Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 января 2011 г. N 22-610/2011

 

Судья Портнов А.М. Дело N 1-548/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Лебедевой О.В.,

судей Дюпиной Т.В., Каширина В.Г.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 31 января 2011 года кассационное представление государственного обвинителя Атласова А.В. на приговор судьи <...> суда Санкт-Петербурга от 24 сентября 2010 года, которым

С.Д., <...>, судимый 03.12.2009 года по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, условно, с испытательным сроком 1 год,

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 ч. 1 УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Дюпиной Т.В., мнение помощника Санкт-Петербургского транспортного прокурора Атласова А.В., поддержавшего доводы кассационного представления и просившего приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, объяснения оправданного С.Д. и адвоката Жуняева В.А., полагавших необходимым приговор оставить без изменения, кассационное представление - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении государственный обвинитель просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, поскольку, по его мнению, приговор вынесен с нарушением уголовно-процессуального закона, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а также в связи с неправильным применением уголовного закона.

При этом прокурор ссылается на то, что в нарушение требований ст. ст. 302 ч. 2, 306 ч. 1 п. 2 УПК РФ резолютивная часть оправдательного приговора не содержит указаний на основания оправдания С.Д. Также прокурор указывает, что в нарушение положений ст. 305 ч. 1 п. 4 УПК РФ в приговоре не дано оценки доказательствам стороны обвинения, а именно заключению эксперта Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы МЮ РФ N <...> от 30.04.2010 года, показаниям эксперта Д., справке о результатах оперативного исследования N <...> от 08.02.2010 года, не приведены мотивы, по которым суд не признает эти доказательства достоверными, допустимыми и достаточными. Кроме того, прокурор ссылается на показания допрошенных в судебном заседании свидетелей <ФИО5>, <ФИО6>, <ФИО11>, <ФИО12> о том, что при проведении проверочной закупки у С.Д. выяснялся вопрос пригодности реализуемой им части винтовки, на что С.Д. ответил, что механизм пригоден для производства выстрелов именно боевыми патронами. Прокурор указывает, что показания указанных лиц в приговоре в полной мере не раскрыты, но признаны судом допустимыми и достоверными, без изложения в приговоре мотивов, по которым суд отвергает их в какой-либо части в качестве доказательств виновности С.Д. Как считает автор кассационного представления, обоснование приговора ответом начальника Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы С.С. противоречит требованиям действующего уголовно-процессуального законодательства. Прокурор обращает внимание на то, что в материалах дела отсутствуют подлинники адвокатского запроса-поручения и ответа на него. Кроме того, прокурор указывает, что вышеуказанный ответ адресован не суду и дан лицом, не исследовавшим непосредственно предмет преступления, а также не предупрежденным об уголовной ответственности за предоставление суду заведомо ложной информации в качестве эксперта, специалиста или свидетеля, а исполнитель данного ответа - эксперт Б. в судебном заседании не допрашивался. Далее прокурор ссылается на показания в судебном заседании эксперта Г., на неправильное изложение этих показаний в протоколе судебного заседания, обращает внимание на то, что эксперт полностью подтвердил данные им ранее заключения, а положенные в основу приговора показания эксперта были получены по исследованному в его присутствии ответу начальника Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы С.С. на адвокатский запрос-поручение, что, по мнению прокурора, противоречит требованиям ст. 282 УПК РФ. Кроме того, прокурор считает не основанной на законе ссылку суда на положения ст. 14 ч. ч. 3 и 4 УПК РФ, поскольку в случае наличия противоречий между заключениями эксперта Г. и эксперта Д. по делу необходимо было назначить повторную или дополнительную экспертизу. По мнению прокурора, при производстве по делу были собраны и представлены суду доказательства, свидетельствующие о совершении С.Д. деяния, содержащего все признаки преступления, предусмотренного ст. 222 ч. 1 УК РФ, а оправдательный приговор вынесен с нарушением требований УПК РФ, в связи с чем подлежит отмене. При этом прокурор считает, что в отношении С.Д. необходимо избрать меру пресечения в виде заключения под стражу, поскольку С.Д. ранее судим, совершил рассматриваемое умышленное преступление средней тяжести в период испытательного срока по другому приговору, не имеет регистрации и постоянного места жительства на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области, в период производства по делу им предпринимались попытки нарушения избранной в отношении него меры пресечения и воспрепятствования нормальному ходу производства по делу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, выслушав мнения участников процесса, судебная коллегия считает, что приговор подлежит отмене на основании ст. ст. 379 ч. 1 п.п. 1, 2, 380 п.п. 1, 2, 3, 381 ч. 1 УПК РФ.

Согласно ст. 305 ч. 1 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинения; обстоятельства дела, установленные судом; основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие; мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.

В силу ст. 306 ч. 1 УПК РФ резолютивная часть оправдательного приговора должна содержать, в том числе, указание на основания оправдания подсудимого.

Указанные требования уголовно-процессуального законодательства судом выполнены не в полной мере.

Как усматривается из приговора, суд пришел к выводу о доказанности факта реализации С.Д. <ФИО10> детали оружия - ствольной коробки с продольно скользящим затвором, ударным и спусковым механизмами.

В приговоре приведены доказательства, представленные стороной обвинения в подтверждение того обстоятельства, что указанная деталь оружия является основной частью огнестрельного оружия, за незаконные хранение и сбыт которой предусмотрена уголовная ответственность по ст. 222 ч. 1 УК РФ, а именно заключение эксперта ЭКЦ С-З УВДТ Г. N <...> от 19.02.2010 года, заключение эксперта ЭКЦ С-З УВДТ Г. N <...> от 26.03.2010 года, заключение эксперта С-З РЦСЭ Д. N <...> от 30.04.2010 года, показания эксперта Д.

Однако, в нарушение требований ст. 305 ч. 1 УПК РФ, суд не привел мотивы, по которым счел вышеуказанные доказательства недостоверными и отверг их.

В силу ст. 14 ч. 3 УПК РФ сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу в том случае, если эти сомнения не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ.

То обстоятельство, что представленные стороной обвинения доказательства - заключения экспертов - противоречат другим исследованным в судебном заседании доказательствам - показаниям эксперта Г. и письму начальника СЗ РЦСЭ С.С., как на то ссылается суд в приговоре, не является безусловным основанием для вынесения в отношении С.Д. оправдательного приговора, поскольку из приговора не следует, что суд признал выявленные противоречия неустранимыми в судебном заседании.

Кроме того, обосновывая изложенные в приговоре выводы показаниями эксперта Г., данными в судебном заседании, суд не дал оценки тому обстоятельству, что в судебном заседании эксперт подтвердил свое ранее данное на предварительном следствии заключение. Также суд не учел, что письмо начальника СЗ РЦСЭ С.С. содержит общие сведения, касающиеся производства охотничьих ружей, а при подготовке и составлении данного письма конкретный объект, незаконные хранение и реализация которого инкриминируются С.Д., не исследовался.

Утверждение суда о том, что выводы государственного обвинителя о реализации С.Д. основных деталей винтовки "Мосина" образца 1891 - 1930 годов построены на предположениях, неубедительно, поскольку свою позицию государственный обвинитель обосновывал исследованными в судебном заседании заключениями экспертов, причин к признанию которых неотносимыми, недопустимыми или недостоверными судом в приговоре не приведено.

При таких обстоятельствах ссылки суда на положения ст. 14 ч. ч. 3, 4 УПК РФ являются несостоятельными.

Согласно протоколу судебного заседания в заседании были допрошены свидетели обвинения <ФИО10>, <ФИО6>, <ФИО11>, <ФИО12>.

Показания указанных свидетелей суд счел логичными, подробными, последовательными, а также достоверными и допустимыми.

Из показаний свидетелей <ФИО5>, <ФИО6>, <ФИО11>, <ФИО12>, каждого, следует, в частности, что у С.Д. выяснялся вопрос пригодности использования реализуемой им части оружия, на что С.Д. пояснял, что механизм пригоден для производства выстрелов боевыми патронами.

Показаниям свидетелей в этой части суд оценки не дал и не указал мотивы, по которым отверг данные показания как доказательства виновности С.Д.

Кроме того, оправдывая С.Д. по предъявленному ему обвинению, суд не указал в резолютивной части приговора предусмотренные ст. 302 ч. 2 УПК РФ основания его оправдания.

При таких обстоятельствах, приговор суда нельзя признать соответствующим требованиям действующего уголовно-процессуального законодательства, в том числе Главы 39 УПК РФ, а изложенные в приговоре выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем приговор суда подлежит отмене, дело - направлению на новое судебное рассмотрение, в ходе которого необходимо всестороннее, полно и объективно исследовать представленные сторонами доказательства, дать им надлежащую оценку, после чего принять законное, обоснованное, надлежащим образом мотивированное и соответствующее требованиям УПК РФ решение по делу.

Согласно резолютивной части приговора ранее избранная в отношении С.Д. мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке отменена.

Оснований для избрания в отношении С.Д. меры пресечения в виде заключения под стражу, как на том настаивает в кассационном представлении государственный обвинитель, судебная коллегия не усматривает, поскольку С.Д. имеет регистрацию и постоянное место жительства в РФ, работает, объективных данных, свидетельствующих о том, что С.Д. может скрыться от суда, продолжить преступную деятельность, иным путем воспрепятствовать производству по делу, в материалах дела не имеется и судебной коллегии не представлено.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор <...> суда Санкт-Петербурга от 24 сентября 2010 года в отношении С.Д. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе со стадии судебного разбирательства.

Кассационное представление государственного обвинителя Атласова А.В. - удовлетворить частично.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь