Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 января 2011 г. по делу N 33-2027/2011

 

Судья: Иванова И.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Зенкиной В.Л.

и судей Котовой И.В., Овсянниковой М.В.,

при секретаре С.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Зенкиной В.Л. дело по кассационной жалобе представителя Ф. по доверенности Р. на решение Зеленоградского районного суда г. Москвы от 17 ноября 2010 г., которым постановлено:

Ф. в иске к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда Москвы о признании права пользования жилым помещением и заключении договора социального найма - отказать.

 

установила:

 

Истец обратилась в суд с иском к ДЖП и ЖФ г. Москвы о признании за ней права пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <...>, ссылаясь на то, что она являлась членом семьи нанимателя жилого помещения, так как проживала в квартире с момента рождения, после предоставления ее матери служебного жилого помещения место жительства не меняла, из квартиры не выезжала, продолжала проживать с отцом и бабушкой, в связи с чем, после их смерти имеет право на заключение с ней договора социального найма в отношении кв. <...>.

Представитель ответчика - Б. с иском не согласилась, просила отказать в заявленных требованиях.

Суд постановил указанное решение, об отмене которого просит представитель Ф. по доверенности Р. по доводам кассационной жалобы.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, заслушав объяснения представителя Ф. - Р., представителя ДЖП и ЖФ - В., обсудив доводы кассационной жалобы, нашла решение суда первой инстанции по настоящему делу подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Судом установлено и следует из материалов дела, что квартира по адресу: <...> была предоставлена на основании ордера. Квартира является двухкомнатной, общей площадью 49,8 кв. м, жилой 29,3 кв. м. В настоящее время в указанном жилом помещении никто не зарегистрирован, так как семья Ф. в составе трех человек, она, сын и дочь - истец по делу выбыли в 2 коммунальные комнаты, расположенные по адресу: <...>, а Ф.С. и Ф.А., выбыли по смерти.

Ф., в качестве служебной жилой площади, по договору субаренды, были предоставлены две коммунальные комнаты в кв. <...>, в настоящее время по договору краткосрочного найма, заключенного 29 января 2007 года на трех человек.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции проверял доводы истца о том, что она фактически оставалась проживать в квартире своего отца в корп. <...>, иного постоянного места жительства в другом жилом помещении она не приобрела, однако указанные обстоятельства не нашли своего подтверждения.

Так, согласно выписке из домовой книги Ф. прибыла по договору субаренды в 2001 году в кв. <...> г. <...> по месту жительства.

Согласно положениям ст. 20 ГК РФ, местом жительства истца являлось жилое помещение, предоставленное ей совместно с матерью в корп. <...> на основании договора, в результате заключения которого ее правовая связь с квартирой <...> прекратилась.

Материалами дела установлено, что на момент переезда в кв. <...> истец являлась несовершеннолетней, а следовательно, определение ее места жительства осуществлялось по соглашению ее родителей, которое было определено ими в месте жительства ее матери в <...> по договору субаренды.

Судом первой инстанции были допрошены свидетели Ф.В., Г., показаниям которых судом дана оценка.

При вынесении оспариваемого решения, суд первой инстанции обоснованно применил положения ст. ст. 53, 54 ЖК РСФСР и пришел к выводу, что наниматели жилого помещения по адресу: <...> согласия на вселение Ф. в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя не давали.

Довод представителя истца о том, что после смерти бабушки и отца, Ф. производит оплату коммунальных платежей, не является основанием для удовлетворения иска, поскольку исполнение этой обязанности, при отсутствии иных для этого оснований не порождает у гражданина прав в отношении жилого помещения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что истец не доказал юридически значимых обстоятельств, о своем вселении и проживании в жилом помещении, после прекращения у нее правовой связи с предоставлением жилого помещения и изменения места жительства, с согласия нанимателя жилого помещения, что повлекло за собой возникновение у нее права пользования жилым помещением и как следствие, в порядке ст. 70 ЖК РФ необходимость заключения с ней договора социального найма.

Истцом не представлено, а судом не добыто доказательств согласия нанимателя и членов его семьи на ее вселение в спорное жилое помещение в качестве члена семьи.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что истцом право пользования квартирой <...> после представления жилого помещения по договору субаренды было утрачено, доказательств приобретения права пользования в установленном законом порядке ею не представлено.

В доводах кассационной жалобы заявитель указывает, что суд неправильно определил обстоятельства подлежащие доказыванию. Так, Ф. не утратила право пользования спорной квартирой, поскольку не выезжала из нее, в этой связи ей не требовалось доказывать наличие чьего-либо согласия на вселение в спорное жилое помещение. Приведенный довод является необоснованным, противоречит действующему законодательству и основан на неверном толковании норм материального права.

Несостоятелен довод о том, что суд первой инстанции не исследовал вопрос незаконного снятия Ф. с регистрационного учета по спорной квартире, так как другого жилья для постоянного проживания ей представлено не было. Судебная коллегия полагает, что родители, несовершеннолетней на тот момент Ф., действовали в соответствии с законом (ст. 20 ГК РФ) определив по соглашению место жительства ребенка с матерью.

Согласно ст. 196 ч. 3 ГПК РФ, суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Довод о том, что временное жилье матери, которое определено родителями для проживания Ф. ухудшает ее права, не состоятелен и не опровергает выводы данного решения.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд неправильно оценил представленные доказательства, а именно показания свидетелей, факт получения корреспонденции Ф. по адресу: <...>, обстоятельство нахождения имущества заявителя в спорной квартире, не могут служить основаниями для отмены решения суда, поскольку суд первой инстанции оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ст. 67 ГПК РФ). Право давать оценку представленным доказательствам принадлежит суду первой инстанции. Новых доказательств представителем Ф. Р. представлено не было.

Иные доводы кассационной жалобы не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда или опровергали выводы судебного решения, направлены на иное толкование норм действующего законодательства и не могут служить основанием к отмене решения суда.

При таких обстоятельствах решение является законным и обоснованным.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Зеленоградского районного суда г. Москвы от 17 ноября 2010 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу представителя Ф. Р. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь