Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 января 2011 г. по делу N 22-490

 

Председательствующий Ухналева С.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Комаровой М.А.,

судей Лохмачевой С.Я., Ловчева В.А.,

при секретаре Ж.,

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных У., О., адвокатов Кронова Е.В. и Маркова А.В.,

на приговор Тверского районного суда г. Москвы от 14 сентября 2010 года, которым

У., <...>, ранее не судимый, работающий следователем 1-го отдела следственной части по расследованию организованной преступной деятельности Следственного управления при УВД ЮАО г. Москвы с 25.02.2005 года,

осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 года N 162-ФЗ) к 7 годам лишения свободы, со штрафом в размере 500 000 рублей;

по ч. 1 ст. 285 УК РФ к 3 годам лишения свободы, а по совокупности совершенных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем полного сложения назначенных наказаний, окончательно к 10 годам лишения свободы, со штрафом в размере 500 000 рублей, с применением ст. ст. 47 и 48 УК РФ, с лишением права занимать любые должности в системе правоохранительных органов России сроком на 3 года, с лишением специального звания "капитан юстиции", с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима

и

О., <...>, ранее не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 года N 162-ФЗ) к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбытия У. и О. наказания исчислен с 9 апреля 2009 года.

Приговором суда разрешена судьба вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Ловчева В.А., выступления осужденных У. и О., адвокатов Кронова Е.В., Маркова А.В. и Гущина В.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Гугава Д.К., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

У. и О. признаны виновными в покушении на мошенничество, т.е. хищении чужого имущества, путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, в том числе, У., с использованием служебного положения.

Кроме того, У. признан виновным в использовании должностным лицом своих служебных полномочий, вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, повлекшим существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, охраняемых интересов общества и государства.

Преступления совершены в период с 16 сентября 2008 года по 8 апреля 2009 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный О., выражая несогласие с приговором, просит его отменить, а уголовное дело в отношении него прекратить; указывает, что судом первой инстанции неверно были установлены фактические обстоятельства дела, в связи с чем это повлияло на вынесение законного и обоснованного приговора; считает, что суд первой инстанции проявил заинтересованность в исходе дела; полагает, что оснований для признания его виновным в мошенничестве, не имелось, так как в отношении его и У. со стороны сотрудников ФСБ России была совершена провокация; обращает внимание на нарушение УПК, поскольку в основу приговора были положены недопустимые и недостоверные доказательства, в том числе, показания потерпевших, которые являлись непоследовательными.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный У., выражая несогласие с приговором, просит его отменить, а уголовное дело в отношении него прекратить; указывает, что доказательств его виновности в совершении преступлений, за которые он был осужден, не имеется; считает, что доказательств наличия у него умысла на хищение денежных средств у потерпевших Н.И. и Р., не добыто; полагает, что со стороны сотрудников ФСБ России в отношении него и О. была совершена провокация, а признанные по делу в качестве потерпевших Н.И. и Р. планировали дать ему взятку, о чем он заблаговременно сообщил своему руководству, чему в приговоре не была дана надлежащая оценка; автор жалобы указывает, что судом первой инстанции был нарушен УПК РФ, так как не был определен размер причиненного вреда, в основу приговора были положены недопустимые и недостоверные доказательства, в виде показаний потерпевших и свидетелей, заключения экспертов, не принято процессуальное решение о прекращении уголовного дела по ст. 290 УК РФ; обращает внимание на несправедливость назначенного наказания, а также на проявленную судом предвзятость, поскольку не были удовлетворены многочисленные ходатайства о вызове и производстве допросов в судебном заседании свидетелей защиты, имеющие существенное значение для дела.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней адвокат Марков А.В., в защиту осужденного У., выражая несогласие с приговором, просит его отменить; указывает, что судом первой инстанции неправильно был применен уголовный закон, нарушены нормы уголовно-процессуального законодательства, в связи с чем при постановлении приговора были не соблюдены пределы судебного разбирательства; считает, что доказательств виновности У. в совершении преступлений, за которые он был осужден, не имеется, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; полагает, что в отношении его подзащитного со стороны сотрудников ФСБ России была совершена провокация; обращает внимание, что судом первой инстанции не был установлен предмет хищения и при судебном разбирательстве нарушен принцип состязательности сторон, так как сторона защиты была лишена возможности представлять свои доказательства по делу.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней адвокат Кронов Е.В., в защиту осужденного У., выражая несогласие с приговором, просит его отменить; указывает, что судом первой инстанции неправильно был применен уголовный закон, нарушены нормы уголовно-процессуального законодательства, в связи с чем при постановлении приговора были не соблюдены пределы судебного разбирательства; считает, что обвинение У. было предъявлено неуполномоченным лицом, не принято процессуальное решение о прекращении уголовного дела по ст. 290 УК РФ, чему в приговоре не была дана надлежащая оценка, а также не был установлен предмет хищения и в чем выразился обман потерпевших; полагает, что доказательств виновности У. в совершении преступлений, за которые он был осужден, не имеется, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; обращает внимание, что в отношении У. и О. со стороны сотрудников ФСБ России была совершена провокация, в основу приговора были положены недопустимые и недостоверные доказательства, в том числе, фонограммы встреч между О., У. и потерпевшими Н-м и Р-м, допущено ограничение прав стороны защиты на представление доказательств в судебном заседании и на нарушение прав У. на защиту, допущенные в ходе предварительного расследование по делу.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель З-а Е.В., не соглашаясь с доводами жалоб, просит их оставить без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда в части осуждения У. и О. по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ законным и обоснованным, а в части осуждения по ст. 285 ч. 1 УК РФ подлежащими отмене по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности У. и О. в покушении на хищение денежных средств в сумме 35 млн. рублей у потерпевших Р. и Н.И. под обманным предлогом непривлечения их к уголовной ответственности установлена исследованными и проверенными в судебном заседании доказательствами.

Обоснованность выводов суда первой инстанции о совершении покушения на мошенничество У. и О. по предварительной договоренности между собой установлена также достаточной совокупностью доказательств, свидетельствующих о том, что осужденные согласно распределенным ролям, уяснив объект и предмет преступного посягательства, а также и способ хищения денежных средств, получили от Н.И. и Р. часть требуемой суммы в размере 3 млн. рублей, после чего в рамках проведения оперативных мероприятий были задержаны сотрудниками правоохранительных органов.

Правильно установив, что покушение на хищение денежных средств было обусловлено обстоятельствами, связанными с незаконным изъятием предметов и документов у потерпевших в ходе производства обыска в помещении ООО "ИФК Т-и К-л", где Н.И. и Р. являлись руководителями, судебная коллегия считает обоснованным вывод суда первой инстанции об использовании следователем У. своих служебных полномочий.

Все доказательства, приведенные в приговоре, добыты с соблюдением требований закона, поэтому являются допустимыми. Им дана надлежащая оценка в приговоре, с которой судебная коллегия также соглашается.

В материалах уголовного дела нет данных о заинтересованности потерпевших и свидетелей в оговоре осужденных, поэтому суд первой инстанции сделал правильный вывод о виновности У. и О. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, поскольку действуя совместно, предварительно договорившись между собой, следуя разработанному плану, целью которого являлось хищение денежных средств, принадлежащих потерпевшим, они пытались завладеть денежными средствами свыше 1 млн. рублей, т.е. в особо крупном размере, чему в приговоре дана соответствующая оценка.

Вопреки доводами жалоб, провокационных действий сотрудниками правоохранительных органов в отношении осужденных допущено не было, поскольку, как это видно из материалов уголовного дела, оперативно-розыскные мероприятия, направленные на пресечение противоправной деятельности У. и О. были произведены в соответствии с требованиями Закона об ОРД, чему в приговоре в соответствии со ст. 89 УПК РФ была дана надлежащая оценка.

Нарушений прав на защиту осужденных, ограничений в реализации их прав в ходе судебного заседания, вопреки доводам жалоб, судом первой инстанции не допущено.

Как видно из протокола судебного заседания, всем сторонам в равной степени предоставлялась возможность представлять доказательства и заявлять соответствующие ходатайства. Отклонение ходатайств и заявлений не может свидетельствовать о проявленной заинтересованности суда в исходе дела, поскольку ход судебного разбирательства соответствовал его пределам в рамках предъявленных У. и О. обвинений.

Порядок предъявления У. обвинения нарушен не был, поскольку после возбуждения в отношении него уголовного дела руководителем следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по г. Москве дальнейшее проведение следственных и процессуальных действий осуществлено в соответствии с требованиями ст. 450 УПК РФ в общем порядке.

Кроме того, вопреки доводам жалоб, возбуждение уголовного дела в отношении У. по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ не препятствовало его осуждению по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, поскольку обстоятельства, изложенные в постановлении о возбуждении уголовного дела, аналогичны тем фактическим данным, которые приведены в приговоре при описании совершенного преступления, а квалификация этого деяния дана уполномоченными лицами "на стадии досудебного производства - органом предварительного следствия, а в ходе судебного разбирательства - судом", вне зависимости от того, по признакам какого преступления было возбуждено уголовное дело.

Таким образом, суд первой инстанции, вопреки доводам жалоб, правильно установил фактические обстоятельства, в том числе, предмет хищения, размер денежных средств, подлежавших изъятию у потерпевших, с целью последующего распоряжения ими по своему усмотрению, поэтому обоснованно расценил действия У., как покушение на мошенничество, т.е. хищение чужого имущества, путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, с использованием служебного положения, а О., как покушение на мошенничество, т.е. хищение чужого имущества, путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере и квалифицировал действия каждого по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Однако, правильно установив обстоятельства, касающиеся покушения на мошенничество осужденными, суд первой инстанции необоснованно дополнительно квалифицировал действия У. по ч. 1 ст. 285 УК РФ, поскольку, как это видно из материалов уголовного дела, противоправное поведение У., связанное с использованием служебного положения вопреки интересам службы в отношении потерпевших полностью охватывается составом преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

С учетом этого, судебная коллегия считает необходимым приговор в отношении У. в части его осуждения по ст. 285 ч. 1 УК РФ отменить и уголовное дело в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления.

В связи с отменой приговора в части осуждения У. по ст. 285 ч. 1 УК РФ, судебная коллегия считает необходимым исключить из резолютивной части приговора ссылку о назначении ему наказания в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Кроме того, судебная коллегия также считает необходимым исключить из резолютивной части приговора указание о лишении У. права занимать любые должности в системе правоохранительных органов России сроком на 3 года и специального звания "капитан юстиции", поскольку суд первой инстанции не назначил дополнительные наказания, предусмотренные ст. ст. 47 и 48 УК РФ за конкретные преступления, входящие в совокупность.

Оснований для смягчения осужденным наказания по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ не имеется, поскольку наказание У. и О. назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности и конкретных обстоятельств дела, которое является справедливым.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 373, 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Тверского районного суда г. Москвы от 14 сентября 2010 года в отношении У. в части его осуждения по ст. 285 ч. 1 УК РФ отменить и уголовное дело в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления.

Этот же приговор в отношении У. изменить:

исключить из его резолютивной части ссылку о назначении ему наказания в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ и считать его осужденным к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей, а также указание о его лишении в соответствии со ст. ст. 47 и 48 УК РФ права занимать любые должности в системе правоохранительных органов России сроком на 3 года и специального звания "капитан юстиции".

В остальном приговор в отношении У., а также приговор в отношении О. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь