Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 января 2011 года

 

Судья: Шуравин А.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Коробейниковой Л.Н.,

судей Анисимовой В.И. и Шаровой Т.В.,

секретаря Б.А.Ш.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 31 января 2011 года дело по кассационной С.Т.И. на решение Можгинского городского суда Удмуртской Республики от 28 октября 2010 года, которым в удовлетворении исковых требований ФИО 1 к ФИО 2, ГУП "Удмурттехинвентаризация", Администрации муниципального образования "Город Можга", Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по УР, ФГУ "Земельная кадастровая палата" по Удмуртской Республике, ФИО 3 об установлении границы земельного участка с кадастровым номером <...> согласно материалам межевания 2002 года; о понуждении ФГУ "Земельная кадастровая палата" по УР исправить техническую ошибку, содержащуюся в Государственном кадастре недвижимости в отношении земельного участка с кадастровым номером <...> об ориентировочной площади земельного участка, подлежащей уточнению при межевании; о признании недействительными результатов межевания и межевого плана земельного участка с кадастровым номером <...> о признании незаконными действий ФГУ "Земельная кадастровая палата" по УР по внесению в Государственный кадастр недвижимости сведений о площади и границах земельного участка с кадастровым номером <...> об установлении сервитута на земельный участок с кадастровым номером <...> расположенный по адресу: <...> размере площади, необходимой для проезда на земельный участок с кадастровым номером N, расположенный по адресу: <...>, отказано.

Заслушав доклад судьи Анисимовой В.И., объяснения ФИО 17 и его представителя ФИО 18, возражавших против удовлетворения жалобы,

 

установила:

 

ФИО 15 обратилась в суд с иском к ФИО 16 ГУП "Удмурттехинвентаризация", Администрации муниципального образования "Город Можга", Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по УР, ФГУ "Земельная кадастровая палата" по Удмуртской Республике, ФИО 31 об установлении границы земельного участка с кадастровым номером <...> принадлежащего на праве собственности истцу, расположенного по адресу: <...> согласно материалам межевания 2002 года; о понуждении ФГУ "Земельная кадастровая палата" по УР по исправлению технической ошибки, содержащейся в Государственном кадастре недвижимости в отношении земельного участка с кадастровым номером <...> об ориентировочной площади земельного участка, подлежащей уточнению при межевании; о признании недействительными результатов межевания и межевого плана земельного участка с кадастровым номером <...> признании незаконными действий ФГУ "Земельная кадастровая палата" по УР по внесению в Государственный кадастр недвижимости сведений о площади и границах земельного участка с кадастровым номером <...> установлении сервитута на земельный участок с кадастровым номером <...> расположенный по адресу: УР, <...> размере площади, необходимой для проезда на земельный участок с кадастровым номером <...> расположенный по адресу: <...>.

В ходе судебного разбирательства истец неоднократно изменяла свои требования и в конечном итоге ее требования сформулированы вышеуказанным образом.

Свои требования истец мотивирует тем, что является собственником земельного участка с кадастровым номером <...> расположенным по адресу: <...>.

Собственником смежного земельного участка с кадастровым номером <...>, расположенного по адресу: <...> является ФИО 2.

При постановке на кадастровый учет земельного участка ответчика процедура межевания проведена с нарушением порядка, установленного Федеральным Законом от 24.07.2004 г. N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" (далее по тексту ФЗ "О государственном кадастре недвижимости"). Согласование границы с ней, как со смежным землепользователем не проведено, что привело к нарушению ее прав на пользование земельным участком площадью, установленной материалами межевания, проведенного в 2002 году.

Нарушение процедуры межевания земельного участка ответчика истица усматривает в том, что сведения о ее месте жительства были известны кадастровому инженеру, что возлагало на него обязанность по извещению истца о проведении собрания не путем публикации в средствах массовой информации, а индивидуально. Процедура оповещения о проведении собрания нарушена, сообщение о наличии подготовленного проекта межевания вынесенного на рассмотрение на публичных слушаниях было опубликовано в газете "Можгинские вести" от 19.11.2009 г., согласно которому возражения по проекту межевого плана принимаются с 16.11.2009 г. по 21.12.2009 г. Истец не мог располагать информацией, содержащейся в данной газете, поскольку проживает в г. Ижевске и данная газета не является средством массовой информации МО г. Ижевск.

Местоположение смежной границы земельных участков кадастровым инженером определено не по его фактическому расположению и не может быть основанием для составления межевого плана на земельный участок по <...>.

В связи с этим, истица просит признать недействительным результаты межевания и межевой план смежного земельного участка с кадастровым номером <...> и признать незаконными действия ФГУ "Земельная кадастровая палата" по УР по внесению в Государственный кадастр недвижимости сведений о площади и границах земельного участка с кадастровым номером <...>.

Материалы межевания, проводимые в 2002 года в отношении земельного участка, принадлежащего истцу свидетельствуют о соблюдении всех землеустроительных мероприятий, результатом которой явилась постановка на кадастровый учет земельного участка.

Постановка на кадастровый учет земельного участка, принадлежащего ответчику в существующих параметрах нарушает ее право на пользование земельным участком площадью 439,8 и создает препятствия в доступе к дому и земельному участку, поскольку не предусматривает проходы и проезды.

Поскольку сведения из выписки кадастрового паспорта от 05.05.2009 г. об ориентировочности данных о площади и местоположении границ земельного участка, принадлежащего истцу, противоречат выписке из кадастрового паспорта от 12.03.2002 г., истица просит возложить обязанность на орган кадастрового учета устранить допущенную техническую ошибку в Государственном кадастре недвижимости в отношении земельного участка с кадастровым номером <...> об ориентировочной площади земельного участка и признать земельный участок соответствующим площади 439 кв. м.

Истица, со ссылкой на п. 5 ст. 274 ГК РФ, просит установить частный безвозмездный сервитут на часть соседнего земельного участка в размере площади двора по адресу: <...> для обеспечения прохода и проезда на свой участок.

Полагает, что в силу ст. 23 ЗК РФ, ст. 274 ГК РФ условие об оплате не является обязательным при установлении сервитута.

Сервитут истица просит установить с учетом ранее имевшего место порядка пользования общим двором, согласно техническому паспорту, изготовленному ГУП "Удмурттехинвентаризация" в 2009 г.

Наличие двора общего пользования с жилым домом, расположенным по адресу <...>, подтверждается техническими паспортами за разные годы. Общий двор эксплуатировался на таких условиях на протяжении 28 лет.

В судебное заседание истец ФИО 19 не явилась, представив суду письменное заявление о рассмотрении дела без ее участия, с указанием о поддерживании исковых требований в том виде, в котором они изложены с учетом последних уточнений.

Ответчик ФИО 20 и его представитель Ю.А.А. исковые требования ФИО 21, не признали.

Привлеченный, по последним уточненным требованиям истца, в качестве ответчика Н.Р.М. исковые требования не признал и отрицал наличие нарушение прав истца с его стороны.

Представители ответчиков: Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Удмуртской Республике и ГУП "Удмурттехинвентаризация", извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в суд не явились.

Представитель ответчика Администрации муниципального образования "Город Можга" С.Е.С., действующая на основании доверенности N <...> от 13 января 2010 года, в суд не явилась, но предоставила суду письменное заявление о рассмотрении дела без их участия.

Представитель ответчика ФГУ "Земельная Кадастровая палата" по УР К.Л.Д., действующая на основании доверенности N <...> от 09 сентября 2010 года, в суд не явилась, но предоставила суду письменное заявление о рассмотрении дела без их участия.

В соответствии со ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие не явившихся истца и представителей ответчиков.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе истец, оспаривая законность решения суда, полагает, что оно основано на неправильном толковании норм Федерального закона от 02.01.2000 г. N 28-ФЗ "О государственном земельном кадастре" (далее по тексту ФЗ "О государственном земельном кадастре"), норм Федерального закона от 18.06.2001 г. N 78-ФЗ "О землеустройстве" (далее по тексту ФЗ "О землеустройстве"), норм ФЗ "О государственном кадастре недвижимости", что привело к неправильным выводам, о несоблюдении порядка и процедуры межевания земельного участка в 2002 году. Обстоятельства, установленные судом в совокупности с анализом норм, вышеназванных Федеральных законов свидетельствуют о соблюдении процедуры межевания, проведенной в 2002 году и надлежащей постановке на кадастровый учет земельного участка истца с кадастровым номером <...> позволяющие индивидуализировать земельный участок и точно определить его как объект права. Выводы суда, касающиеся фактического расположения границы смежного земельного участка, об отсутствии технической ошибки со стороны ФГУ "Земельная кадастровая палата" по Удмуртской Республики об указании ориентировочной площади земельного участка истца основаны на показаниях ответчика, не соответствующих действительности и на неправильном применении норм земельного законодательства. На основе анализа норм ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" истцом оспариваются выводы суда, касающиеся соблюдение процедуры согласования, проведенной кадастровым инженером. Истец полагает, что порядок извещения о проводимом согласовании нарушен. Неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для разрешения иска, привело к необоснованному выводу судом о непредставлении истцом доказательств, свидетельствующих об отсутствии объективной невозможности использовать свое имущество без установления права ограниченного пользования земельным участком ответчика. Это вывод суда опровергается тем, что земельный участок истца окружен 4 смежными земельными участками, находящимися на них жилыми домами, что свидетельствует о возможности проезда и прохода к земельному участку истца только территорию всех смежных землепользователей. Исходя из знания ответчика о наличии общего двора между домами, принадлежащими истцу и ответчику ФИО 22 предполагая наличие устоявшегося порядка пользования этим двором, истец усматривает наличие всех правовых оснований для установления частного сервитута в отношении земельного участка ответчика Г.М.М.

Судебная коллегия, заслушав объяснения ответчика ФИО 23 и его представителя Ю.А.А., проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, оснований для отмены или изменения решения суда не усматривает. Решение является законным и обоснованным. Судом правильно установлены значимые обстоятельства дела и им дана надлежащая оценка.

Суд в ходе судебного рассмотрения дела установил, что истец в соответствии со свидетельством о государственной регистрации права от <...> <...> является собственником земельного участка площадью 439, 8 кв. м, с кадастровым номером <...> расположенным по адресу: <...>. Право собственности истца зарегистрировано на основании договора дарения от 22.05.2002 года, заключенного между ней и Р.Л.А., подтверждаемой выпиской из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Анализ всех гражданско-правовых договоров, предшествующих договору дарения спорного земельного участка истцу, свидетельствует о том, что земельный участок был поставлен на кадастровый учет бывшим собственником ФИО 24. Кадастровый план земельного участка от 12.03.2002 г. (т. 1 л.д. 5) в особых отметках содержит сведения о соответствии площади земельного участка материалам межевания, уточняемая площадь 439,8 кв. м.

В соответствии с кадастровой выпиской о земельном участке от 05.05.2009 г. (т. 1 л.д. 90) площадь и местоположение границ земельного участка <...> ориентировочные и подлежат уточнению при межевании.

Отказывая истцу в удовлетворении требований об установлении границы земельного участка истца с кадастровым номером <...> согласно материалам межевания 2002 года и о понуждении ФГУ "Земельная кадастровая палата" по УР исправить техническую ошибку, содержащуюся в Государственном кадастре недвижимости в отношении этого земельного участка об ориентировочной площади земельного участка, подлежащей уточнению при межевании, суд на основе анализа Федерального закона "О землеустройстве", Инструкции по межеванию земель, утвержденной Роскомземом 08.04.1996 года (далее по тексту Инструкция по межеванию земель), заключения специалиста З.Л.Н., начальника отдела по земельным ресурсам и землеустройству Администрации муниципального образования "Город Можга" пришел к выводу о том, что совокупность землеустроительных мероприятий, свидетельствующих бы об индивидуализации земельного участка, описание его границ и местоположения, в требуемой землеустроительным законодательством порядке, при постановке на кадастровый учет в 2002 году не выполнены.

Эти выводы суда Судебная коллегия находит обоснованными и они не опровергнуты истцом, которая на протяжении длительного рассмотрения спора ни разу в своих объяснениях и требованиях не ссылалась на прохождение в 2002 году границ земельного участка по иному, отличному от существующих границ. От исковых требований о понуждении вынести границы земельного участка в натуре на местности, которые могли бы внести ясность в имеющихся расхождениях между задекларированным прохождением границы земельного участка по кадастровому плану от 2002 года и ныне существующей границе, истец отказалась.

Обоснованным является вывод суда о том, что в 2002 году межевание не проводилось, а границы земельного участка установлены по материалам инвентаризации земель, что не противоречило ст. 1, ст. и ст. 13 и ст. 19 ФЗ "О землеустройстве", (в редакции, действовавшей до изменений, внесенных ФЗ от 13.05.2008 N 66-ФЗ). В соответствии со ст. 13 вышеназванного Закона, инвентаризация могла проводиться для уточнения или установления местоположения объектов землеустройства, их границ (без закрепления на местности).

Как установлено в ходе судебного рассмотрения дела, 11 марта 2002 года ФИО 25 обратился в ФГУ "Земельная кадастровая палата" по УР с заявлением о предоставлении сведений государственного земельного кадастра в форме кадастрового плана на земельный участок, расположенный по адресу: <...> с целью оформления купли-продажи.

1 марта 2002 года ему ФИО 26, выдан кадастровый план земельного участка, расположенного по адресу: <...>, с кадастровым номером <...>, где указано, что земельный участок, площадью 412,2 кв. м принадлежит С.В.Н. на основании составление технического проекта (задания) межевания земель.

В соответствии с пунктами 1.2, 2, 9.2 Инструкции по межеванию земель, ст. 17 ФЗ "О землеустройстве" процедура межевания состоит из ряда необходимых процедур, установление и согласование границ земельного участка на местности возможно не только для целей кадастрового учета, но и для совершения гражданско-правовых целей и сопровождается закреплением границ земельного участка межевыми знаками установленного образца.

Отсутствие от заявителя, каковым являлся ФИО 27 заявления о проведения межевания (т. 2 л.д. 111), отсутствие межевых знаков, неосуществление всего комплекса процедур по межеванию, свидетельствует о том, что имело место уточнение площади земельного участка с целью подготовки документов для заключения договора купли-продажи и процедура постановки на кадастровый учет, позволяющими определить спорный земельный участок по его уникальным характеристикам, не была осуществлена.

Это обстоятельство подтверждается выводами землеустроительной экспертизы, проведенной по ходатайству истца Можгинским районным муниципальном унитарным землеустроительным предприятием. В заключении по данной экспертизе указано, что при обращении ФИО 28 в ФГУ "Земельная кадастровая палата" по УР проводился государственный кадастровый учет изменений характеристик земельного участка. Кадастровый план земельного участка (выписка из государственного земельного кадастра) от 12 марта 2002 года N 29/02-120 является итогом постановки на кадастровый учет. Процедура постановки на кадастровый учет проведена на основании материалов инвентаризации, в соответствии с п. 3 Общих правил внесения сведений в формы ГРЗ КР "Порядок ведения государственного реестра земель кадастрового района", утвержденного приказом Федеральной службы земельного кадастра России (Росземкадастр) от 15 июня 2001 года N П/119. Материалы инвентаризации менее точные виды землеустроительных работ (точная формулировка в ФЗ "О землеустройстве" от 18.06.2001 года, N 78-ФЗ). Декларативный порядок постановки на кадастровый учет указывает отсутствие координат земельного участка или их недостаточная точность.

В связи с этим, материалы межевания и кадастрового плана от 2002 года совершенно обоснованно судом отклонены, как основание для удовлетворения иска истца об установлении смежной границы земельного участка в соответствии с этими материалами.

Местоположение спорной границы земельного участка установлено по его фактическому нахождению, в рамках требований п. 7 ст. 36 ЗК РФ, по центру деревянного столба, деревянному забору и по углу жилого строения. Границы смежного земельного участка определены по ныне существующим строениям и забору.

В связи с этим же обстоятельством, нельзя признать обоснованным иск в части допущения технической ошибки органом кадастрового учета об ориентировочности данных о площади и границах земельного участка истца при внесении сведений в Государственный кадастр недвижимости, отраженные в кадастровой выписке земельного участка от 05.05.2009 года.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, касающиеся относительно соблюдения процедуры согласования при проведении межевания ответчиком Г.М.М. земельного участка с кадастровым номером <...> и постановки на кадастровый учет.

Как установлено в ходе судебного рассмотрения спора, в апреле 2009 года ФИО 29 обратился в Можгинский филиал ГУП "Удмурттехинвентаризация" для проведения межевания земельного участка, расположенного по адресу: <...> в связи с уточнением местоположения границы и площади земельного участка.

Способ согласования о местоположении границ земельного участка кадастровым инженером ГУП "Удмурттехинвентаризация" в отношении земельного участка с кадастровым номером <...> расположенным по адресу: <...> правообладателями смежных земельных участков кадастровым инженером избран посредством проведения собрания, что является его правом, в соответствии с ч. 7 ст. 39 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости".

О согласовании местоположения границ земельного участка посредством проведения собрания истец уведомлена путем опубликования сообщения в газете "Можгинские вести" 19 ноября 2009 года N 162 (12123). Это сообщение содержит все необходимые сведения, перечисленные в ч. 8 и 9 ст. 39 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости", в т.ч. сроки и место для направления своих возражений. Сообщение опубликовано в порядке, установленном для официального опубликования муниципальных правовых актов, иной официальной информации соответствующего муниципального образования. Довод о том, что истица проживает в г. Ижевске и газета "Можгинские вести" не являются для нее муниципальным правовым актом, Судебная коллегия не принимает во внимание, т.к. публикация осуществлена по месту нахождения земельного участка. Законодатель не вменил обязанность опубликования соответствующего сообщения в иных средствах массовой информации, в частности, по месту жительства заинтересованных сторон.

Довод истца о том, что кадастровый инженер располагал сведениями о ее почтовом адресе, что исключало, в соответствии с ч. 8 ст. 39 вышеназванного Федерального закона, уведомление путем опубликования сообщения, нельзя признать законным, поскольку названная норма запрещает уведомлять путем публикации сообщения в средствах массовой информации в случае, если в Государственном кадастре недвижимости имеются сведения о почтовом адресе заинтересованного лица. Кадастровое дело объекта недвижимости <...> (т. 2 л.д. 70 - 110) сведения о почтовом адресе истца не содержит. Допустимых доказательств, которые бы свидетельствовали о направлении кадастровому инженеру своих возражений по местоположению границы и сведений о своем почтовом адресе, истец суду не представила.

Тот довод, что кадастровый инженер располагал сведениями о наличии спора по смежной границе земельного участка, само по себе не свидетельствует о несоблюдении процедуры согласования границ земельного участка, поскольку ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" не возлагает в этом случае обязанность на кадастрового инженера приостановить процедуру согласования местоположения границы земельного участка. Это спор мог быть разрешен в ходе процедуры согласования путем представления истцом своих возражений, которые должны были приобщаться к межевому плану и должны быть его неотъемлемой часть, а спор подлежал разрешению в судебном порядке, в соответствии с ч. 5 ст. 40 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости".

Таким образом, формальная процедура проведения согласования местоположения земельного участка соблюдена и основания, перечисленные в ст. 27 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости", для отказа Г.М.М. в кадастровом учете изменений земельного участка с <...> расположенного по адресу: <...> кадастрового органа отсутствовали.

В связи с этим, судом обоснованно отказано в удовлетворении требований истца о признании недействительным результатов межевания и межевого плана земельного участка площадью с кадастровым номером <...> признании незаконными действий ФГУ "Земельная кадастровая палата" по УР по внесению в Государственный кадастр недвижимости сведений о площади и границах вышеназванного земельного участка.

В удовлетворении исковых требований об установлении частного сервитута отказано обоснованно.

В соответствии со ст. 274 ГК РФ установление сервитута судом возможно, в случае недостижения соглашения об установлении и условиях сервитута.

Доводы истца об установлении сервитута основаны на наличии общего двора между домами <...> по <...>. Однако, это обстоятельство совершенно обоснованно судом не принято во внимание, поскольку материалами дела с безусловностью, не вызывающей сомнения, подтверждается наличие общего двора, когда вышеназванные дома были единым объектом пользования. После заключения ряда гражданско-правовых сделок, вышеназванные дома стали самостоятельными объектами гражданского оборота. К моменту рассмотрения спора, земельные участки фактически были сформированы как самостоятельные объекты землепользования. В связи с этим обстоятельством, нельзя признать обоснованным довод истца о якобы сложившемся порядке пользования двором как местом общего пользования. После перехода права собственности на земельный участок двор не являлся общим, а истец никогда не пользовалась этой частью земельного участка, в настоящее время переданного ответчику. Это обстоятельство неоднократно подчеркивала истец в своих объяснениях.

В соответствии с планом земельного участка, так называемый общий двор всегда располагался территориально в зоне расположения <...>, <...> в связи с чем, вполне логично он передан в собственность ответчика ФИО 2.

Тем не менее, истец имеет право на установление сервитута, в случае доказанности, что отсутствуют иные способы прохода и проезда к дому. Как усматривается из ее же объяснений, доступ к своему дому она имеет, поскольку ею оборудован отдельный вход. А необходимость ею проезда к дому не доказана. Вход в дом является автономным со стороны <...>.

Кроме того, как правильно указал суд, сервитут, как способ обременения чужого земельного участка должен быть избран по наименее обременительному порядку, что не усматривается в способе, избранном истцом. Сервитут, предлагаемый истцом, через прилегающий земельный участок <...> является наиболее затратным, поскольку охватывает большую часть территории земельного участка, принадлежащего ответчику ФИО 30.

Все доводы, изложенные в кассационной жалобе истца были предметом тщательного анализа суда, все они направлены на иную, отличную от суда оценку доказательств, для которой Судебная коллегия не усматривает основания.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Можгинского городского суда Удмуртской Республики от 28 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу ФИО 1 - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КОРОБЕЙНИКОВА Л.Н.

 

Судьи

АНИСИМОВА В.И.

ШАРОВА Т.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь