем, производил ремонт в квартире истицы после затопления. За свою работу он получил 25 000 рублей. Ремонт был произведен в туалете и ванной комнате. Там шпаклевали, грунтовали, плитку установили на потолке, прежде промыв его. Кроме этого, меняли линолеум в спальне, коридоре и на кухне и установили плинтус. Все строительные материалы, приобретенные истицей К., были потрачены на проведение восстановительного ремонта в ее квартире (т. 2 л.д. 31 - 32, т. 3 л.д. 3 - 5).

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля. показал, что он производил оценку квартиры истицы после проведенного ею ремонта, стоимость ущерба определял исходя из фактически затраченных истицей строительных материалов и денежных средств на их приобретение. По его оценке размер ущерба составил 68068 рублей (т. 3 л.д. 5).

Обобщая вышеизложенное, коллегия приходит к выводу, что все указанные доказательства содержат сведения об обстоятельствах, связанных с заливом квартиры истицы, в связи с чем они соответствуют требованиям относимости. Информация, которая содержится в этих доказательствах, а также показания свидетелей, данные ими об обстоятельствах настоящего дела, у коллегии сомнений в достоверности не вызывают, связи с чем они соответствуют требованиям о допустимости доказательств.

Довод ответчика К.А. в кассационной жалобе о том, что акты осмотра жилого помещения от 5 августа и 16 сентября 2009 года составлены с грубым нарушением требований, предъявляемых к таким актам, коллегия находит немотивированным, поскольку К.А. не указан закон, которым предусмотрены требования к составлению такого рода документов, а коллегии такой закон неизвестен.

В соответствии со статьей 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

В связи с этим, вывод суда первой инстанции в решении о том, что с ответчиков Т. и К.А. подлежат взысканию денежные средства, потраченные К. на проведение восстановительного ремонта, соответствует закону и фактическим обстоятельствам дела.

Коллегия не может признать состоятельным довод кассационных жалоб ответчиков Т. и К.А. о том, что суд необоснованно взыскал стоимость пришедшего в негодность имущества в сумме 30 000 рублей, поскольку истица не доказала размер причиненного ущерба вещам.

В соответствии с частью 1 статьи 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Как следует из материалов дела, 20 сентября 2009 года товароведом. были осмотрены одежда и обувь, находящиеся в квартире. В том числе были осмотрены: дубленка мужская из натурального меха темно - зеленого цвета, дубленка женская с капюшоном из натурального меха, цвет коричневый. При осмотре обнаружена плесень почти по всей поверхности изделий, кожа деформирована и имеет характерный запах сырости и плесени. При визуальном осмотре установлено, что эта одежда не новая, однако без следов потертостей и разрывов. Причиной возникновения имеющихся дефектов указано воздействие на изделия влаги (воды). В акте сделан вывод, что осмотренные изделия к дальнейшей носке не пригодны. По результатам осмотра был составлен акт (т. 1 л.д. 14 - 15).

В судебном заседании 18 октября 2010 года допрошенная в качестве свидетеля. подтвердила информацию, содержащуюся в акте (т. 1 л.д. 134).

Из акта осмотра от 24 марта 2010 года N 11 составленного индивидуальным предпринимателем следует, что мужская дубленка из натурального меха, темно - зеленого цвета и женская дубленка с капюшоном из натурального меха, цвет коричневый, имеют по всей поверхности следы плесени, местами деформация и загрубение кожи, окраска неровна, характерный запах. Все дефекты получены в результате значительного намокания. Художественно-эстетические свойства изделий нарушены (т. 1 л.д. 75).

Допрошенный в судебном заседании 8 июня 2010 года в качестве свидетеля. пояснил, что он является соседом истицы К., которая оставила ему ключи от квартиры, уехав в отпуск в 2009 году, чтобы поливать цветы. Когда произошло затопление квартиры истицы из вышерасположенной квартиры, намокло все, кроме зала, в том числе и находящаяся на антресолях одежда и обувь были залиты водой. Несмотря на то, что он принял меры по устранению последствий залива, все равно вещи пришли в негодность. Вся одежда деформировалась, покоробилась и покрылась плесенью, имела неприятный запах сырости (т. 1 л.д. 77, т. 2 л.д. 32 - 33).

Таким образом, материалами дела подтверждено, что в результате аварии, произошедшей по вине ответчиков 31 июля 2009 года, пришли в негодность мужская и женская дубленки из натурального меха, что повлекло причинение истице убытков в размере стоимости утраченного имущества.

В соответствии со статьей 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

Истица просила взыскать с ответчиков за две поврежденные дубленки, непригодные к дальнейшей носке, 30000 рублей, указывая на то, что они не были новыми на момент аварии.

В обоснование размера ущерба истицей в судебное заседание представлены: справка ИП от 25 марта 2010 г. о том, что стоимость дубленки мужской натуральной в магазине "Валентина" на 25 марта 2010 года составляет 18 000 рублей; женской дубленки с капюшоном 44 - 46 размер - 15 000 рублей (т. 1 л.д. 76); справка ИП магазин "Надежда", в которой указано, что на 30 ноября 2010 г. стоимость женской дубленки из натурального меха составляет 28 000 рублей, стоимость дубленки мужской из натурального меха, женской дубленки из натурального меха в 2006 году составляла 27 000 рублей и 30 000 рублей, соответственно (т. 2 л.д. 251).

Следовательно, в настоящее время для восстановления своего нарушенного права и приобретения новых дубленок истице необходимо в среднем затратить 20000 рублей на одну дубленку.

При таких обстоятельствах взыскание судом первой инстанции в пользу истицы в возмещение реального ущерба 30000 рублей обеспечило восстановление ее нарушенного права, однако не привело к неосновательному обогащению истицы, поскольку размер взысканных денежных сумм явно не превышает стоимость поврежденного имущества на момент причинения вреда.

Обобщая вышеизложенное, коллегия находит вывод суда первой инстанции в решении о том, что размер причиненных К. убытков в результате повреждения дубленок мужской и женской, подтвержден материалами дела, а довод кассационных жалоб ответчиков об обратном - не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Коллегия находит необоснованным довод кассационной жалобы ответчика К.А. о том, что суд, взыскав с ответчиков сумму в 5000 рублей, уплаченную истицей по договору об оценке стоимости ущерба, не принял во внимание возражения ответчиков о том, что паспорт оценки не является доказательством по делу.

В соответствии со статьей 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Как следует из материалов дела, паспорт оценки квартиры истицы, составленный оценщиком был представлен К. как одно из доказательств нанесенного ущерба ее жилому помещению и принят судом первой инстанции в качестве такового.

Согласно договору об оценке ущерба и приходного кассового ордера N 1 от 8 июня 2010 года К. оплатила услуги оценщика в размере 5000 рублей (т. 2 л.д. 1 - 5).

Частью 1 статьи 88 ГПК РФ установлено, что судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

К издержкам, связанным с рассмотрением дела относятся, в том числе, расходы на производство осмотра на месте, и другие признанные судом необходимыми расходы (статья 94 ГПК РФ).

Согласно части 1 статьи 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в данной статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Из приведенных выше норм процессуального закона следует, что присуждение стороне понесенных ею судебных расходов, а также их размер, зависит от их связи с рассматриваемым делом, а также от размера удовлетворенных требований, в связи с тем, что исчисляется пропорционально ему.

Поскольку расходы в сумме 5000 рублей произведены К. в связи с оплатой услуг оценщика по подготовке паспорта оценки, который был принят судом в качестве доказательства, указанные расходы подлежат возмещению в соответствии со статьей 98 ГПК РФ.

Вместе с тем, коллегия не может согласиться, что суд сумму судебных издержек в размере 5000 рублей взыскал с ответчиков Т. и К.А. в пользу К. в полном объеме.

Из содержания искового заявления следует, что К. заявила ко взысканию 30 000 рублей - стоимость пришедшего в негодность имущества, а также 68068 рублей - стоимость восстановительного ремонта, а всего 98068 рублей. Обжалуемым решением требования истицы удовлетворены частично, в ее пользу взыскано с ответчиков 30 000 рублей - стоимость пришедшего в негодность имущества, 67308 рублей - стоимость восстановительного ремонта, а всего 97308 рублей. Таким образом, истице отказано во взыскании 760 рублей.

С учетом положений приведенной выше статьи 98 ГПК РФ с ответчиков по делу следовало взыскать понесенные истицей судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, то есть 4961 рублей (97308*5000/98068).

Допущенное судом первой инстанции неправильное применение норм процессуального права не может в силу части 1 статьи 364 ГПК РФ являться основанием для отмены решения суда, поскольку это не привело и не могло привести к неправильному разрешению дела.

Учитывая, что все обстоятельства установлены коллегией на основании имеющихся доказательств, коллегия находит возможным в соответствии со статьей 362 ГПК РФ изменить решение суда в части распределения судебных расходов, не передавая дело в этой части на новое рассмотрение, и уменьшить сумму судебных расходов, подлежащую взысканию с ответчиков, до 4961 рубля.

Коллегия находит необоснованным довод кассационной жалобы ответчика К.А. о том, что судом не исследовался вопрос о правопреемнике МУП, с которым ответчик Т. заключал 21 мая 2001 года договор социального найма.

Суд первой инстанции в решении пришел к правильному выводу о том, что в соответствии с действующим законодательством за состояние санитарно-технического оборудования в квартире несет ответственность наниматель, а не наймодатель жилого помещения.

В связи с этим, вопрос о том, кто является правопреемником наймодателя по договору социального найма жилого помещения, расположенного по адресу: ***, заключенного между Т. и МУП ко дню рассмотрения спора судом, в данном деле юридического значения не имеет, и не подлежал выяснению судом.

Довод кассационной жалобы К.А. о том, что Администрация, являющаяся одновременно собственником и наймодателем жилого помещения, в котором проживают ответчики, должна нести бремя содержания этого жилого помещения, не может служить основанием для возложения на Администрацию обязанности по возмещению ущерба, причиненного истице.

Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии вины ответчиков - нанимателей жилого помещения в причинении ущерба истице в результате ненадлежащего выполнения ответчиками обязанностей, которые законом возложены на нанимателя жилого помещения. В связи с этим собственник и наймодатель этого жилого помещения не могут нести ответственность перед истицей по возмещению этого ущерба в силу части 1 статьи 1064 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Анадырского городского суда от 1 декабря 2010 года по настоящему делу изменить.

Абзац четвертый резолютивной части решения изложить в следующей редакции:

"Взыскать солидарно с Т., К.А. в пользу К. уплаченную сумму по договору об оценке стоимости ущерба в размере 4961 рубль".

В остальной части решение оставить без изменения, кассационные жалобы ответчиков Т. и К.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

И.В.КОДЕС

 

Судьи

М.В.КОЖУШКО

В.В.ШЕПУЛЕНКО

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь