Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 января 2011 г. N 22-64/11

 

Судья Азарова О.А. Дело N 1-10/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Глущенко О.В.,

судей Нелюбова А.Г., Азовцевой О.А.,

при секретаре К.,

рассмотрела в судебном заседании от 31 января 2011 года кассационную жалобу осужденного Б.А. на приговор Кронштадтского районного суда Санкт-Петербурга от 25 октября 2010 года, которым

Б.А., <...>, ранее судимый:

- 07.04.2000 г. по ст. 228 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы. Постановлением суда от 22.06.2004 г. освобожден условно-досрочно с оставшимся сроком 2 года 2 месяца 2 дня,

осужден по ст. ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ) к 8 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Б.А. оправдан по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ.

Заслушав доклад судьи Нелюбова А.Г., объяснения осужденного Б.А., адвоката Карпова И.В. в его защиту, мнение прокурора Елкова Г.П., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе адвокат Карпов И.В. просит приговор суда отменить в связи с нарушением уголовно-процессуального закона и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе судей.

В обоснование жалобы адвокат указывает, что судом нарушены пределы судебного разбирательства, установленные ст. 252 УПК РФ.

Так, оправдывая Б.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ, суд сослался на то, что выводы обвинения о совершении Б.А. умышленных действий, непосредственно направленных на совершение покушения на сбыт наркотических средств в особо крупном размере основаны лишь на предположениях, которые не могут быть положены в основу обвинения осужденного в совершении им вышеуказанного преступления.

Тем самым суд оправдал Б.А. по эпизоду, связанному с его задержанием 16.04.2008 г. и изъятием у него смеси, содержащей героин (диацетилморфин), общей массой 10,8 г, и смеси, содержащей 3-метилфентанил, массой 19,4 г.

Тем не менее, подтверждая приговором правильность предъявленного Б.А. обвинения по ст. ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ, суд в описательно-мотивировочной части приговора указал, что события с 16.04.2008 г. по 17.04.2008 г. охвачены единым умыслом и составляют один состав данного преступления.

При указанных обстоятельствах адвокат полагает, что указанные выше выводы суда, изложенные в приговоре, противоречат друг другу.

Также адвокат указывает, что судом было необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты об исключении доказательств, связанных с задержанием Б.А., т.к. при его задержании сотрудниками оперативных служб было грубо нарушено право осужденного на защиту, что подтверждается вступившим в законную силу постановлением суда об отказе в избрании Б.А. меры пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе осужденный Б.А. просит приговор суда отменить и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе суда.

В обоснование жалобы осужденный указывает, что суд необоснованно отверг его доводы о его невиновности и считает, что данное уголовное дело сфальсифицировано оперативными сотрудниками по мотиву мести за неудавшееся привлечение его к уголовной ответственности в прошлом.

По мнению осужденного предварительным следствием и судом необоснованно отвергнуты показания свидетелей защиты Ю. и К.А. Показаниям данных лиц судом дана неверная оценка и не учтено, что показания К.А. частично подтверждаются показаниями свидетелей обвинения В. и К.

Выводы суда о том, что он не был лишен возможности кому-либо передать или спрятать ключи от квартиры, в которой были обнаружены наркотики, являются надуманными с учетом показаний сотрудников УФСКН о том, что заходил в подъезд и выходил из него лишь он один. При этом судом не учтено, что эти сотрудники не были лишены возможности завладеть ключами от квартиры и проникнуть в нее.

Судом не учтено, что ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного разбирательства он не утверждал о том, что наркотики принадлежат Ш. или В.Э., а только предполагал их причастность.

Судом необоснованно не принято во внимание, что понятыми при его досмотре являлись или работники УФСКН, или заинтересованные лица, поскольку один охранял вход в помещение, а другой вел его туда за руку, в связи с чем он и утверждал об отсутствии понятых. Кроме того, судом не проверено, существуют ли данные лица на самом деле, т.к. в суд они не явились, поскольку не было установлено их местопребывание.

Также судом не учтено, что при его задержании и досмотре было грубо нарушено его право на защиту, т.к. к нему не был допущен адвокат, сотрудники УФСКН, проводившие досмотр лишили его возможности внести в полном объеме имевшиеся у него дополнения в протокол.

Суд не в полном объеме оценил выводы проведенных по делу экспертиз, т.к. не учел, что на изъятых у него и в квартире упаковках отсутствуют его отпечатки пальцев, а на коробке с весами обнаружены отпечатки пальцев другого человека.

Судом не учтено, что в смывах, взятых с его рук, отсутствуют следы наркотических средств.

Суд также необоснованно не принял во внимание, что показания сотрудников УФСКН о наличии у них информации о том, что он длительное время занимается незаконным оборотом наркотических средств ничем не подтверждены и опровергаются характеризующими его данными.

В ходе предварительного следствия не был выяснен вопрос о пропаже у него ключей от квартиры, в которой впоследствии были обнаружены наркотики.

При этом следователем не истребованы у оператора связи сведения о расположении абонентов.

Следствием необоснованно не была проведена очная ставка между свидетелем Ю. и сотрудником УФСКН Г., т.к. в их показаниях имеются явные противоречия.

Во время предварительного следствия и судебного заседания не были исследованы должным образом материалы дела относительно записи телефонных переговоров с его собеседниками.

Судебное следствие было проведено необъективно и с обвинительным уклоном.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор, как обвинительный, правильным.

Суд обоснованно сослался, как на доказательства вины Б.А., на показания свидетелей Г., О., С.А., С., И., Г.А., Р., а также на другие материалы дела, которые были исследованы в судебном заседании.

Собранные по делу доказательства позволили суду сделать правильный вывод о виновности Б.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что суд необоснованно отверг его доводы о невиновности и фальсификации в отношении него уголовного дела оперативными сотрудниками, являются необоснованными, поскольку опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Так показаниями свидетеля Г. - начальника отдела "А" УФСКН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, установлены наличие в данном отделе в январе 2008 г. оперативной информации о том, что Б.А. занимается незаконным сбытом наркотических средств, используя для данной цели находящуюся у него в собственности квартиру <...>, а также обстоятельства проведения в отношении Б.А. 16.04.2008 г. оперативно-розыскного мероприятия "наблюдение", в ходе которого последний был задержан возле дома <...> после выхода из подъезда. Показаниями данного свидетеля установлено также, что в ходе досмотра у Б.А. были обнаружены и изъяты наркотические средства героин и 3-метилфентанил. В ходе обыска в указанной выше квартире изъято также наркотическое вещество - героин.

Показаниями свидетеля С. - оперуполномоченного по ОВД отдела "А" УФСКН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области установлены наличие в данном отделе оперативной информации о том, что Б.А. занимается незаконным сбытом наркотических средств, обстоятельства проведения в отношении Б.А. 16.04.2008 г. оперативно-розыскного мероприятия "наблюдение", в ходе которого последний был задержан возле дома <...> после выхода из подъезда, из которых следует также, что после задержания Б.А. был проведен его досмотр, в ходе которого у него были обнаружены и изъяты свертки с порошкообразным веществом. До проведения досмотра у Б.А. при его задержании ключи не изымались.

Согласно показаниям свидетеля Г.А. - сотрудника отдела "А" УФСКН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, на основании оперативной информации в отношении Б.А. были проведены оперативно-розыскные мероприятия, в ходе которых было установлено, что 14.04.2008 г. он приобрел очередную партию наркотиков и хранит ее в квартире <...>, а 16.04.2008 г. было проведено ОРМ "наблюдение", в ходе которого Б.А. был задержан. При задержании у последнего ничего не изымалось. От других сотрудников ему известно, что при последующем досмотре у Б.А. в носках были обнаружены пакетики с наркотическим веществом. После досмотра Б.А. доставлен в УФСКН Санкт-Петербурга, а сотрудники УФСКН Р. и Т. остались в Кронштадте и всю ночь караулили двери в квартиру <...>.

Показаниями свидетеля Р. - старшего оперуполномоченного отдела "А" УФСКН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области установлены наличие оперативной информации о том, что Б.А. занимается незаконным сбытом наркотических средств, обстоятельства проведения в отношении Б.А. 16.04.2008 г. оперативно-розыскного мероприятия "наблюдение", в ходе которого последний был задержан возле дома <...> после выхода из подъезда, из которых следует также, что после задержания он по указанию начальника Г. поднялся к квартире N <...> указанного дома. Через несколько минут туда поднялся также сотрудник И., которого впоследствии сменил Т. С последним они до утра следующего дня следили за дверью квартиры N <...>. Пока караулили у двери квартиры, приезжала жена Б.А. с молодым человеком, пыталась открыть дверь и пройти в квартиру, также приезжали адвокат и сотрудники милиции. Затем указанные лица уехали. В его присутствии дверь в квартиру никто не открывал и туда не проходил.

Показаниями свидетелей О. и С.А. установлены обстоятельства проведения 17.04.2008 г. с их участием, как понятых, обыска в квартире <...>, в ходе которого были обнаружены и изъяты двое весов с комплектами гирь, изъяты следы рук, а в ванной комнате под ванной был обнаружен и изъят полиэтиленовый пакет, в котором находилось 5 свертков из полиэтилена с веществом светлого цвета. Согласно показаниям указанных лиц обыск был произведен в соответствии с требованиями закона, замечаний от участвующих в его проведении лиц не поступило.

Как на доказательства вины Б.А. суд обоснованно сослался в приговоре на представленные суду в качестве доказательств материалы ОРД, протокол обыска, проведенного 17.04.2008 г. в квартире <...>, заключения химических экспертиз, протоколы осмотра вещественных доказательств, мобильного телефона с сим-картой, изъятого у Б.А., сведения ОАО "М." о принадлежности данной сим-карте абонентского номера.

При этом судом, вопреки доводам кассационной жалобы осужденного, надлежащим образом исследовались и материалы ОРМ "прослушивание телефонных переговоров", проведенных в отношении Б.А., из которых следует, что он по телефону вел разговоры в завуалированной форме с различными лицами по поводу наркотических средств и 14.04.2008 г. приобрел очередную партию наркотического средства.

Указанные доказательства получили в приговоре надлежащую оценку, в соответствии с которой суд обоснованно признал их допустимыми и достоверными.

В том числе, суд обоснованно признал достоверными показания указанных выше свидетелей, поскольку они последовательны, не содержат противоречий, логичны, согласуются между собой и с иными доказательствами по делу, в том числе, с представленными суду материалами проведенных ОРМ, в связи с чем доводы кассационной жалобы осужденного об отсутствии по делу подтверждения показаний сотрудников УФСКН о наличии у них информации о том, что он длительное время занимается незаконным оборотом наркотических средств, судебная коллегия считает неубедительными.

При этом ссылку осужденного в жалобе на характеризующие его данные судебная коллегия не может принять во внимание т.к. эти данные не опровергают показаний допрошенных лиц с учетом имеющейся по делу совокупности доказательств и данной им судом оценки.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что при его досмотре понятыми являлись работники УФСКН или иные заинтересованные лица, ничем объективно не подтверждены и опровергаются показаниями свидетелей - сотрудников УФСКН, обоснованно признанными судом достоверными. То обстоятельство, что эти понятые не явились в суд по причине отсутствия сведений об их местопребывании не влияет на выводы суда, изложенные в приговоре и на допустимость протокола досмотра, как доказательства по делу.

Утверждение осужденного в жалобе о том, что сотрудники УФСКН, проводившие досмотр, лишили его возможности внести в полном объеме имевшиеся у него дополнения в протокол, ничем не подтверждено и опровергается самим протоколом, в котором какие-либо замечания по данному поводу отсутствуют.

То обстоятельство, что на изъятых у него и в квартире упаковках отсутствуют его отпечатки пальцев, на коробке с весами обнаружены отпечатки пальцев другого человека, а в смывах, взятых с его рук, отсутствуют следы наркотических средств, с учетом исследованной судом совокупности доказательств и данной им оценки не опровергает вывода суда о совершении Б.А. приготовления к совершению преступления.

Судом проверялись и доводы осужденного о его непричастности к совершению преступления, в том числе, доводы о возможной принадлежности героина, изъятого в принадлежащей ему квартире, В.Э. или Ш.

Данные доводы были обоснованно отвергнуты судом с учетом представленной суду совокупности доказательств, в том числе, с учетом показаний свидетеля К., из которых следует, что В.Э. в квартире Б.А. не проживал, свидетеля Ш., о том, что в данной квартире он никогда не проживал, а лишь оформил ее на себя и зарегистрировался в начале 2007 г. для ее купли-продажи.

При этом доводы кассационной жалобы Б.А. о неверном изложении судом его позиции относительно принадлежности наркотиков Ш. или В.Э., судебная коллегия считает неубедительными, поскольку они опровергаются материалами дела и данной им судом оценкой.

Оценивая доводы Б.А., суд, вопреки доводам кассационной жалобы, правомерно отверг показания свидетелей защиты Ю. и К.А.

При этом суд обоснованно сослался на то, что показания К.А. опровергаются показаниями свидетеля К. Доводы жалобы осужденного о том, что показания К.А. частично подтверждаются показаниями свидетелей В. и К. судебная коллегия считает неубедительными, исходя из сущности показаний допрошенных лиц.

Суд правомерно расценил показания свидетеля Ю., как надуманные и данные с целью помочь Б.А. избежать ответственности за содеянное, поскольку из показаний Ю. следует, что она находится в материальной зависимости от Б.А., получала от него ранее материальную поддержку.

Дана судом оценка и доводам Б.А. о том, что сотрудники УФСКН, незаконно отобрав у него при задержании ключи от квартиры, накануне обыска подбросили в нее наркотические средства.

Отвергая указанные доводы, суд обоснованно сослался на показания допрошенных сотрудников УФСКН, отрицавших изъятие у Б.А. ключей от квартиры до его досмотра, а также на показания свидетеля О., из которых следует, что уже после проведения обыска и его оформления Б.А. заявил, что им были потеряны ключи от квартиры.

При этом, вопреки доводам кассационной жалобы осужденного, суд правомерно указал, что Б.А. не был лишен возможности, находясь еще в подъезде дома, передать ключи от квартиры кому-либо или спрятать их.

Ссылки в жалобе осужденного на то, что в ходе предварительного следствия не был выяснен вопрос о пропаже у него ключей от квартиры, не были истребованы у оператора связи сведения о расположении абонентов и не была проведена очная ставка между свидетелем Ю. и сотрудником УФСКН Г., судебная коллегия считает неубедительными, поскольку данные обстоятельства не опровергают изложенных в приговоре суда выводов о виновности Б.А., основанных на представленной суду совокупности доказательств, правомерно признанных судом допустимыми и достоверными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, при рассмотрении дела судом не допущено.

Как видно из протокола судебного заседания, Б.А. и его защите была полностью предоставлена возможность реализовывать свои права, предусмотренные УПК РФ и Конституцией РФ. При указанных обстоятельствах доводы осужденного о том, что судебное следствие было проведено необъективно и с обвинительным уклоном, судебная коллегия находит несостоятельными.

Постановление суда об отказе в удовлетворении ходатайства защитника об исключении из перечня доказательств акта досмотра Б.А. от 16.04.2008 г. и протокола обыска от 17.04.2008 г. вынесено в соответствии с уголовно-процессуальным законом, оно является мотивированным и основанным на представленных суду доказательствах и иных данных по делу. При этом с учетом исследованных обстоятельств фактического задержания и досмотра Б.А., его задержания в порядке ст. ст. 91 и 92 УК РФ, проведения обыска в его квартире, а также с учетом соответствия составленных процессуальных документов требованиям закона, суд правомерно не усмотрел нарушений УПК РФ, влекущих признание указанных адвокатом доказательств недопустимыми.

Ссылка в жалобе адвоката на вступившее в законную силу постановление суда об отказе в избрании Б.А. меры пресечения в виде заключения под стражу, является неубедительной, поскольку в данном постановлении отсутствуют прямые указания, из которых следует, что допущенное при задержании осужденного нарушение права на защиту влечет недопустимость доказательств, на которые ссылается в жалобе адвокат.

По этим же основаниям судебная коллегия считает несостоятельными и доводы кассационной жалобы Б.А. о том, что судом не учтено, что при его задержании и досмотре было грубо нарушено его право на защиту.

Наказание осужденному Б.А. назначено в соответствии с требованиями закона и является справедливым.

Вместе с тем, обжалуемым приговором Б.А. оправдан в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ.

В обоснование принятого решения суд указал, что обвинение Б.А. в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере не нашло своего подтверждения, поскольку выводы обвинения о совершении Б.А. умышленных действий, непосредственно направленных на совершение преступление, основаны лишь на предположениях, которые не могут быть положены в основу обвинения.

С учетом предъявленного Б.А. органами следствия обвинения и данной этими органами юридической квалификации содеянного, указанный вывод суда и принятое решение об оправдании осужденного в указанной части, свидетельствуют о том, что суд фактически оправдал Б.А. в совершении действий по эпизоду обвинения, связанному с его задержанием 16.04.2008 г. и изъятием у него смеси, содержащей героин (диацетилморфин), общей массой 10,8 г и смеси, содержащей 3-метилфентанил, массой 19,4 г, т.е. связанному с незаконным оборотом указанных наркотических средств.

Доводы кассационной жалобы адвоката в данной части судебная коллегия считает убедительными.

С учетом изложенного, суд правильно осудил Б.А. за приготовление к сбыту героина, общей массой 483,087 г, обнаруженного при обыске принадлежащей ему квартиры, и необоснованно установил приговором наличие в действиях Б.А. приготовления к незаконному сбыту смеси, содержащей героин (диацетилморфин), общей массой 10,8 г, и смеси, содержащей 3-метилфентанил, массой 19,4 г, поскольку это противоречит принятому решению об оправдании осужденного по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ.

При указанных обстоятельствах из приговора подлежит исключению указание на приготовление Б.А. к незаконному сбыту смеси, содержащей героин (диацетилморфин), общей массой 10,8 г, и смеси, содержащей 3-метилфентанил, массой 19,4 г, в связи с чем кассационная жалоба адвоката Карпова И.В. подлежит частичному удовлетворению, а приговор суда - изменению в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

При этом судебная коллегия не усматривает оснований для смягчения осужденному назначенного судом наказания, поскольку суд пришел к обоснованному выводу о необходимости назначения Б.А. наказания в виде реального лишения свободы на минимальный срок, установленный законом, а исключительные обстоятельства для назначения осужденному наказания ниже низшего предела, предусмотренного законом, по делу отсутствуют.

В кассационных жалобах осужденный и адвокат ставят вопрос об отмене приговора в целом, а следовательно, и в части оправдания Б.А. по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ.

Однако, в связи с отсутствием представления прокурора, жалобы потерпевшего и жалобы оправданного на несогласие с основаниями оправдания, у судебной коллегии отсутствуют предусмотренные ст. 385 ч. 1 УПК РФ правовые основания для удовлетворения поданных кассационных жалоб об отмене приговора суда в части оправдания Б.А.

При таком положении судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам представленных кассационных жалоб.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Кронштадтского районного суда Санкт-Петербурга от 25 октября 2010 года в отношении Б.А. изменить:

исключить из приговора указание на приготовление Б.А. к незаконному сбыту смеси, содержащей героин (диацетилморфин), общей массой 10,8 г и смеси, содержащей 3-метилфентанил, массой 19,4 г.

В остальной части этот же приговор оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Б.А. оставить без удовлетворения, кассационную жалобу адвоката Карпова И.В. - удовлетворить частично.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь