Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ РОСТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 января 2011 г. по делу N 44-г-14

 

Президиум Ростовского областного суда в составе:

председательствующего Золотаревой Е.А.,

членов президиума Бахтиной С.В., Кречун Н.И.,

Огульчанского М.И., Рафаэлова Л.М., Юровой Т.В.,

рассмотрев дело по иску М.А., М.Э. к М.А., М.Е.М. о взыскании денежной компенсации за участие в строительстве дома,

переданное в суд надзорной инстанции на основании определения судьи Ростовского областного суда Коробковой Л.В. от 22 декабря 2010 г., вынесенного по надзорной жалобе М.А. и М.Э. на решение Зерноградского районного суда от 17 июня 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда 9 августа 2010 г.,

по докладу судьи Ростовского областного суда Коробковой Л.В.,

 

установил:

 

Супруги М.А. и М.Э. обратились в суд с указанным иском, в котором (с учетом изменения размера исковых требований) просили взыскать в их пользу с М.А. - 1976582,94 руб., с М.Е.М. - 2470074,99 руб., ссылаясь на то, что на предоставленном для строительства их сыну М.А. земельном участке по ул. ... г. ... в период с 1997 г. по 2007 г. на средства и силами истцов были возведены жилой дом (находящийся в периоде строительства) и хозяйственные постройки. При разделе в судебном порядке имущества, нажитого ответчиками в браке, право собственности на это имущество признано за ответчиками в равных долях, а потому каждый из них должен возместить истцам соответствующую часть понесенных истцами затрат на строительство.

Ответчик М.А. иск признал.

Ответчица М.Е.М. иск не признала.

Дело неоднократно рассматривалось судом.

Решением Зерноградского районного суда от 17 июня 2010 г. иск удовлетворен частично. С каждого из ответчиков в пользу истцов взыскана денежная компенсация за участие в строительстве дома в сумме 80219 руб. 43 коп. и судебные расходы по проведению экспертиз в сумме 959 руб., а всего по 81178 руб. 43 коп.; в остальной части иска отказано.

Кроме того, с М.Э. в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина по делу в размере 16795 руб. 60 коп.; с М.А. и М.Е.М. в доход местного бюджета взыскана госпошлина по 1602 руб. 20 коп. с каждого.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 9 августа 2010 г. это решение оставлено без изменения, а кассационная жалоба М.А. и М.Э. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе, поступившей в Ростовский областной суд 6 октября 2010 г., М.А. и М.Э. просят об отмене указанных судебных постановлений в части отказа в удовлетворении их требований, считая их незаконными и необоснованными, вынесенными с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Заявители надзорной жалобы ссылаются на то, что суд первой инстанции в нарушение требований ст. ст. 55, 60 ГПК РФ пришел к незаконному выводу о недопустимости использования в данном деле иных, кроме письменных, доказательств, а кассационная инстанция соответствующий довод кассационной жалобы оставила без внимания.

По мнению заявителей, при оценке свидетельских показаний суд первой инстанции исходил из того, что ни один из допрошенных свидетелей не указал точное количество строительных материалов и денежную сумму, затраченную истцами, тогда как такие суждения противоречат материалам дела; совокупность представленных доказательств истцы считают достаточной для установления стоимости строительно-монтажных работ, выполненных их силами и за их средства, а также для установления стоимости приобретенных ими строительных материалов, использованных для строительства.

Кроме того, в жалобе указывается на то, что суд в нарушение ч. 4 ст. 198 ГПК РФ не дал никакой оценки расчету, представленному истцами, и не указал, в чем заключается его порочность; заключение эксперта оценено необъективно, а ходатайство истцов о вызове эксперта для допроса в судебном заседании с целью устранения недостатков экспертизы отклонено безмотивно, чем существенно нарушено право истцов на представление доказательств.

Заявители не согласны с выводами судов первой и кассационной инстанций в части отказа в компенсации стоимости тех работ, которые истцами выполнены самостоятельно. Они указывают на то, что выполнение части строительно-монтажных работ силами самих истцов не уменьшает стоимость дома - стоимость неосновательного обогащения ответчиков.

В жалобе указывается также на неправильное применение норм налогового и гражданского процессуального законодательства при распределении обязанностей сторон по оплате государственной пошлины.

Ознакомившись с материалами дела, обсудив доводы надзорной жалобы, выслушав объяснения М.Э., М.А. и их представителя адвоката Тищенко А.А., поддержавших доводы надзорной жалобы, президиум пришел к следующим выводам.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В силу ч. 1.1 ст. 390 ГПК РФ при рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорной жалобы или представления прокурора. В интересах законности суд надзорной инстанции вправе выйти за пределы доводов надзорной жалобы или представления прокурора. При этом суд надзорной инстанции не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются.

По смыслу статьи 387 ГПК РФ во взаимосвязи с положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод существенным нарушением, являющимся основанием для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, в отличие от оснований отмены судебных постановлений в кассационном порядке, может быть признано не всякое нарушение норм материального и процессуального права из числа указанных в статьях 363 и 364 ГПК РФ.

Суд надзорной инстанции полномочен разрешать только вопросы права на основе имеющихся в деле материалов и не имеет права переоценки доказательств с точки зрения их достаточности или достоверности и установления фактов, которые не были установлены судами первой или кассационной инстанций.

Вместе с тем, суд надзорной инстанции должен проверять правильность установления обстоятельств дела с точки зрения соблюдения нижестоящими судами норм процессуального права, регулирующих порядок их представления, исследования и оценки. С учетом этого судом надзорной инстанции проверяются доводы надзорной жалобы о нарушении принципов объективного, всестороннего и полного исследования представленных суду доказательств.

В данном случае президиум не находит оснований для вывода о том, что судами первой инстанции неправильно применены нормы материального права, регулирующие рассматриваемые правоотношения, либо допущено существенное нарушение требований процессуального закона как в ходе собирания, исследования и оценки доказательств, в том числе и в определении допустимых в данном деле доказательств.

Вопреки утверждениям в надзорной жалобе, суд не признавал свидетельские показания недопустимыми доказательствами в данном деле, а оценивал эти показания в совокупности со всеми другими доказательствами в их совокупности, и признал их недостаточными для признания требований истцов доказанными с учетом того, что допрошенные по ходатайству истцов свидетели, подтверждая факт участия истцов в строительстве дома и в приобретении строительных материалов, не могут подтвердить точное количество материалов и средств, затраченных истцами.

Точно так, оценивая экспертные заключения, суд, в первую очередь, принимал во внимание тот факт, что экспертами произведена оценка работ и материалов в объеме, указанном самими истцами.

Это обстоятельство, принятое во внимание судом при оценке заключения экспертов, не могло быть устранено и при условии удовлетворения ходатайства истцов о вызове эксперта для допроса в судебном заседании, а потому ссылки в надзорной жалобе на отказ в удовлетворении такого ходатайства нельзя признать подтверждающими такое существенное нарушение норм процессуального права, которое повлияло или могло повлиять на исход дела.

Нельзя согласиться и с тем, что выводы судов об отсутствии оснований для удовлетворения требований истцов в части возмещения стоимости работ, выполненных ими при строительстве дома своим трудом, противоречат положениям гражданского законодательства, регулирующего обязательства вследствие неосновательного обогащения.

Надлежит учитывать, что гражданское законодательство (ст. 423 ГК РФ), закрепляя презумпцию возмездности гражданско-правовых договоров, вместе с тем не исключает существования безвозмездных договоров.

Кроме того, исходя из содержания ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства.

Поэтому у суда были основания считать, что при отсутствии доказательств заключения между сторонами каких-либо договоров на выполнение работ, того, что при выполнении истцами лично определенных работ по строительству дома предполагалась оплата ответчиками этой работы, оговаривались объем работ и их расценки, требования истцов о взыскании с ответчиков стоимости работ, выполненных ими лично, удовлетворению не подлежат.

При оценке доводов надзорной жалобы, относящихся к несогласию с выводами обеих судебных инстанций по существу спора, надлежит также учитывать, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод, участником которой является Российская Федерация, провозглашает в соответствующей части, что принцип верховенства права является частью общего наследия Договаривающихся государств. Одним из основных аспектов принципа верховенства права является принцип правовой определенности, который требует, среди прочего, чтобы окончательное судебное решение не подвергалось сомнению.

Исходя из этого, суд надзорной инстанции не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда.

С точки зрения прецедентной практики Европейского Суда по правам человека, последовательно указывающего на обязательность соблюдения принципа правовой определенности, пересмотр данного дела в порядке надзора не согласуется с требованиями п. 1 ст. 6 Конвенции.

Заявители ссылаются в жалобе также на то, что обжалуемые судебные постановления не учитывают положения пункта 2 статьи 333.18 Налогового кодекса Российской Федерации, в силу которого размер государственной пошлины, взыскиваемый с истицы М.Э., должен быть уменьшен в два раза, с учетом того, что истец М.А. в силу закона освобожден от уплаты государственной пошлины. Суд же, производя расчет госпошлины, подлежащей взысканию с М.Э., исходил из максимального размера госпошлины 20000 руб., а не 10000 руб., которые должны были быть оплачены ею при подаче иска.

В силу п. 2 ст. 333.18 НК РФ при одновременном обращении за совершением юридически значимого действия нескольких плательщиков, не имеющих права на льготы, государственная пошлина уплачивается плательщиками в равных долях; если же среди этих лиц одно лицо (несколько лиц) освобождено (освобождены) от уплаты государственной пошлины, ее размер уменьшается пропорционально количеству лиц, освобожденных от ее уплаты, а оставшаяся часть суммы государственной пошлины уплачивается лицом (лицами), не освобожденным (не освобожденными) от уплаты государственной пошлины.

Подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.19 НК РФ (в редакции, действовавшей ко времени увеличения истцами размера исковых требований) максимальный размер государственной пошлины, уплачиваемой по делам, рассматриваемых в судах общей юрисдикции, при подаче искового заявления имущественного характера, подлежащего оценке, составлял 20000 руб.

Исковое заявление М.Э. и М.А., состоящих в браке и требующих взыскания денежных сумм в их общую пользу (солидарное требование), с учетом цены иска подлежало оплате госпошлиной в размере 20000 руб., следовательно, размер пошлины, уплата которой была отсрочена М.Э., составлял 10000 руб.

Ответчики по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, признаются на основании подпункта 2 пункта 2 статьи 333.17 НК РФ плательщиками государственной пошлины при наличии двух условий: если решение суда принято не в их пользу и истец освобожден от уплаты государственной пошлины в соответствии с главой 25.3 НК РФ.

В данном деле от уплаты государственной пошлины освобожден только один из истцов в солидарном требовании и иск удовлетворен частично.

В силу этого расчет государственной пошлины, подлежащей взысканию с ответчиков в доход государства, не может производится по правилам п. 1 ст. 339.19 НК РФ, исходя из взысканных с них по решению суда сумм.

Расходы по оплате государственной пошлины должны распределяться между сторонами в соответствии с правилами, установленными главой 7 ГПК РФ.

В силу ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы (включая расходы по оплате государственной пошлины), за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 ГПК РФ. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются в соответствующий бюджет с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Таким образом, гражданское процессуальное законодательство исходит из того, что при частичном удовлетворении иска судебные расходы (включая государственную пошлину) взыскиваются с ответчика пропорционально удовлетворенной части иска.

В окончательно сформулированных требованиях к М.А. истцы просили о взыскании 1976582 руб. 94 коп. Иск удовлетворен частично и с М.А. взыскано 80219 руб., что составляет 4,06% от заявленной суммы. Следовательно, с ответчика М.А. в местный бюджет подлежало взысканию 812 руб. (4,06% от 20000 руб.).

Истцы просили взыскать с М.Е.М. 2470074 руб. 99 коп., по решению суда с нее взыскано 80219 руб. 43 коп., что составляет 3,25% от заявленной суммы. Соответственно, с М.Е.М. в доход местного бюджета должно быть взыскано 650 руб. (3,25% от 20000 руб.).

Половина от общей суммы государственной пошлины, подлежащей взысканию с ответчиков составляет 731 рублей (812 руб. + 650 руб. = 1462 руб. : 2), и именно на эту сумму должен быть уменьшен размер государственной пошлины, подлежащей взысканию с истицы М.Э., которая от уплаты государственной пошлины не была освобождена, но которой уплата государственной пошлины при подаче иска была отсрочена.

Таким образом, с М.Э. в местный бюджет надлежит взыскать 9269 руб., но не 16795 руб. 60 коп., как это сделал суд первой инстанции.

Несмотря на отсутствие в надзорной жалобе доводов об ошибочности решения суда в части взыскания с ответчиков расходов по оплате истцами экспертиз, президиум в интересах законности полагает необходимым выйти за пределы доводов надзорной жалобы и, учитывая, что в жалобе оспаривается правильность распределения судебных расходов, изменить судебные постановления также в части, относящейся к распределению расходов по оплате экспертизы, учитывая, что произведенный судом первой инстанции расчет в этой части также не согласуется с установленным ст. 98 ГПК РФ правилом о пропорциональном возмещении таких расходов при частичном удовлетворении иска.

Как установлено судом, расходы истцов по оплате экспертиз составили 53160 руб.

Исходя из этого, с М.А. в пользу истцов надлежит взыскать расходы по оплате экспертизы в размере 4,06%, что составляет 2158 руб.; с М.Е.В. - 3,25% или 1727 руб. 70 коп.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 387, 390 ГПК РФ, президиум

 

постановил:

 

решение Зерноградского районного суда от 17 июня 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда 9 августа 2010 г. по делу по иску М.А., М.Э. к М.А., М.Е.М. о взыскании денежной компенсации за участие в строительстве дома в части распределения судебных расходов изменить:

взыскать в доход местного бюджета государственную пошлину: с М.Э. в размере 9269 руб., с М.А. - 812 руб., с М.Е.М. - 650 руб.;

взыскать с М.А. в пользу М.А. и М.Э. судебные расходы по оплате экспертиз в сумме 2158 руб.;

взыскать с М.Е.М. в пользу М.А. и М.Э. судебные расходы по оплате экспертиз в сумме 1 727 руб.

В остальной части указанные судебные постановления оставить без изменения, а надзорную жалобу М.А. и М.Э. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь