Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 января 2011 г. по делу N 33-1642

 

Судья Иванов А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе: председательствующего Журавлевой Т.Г.,

судей Кочергиной Т.В., Салтыковой Л.В.,

с участием прокурора Мирошниченко В.С.

при секретаре Ж.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Салтыковой Л.В.

дело по кассационной жалобе представителя ответчика Федерального агентства воздушного транспорта (Росавиация) на решение Савеловского районного суда г. Москвы от 07 октября 2010 г., которым постановлено:

Исковые требования Ш.В. к Федеральному агентству воздушного транспорта РФ (Росавиация) о восстановлении на государственной гражданской службе, оплате вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда - удовлетворить частично.

Признать увольнение незаконным и восстановить Ш.В. в должности начальника отдела имущественных отношений и земельного фонда Управления имущественных отношений, земельного фонда и правового обеспечения Федерального агентства воздушного транспорта РФ.

Взыскать с Федерального агентства воздушного транспорта РФ (Росавиация) в пользу Ш.В. оплату за период вынужденного прогула в размере 71 189,82 рубля.

Взыскать с Федерального агентства воздушного транспорта РФ (Росавиация) в пользу Ш.В. в счет компенсации морального вреда 10 000 рублей.

Взыскать с Федерального агентства воздушного транспорта РФ в доход государства государственную пошлину за рассмотрение настоящего дела в размере 6 335,70 рублей.

 

установила:

 

Ш.В. обратился в суд с иском к Федеральному агентству воздушного транспорта (Росавиация) о восстановлении на государственной гражданской службе, оплате вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Свои требования истец основывает на том, что приказом N 390/к от 30.03.2010 г. с ним был расторгнут служебный контракт, он был освобожден от занимаемой должности и уволен с гражданской службы с 02.04.2010 г. в связи с отказом от замещения иной должности государственной гражданской службы при сокращении должностей гражданской службы, согласно п. 6 ст. 33 ФЗ "О государственной гражданской службе".

По мнению истца, данное увольнение произведено с нарушением трудового законодательства, в том числе с нарушением порядка уведомления работника о предстоящем сокращении занимаемой должности, нарушением процедуры сокращения штатных должностей.

В связи с незаконным увольнением просит восстановить его в должности <...>, взыскать заработную плату за период вынужденного прогула с 02.04.10 г. по день вынесения решения, а также взыскать в счет компенсации морального вреда за незаконное увольнение 100 000 руб.

Истец в судебное заседание явился, исковые требования поддержал в полном объеме, пояснил, что работал в должности начальника отдела имущественных отношений и земельного фонда Управления имущественных отношений, земельного фонда и правового обеспечения Федерального агентства воздушного транспорта (Росавиация) с 15.07.09 г. на основании служебного контракта N 121/ск-фа от 15.07.09 г. В связи с упразднением Федеральной аэронавигационной службы и передачей ее функций Росавиации, в Росавиации были проведены организационно-штатные мероприятия, в результате которых истец был уведомлен о предстоящем сокращении занимаемой им должности. Уведомление о предстоящем сокращении от 31.12.2009 г. вручено истцу 12.01.10 г. С момента предупреждения о сокращении истцу была предложена 1 вакантная должность ведущего специалиста-эксперта отдела управления государственным имуществом Управления правового обеспечения и имущественных отношений, однако от ее занятия истец отказался, поскольку категория предложенной должности была ниже категории должности, занимаемой истцом. Приказом Росавиации N 7 л/с от 26.01.10 г. введены в действие новая структура и новое штатное расписание, в котором должность истца выведена за штат, т.е. фактическое сокращение должности истца произошло менее, чем через два месяца с момента уведомления работника. Кроме того, изменение структуры и штатного расписания Росавиации заключалось в создании новых структурных подразделений с возложением новых функций, что привело не к сокращению должности, занимаемой истцом, а к созданию других аналогичных должностей, которые истцу предложены не были.

Представители ответчика на основании доверенности К. и М. (л.д. 127) в судебное заседание явились, против удовлетворения заявленных требований возражали, представили письменный отзыв на иск. Полагают, что ответчиком при проведении организационно-штатных мероприятий и увольнения истца были соблюдены требования законодательства о государственной гражданской службе, а также трудового законодательства, в том числе порядок предварительного уведомления работника о предстоящем сокращении, порядок предложения вакантных должностей в целях соблюдения социальных прав работника. Истец подал заявление с просьбой расторгнуть служебный контракт и освободить от занимаемой должности. С учетом данного волеизъявления истец был уволен с 02.04.10 г., однако, в целях соблюдения прав истца работодатель осуществил увольнение в соответствии с процедурой, применяемой при сокращении штата, т.е., в интересах истца, с выплатой всех причитающихся пособий. Принимая во внимание дату увольнения - 02.04.10 г., с учетом предупреждения о предстоящем увольнении 12.01.10 г., т.е. более чем за два месяца до даты фактического увольнения, полагает процедуру увольнения при сокращении штата соблюденной. Кроме того, истцу до момента увольнения была предложена вакантная должность, соответствующая его квалификации и подготовке, однако от предложенной вакансии истец отказался. В такой ситуации ответчиком правомерно осуществлено увольнение на основании п. 6 ч. 1 ст. 33 ФЗ "О государственной гражданской службе в РФ" - в связи с отказом от предложенной для замещения иной вакантной должности гражданской службы при сокращении должностей гражданской службы.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого по доводам кассационной жалобы просит представитель ответчика Федерального агентства воздушного транспорта (Росавиация), указав, что суд неправильно определил и не дал оценки обстоятельствам, имеющим значение для дела, не применил подлежащие применению нормы материального права, нарушил нормы процессуального права, ссылаясь на следующее.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2009 г. N 1835-р Управление имущественных отношений, земельного фонда и правового обеспечения Росавиации было ликвидировано. В Центральном аппарате Росавиации были проведены мероприятия по сокращению штатов гражданских служащих. Приказом Федерального агентства воздушного транспорта от 26 января 2010 года N 7 л/с было создано новое Управление правового обеспечения и имущественных отношений, с новыми структурными подразделениями и количеством его штатных единиц. 12 января 2010 года истец был письменно ознакомлен с уведомлением о предстоящем сокращении замещаемой им должности. 23 марта 2010 года ему была предложена должность ведущего специалиста-эксперта отдела управления государственным имуществом Управления правового обеспечения и имущественных отношений в Федеральном агентстве воздушного транспорта, которую он мог замещать без профессиональной подготовки и повышения квалификации. 29 марта 2010 года истец направил ответчику заявление с просьбой уволить его с занимаемой должности государственной гражданской службы со 2 апреля 2010 года в связи с его отказом от предложенной должности. Приказом Росавиации от 31 марта 2010 года N 390/к служебный контракт с Ш.В. был расторгнут и он был уволен с государственной гражданской службы 2 апреля 2010 года по основаниям п. 6 ч. 1 ст. 33 Федерального закона от 27.07.2004 года N 79-ФЗ в связи с отказом от предложенной для замещения иной должности гражданской службы при сокращении должностей гражданской службы.

Кассатор указывает, что суд первой инстанции признал отсутствие нарушений в процедуре и сроках увольнения истца, но сделал вывод, что его увольнение по указанным основаниям противоречит действующему законодательству в сфере трудовых отношений и является незаконным; суд не обосновал свои выводы нормами материального права. По утверждению кассатора, суд первой инстанции не дал надлежащей оценки существенному обстоятельству увольнения - добровольному заявлению истца с просьбой уволить его с занимаемой должности государственной гражданской службы со 2 апреля 2010 года в связи с отказом от предложенной должности.

По мнению кассатора, отказ истца от замещения иной предложенной должности и его заявление об увольнении содержало обязательство ответчика уволить истца с указанной им даты, не содержали требования истца предоставить ему иные предложения для замещения других свободных должностей, не налагали на ответчика обязательств предоставлять истцу другие свободные должности. Кроме того, предоставление Ш.В., как работнику достигшему возраста 60 лет, для замещения иной должности гражданской службы при организационно-штатных изменениях в Росавиации, не является обязательным условием для его выполнения со стороны ответчика.

Кассатор также ссылается на то, что суд первой инстанции свое решение о взыскании с ответчика оплаты за вынужденный прогул и определении ее размера, не применил нормы материального права - ст. ст. 139, 180 ТК РФ, а решение о взыскании компенсации морального вреда и о взыскании с ответчика в доход государства госпошлины не обосновал нормами материального права.

В заседание судебной коллегии явился истец Ш.В., который с решением суда согласен.

В заседание судебной коллегии явился представитель ответчика Федерального агентства воздушного транспорта (Росавиация) по доверенности Ш.М., которая поддержала доводы кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав явившихся лиц, заслушав заключение прокурора, полагавшего отменить решение суда в части взыскания с ответчика госпошлины в доход государства, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда подлежит отмене в части взыскания с ответчика в доход государства госпошлины, а в остальной части подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

Судом установлено, что истец состоял на государственной гражданской службе на основании служебного контракта N 121/ск-фа от 15.07.2009 г. в должности <...>.

Во исполнение Постановления Правительства РФ от 17.12.09 г. N 1033 "О мерах по реализации Указа Президента РФ от 11.09.09 г. N 1033 "О мерах по совершенствованию государственного регулирования в области авиации" в Федеральном агентстве воздушного (Росавиации) проводились организационно-штатные мероприятия, в результате которых должность государственной гражданской службы, занимаемой истцом, предлагалась к сокращению.

Истцу 12.01.10 г. вручено уведомление о предстоящем сокращении замещаемой им должности.

Суд установил, что на день уведомления истца о предстоящем сокращении его должности в центральном аппарате Федерального агентства воздушного транспорта действовало штатное расписание, утвержденное Приказом от 22.12.09 г. N 587 "О внесении изменений в штатное расписание центрального аппарата Федерального агентства воздушного транспорта", согласно которому Управление имущественных отношений, земельного фонда и правового обеспечения имело в своей структуре 4 отдела, общее количество сотрудников Управления - 20 человек, в том числе, 3 должности начальника отдела.

Приказом от 26.01.10 г. N 7 л/с "О структуре и штатном расписании центрального аппарата Федерального агентства воздушного транспорта" утверждена новая структура агентства, в том числе Управление имущественных отношений, земельного фонда и правового обеспечения переименовано в Управление правового обеспечения и имущественных отношений. В состав Управления входит 5 отделов; общее количество сотрудников Управления -35 человек, в том числе, 5 должностей начальника отдела.

В соответствии с требованиями ст. 180 ТК РФ 18.03.2010 г. истцу была предложена должность ведущего специалиста-эксперта отдела управления государственным имуществом Управления правового обеспечения и имущественных отношений.

От занятия предложенной должности истец отказался, в том числе, заявлением от 29.03.2010 г., в котором просил уволить его с занимаемой должности государственной гражданской службы со 2 апреля 2010 года в связи с его отказом от предложенной должности.

Приказом N 390/к от 30.03.2010 г. служебный контракт с истцом был расторгнут с 02.04.10 г., истец был уволен с государственной гражданской службы на основании п. 6 ч. 1 ст. 33 ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Разрешая заявленные исковые требования, суд первой руководствовался нормами ФЗ "О государственной гражданской службе в Российской Федерации", а в части, не урегулированной данным актом - иными нормативными актами, содержащими нормы трудового права.

Суд сослался на положения ч. 7 ст. 11 ТК РФ, согласно которым, на государственных гражданских служащих и муниципальных служащих действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, распространяется с особенностями, предусмотренными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации о государственной гражданской службе и муниципальной службе.

Суд также сослался на ст. ст. 2, 33, 73 ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 22 "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ", согласно которому при рассмотрении дел о восстановлении в должности гражданских служащих, уволенных в связи с ликвидацией государственного органа или сокращением должностей гражданской службы, следует руководствоваться положениями статей 31, 33 и 38 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Изучив представленные сторонами доказательства, проверив доводы сторон, суд пришел к выводу о том, что действия ответчика противоречат действующему законодательству в сфере трудовых отношений.

При этом суд исходил из того, что согласно штатной расстановки, представленной ответчиком, в управлении имелось еще 3 вакантные должности, в том числе, должность заместителя начальника отдела, которые истцу не предлагались. О предстоящем сокращении должности истец был уведомлен 12.01.10 г., в то время как новая структура и новое штатное расписание введены в действие уже 26.01.10 г., т.е., менее чем через два месяца после уведомления работника. Факт непосредственного увольнения истца 02.04.10 г. не влияет на необходимость соблюдения установленного законом срока, поскольку только в таких условиях процедура увольнения не может быть признана нарушенной.

Суд признал, что фактические действия ответчика свидетельствуют не о сокращении штатных должностей, а о проведении реорганизации своей структуры, в результате которой количество штатных единиц было увеличено, ответчиком не представлено доказательств обоснованности и необходимости сокращения должности истца и увольнения работника.

Суд также признал, что должность истца фактически сокращена не была; более того, наравне с имеющейся должностью <...> ответчиком в структуру Управления введено дополнительно две аналогичные должности.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности требований истца о восстановлении на работе, о взыскании среднего месячного заработка за период вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается, поскольку они основаны на правильном применении норм материального и процессуального законодательства и представленных сторонами доказательствах, которые исследованы судом и которым судом в решении дана надлежащая правовая оценка.

Указанные в кассационной жалобе доводы фактически повторяют доводы возражений на исковое заявление, что было предметом судебного разбирательства, и нашло отражение в мотивировочной части решения.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что свои выводы суд не обосновал нормами материального права, не может служить основанием для отмены постановленного решения суда, поскольку решение суда по существу является правильным, оно не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

Утверждение кассатора о противоречивости выводов суда материалами дела не подтверждается, в обжалуемом решении не имеется противоречивых выводов суда.

Ссылка представителя ответчика на то, что судом не была дана оценка заявлению истца от 29 марта 2010 года об увольнении по собственному желанию, также не может служить основанием к отмене решения суда, поскольку истец был уволен с государственной гражданской службы на основании п. 6 ч. 1 ст. 33 ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", а не по собственному желанию, в связи с чем указанное заявление правового значения для определения основания увольнения не имеет.

Утверждение кассатора о том, что ответчик не должен был предлагать истцу другие свободные должности, основаны на неправильном толковании норм материального права.

Доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, влияющих на правильность выводов суд.

Фактически доводы жалобы направлены на переоценку доказательств и выводов суда и иное толкование правовых норм, регулирующих спорные отношения, отличное от примененного судом.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены правильно, представленные сторонами доказательства надлежаще оценены, спор разрешен в соответствии с материальным и процессуальным законом, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований к отмене постановленного судом решения в полном объеме.

Вместе с тем, взыскивая с ответчика в доход государства государственную пошлину, суд не учел, что согласно Положению о Федеральном агентстве воздушного транспорта, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июля 2004 г. N 396 (с последующими изменениями и дополнениями), Федеральное агентство воздушного транспорта (Росавиация) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в сфере воздушного транспорта (гражданской авиации), использования воздушного пространства Российской Федерации, аэронавигационного обслуживания пользователей воздушного пространства Российской Федерации и авиационно-космического поиска и спасания, функции по оказанию государственных услуг в области транспортной безопасности в этой сфере, а также государственной регистрации прав на воздушные суда и сделок с ними.

В соответствии со ст. 333.36 п. 1 пп. 19 Налогового кодекса РФ от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, а также мировыми судьями, освобождаются государственные органы, органы местного самоуправления, выступающие по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, а также мировыми судьями, в качестве истцов или ответчиков.

Таким образом ответчик освобождается от уплаты государственной пошлины, в связи с чем решение суда в части взыскания с ответчика в доход государства госпошлины за рассмотрение дела в размере 6 335,70 рублей является незаконным и подлежит отмене.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Савеловского районного суда г. Москвы от 07 октября 2010 года в части взыскания с ответчика Федерального агентства воздушного транспорта (Росавиация) в доход государства госпошлины за рассмотрение дела в размере 6 335,70 рублей отменить.

В остальной части решение оставить без изменения, кассационную жалобу представителя ответчика Федерального агентства воздушного транспорта (Росавиация) без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь