Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 января 2011 г. по делу N 22-953

 

Судья: Скуридина И.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Селиной М.Е.,

судей Аббазова И.З., Пасюнина Ю.А.

рассмотрела 31 января 2011 года в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденного У., Х. на приговор Басманного районного суда г. Москвы от 03 августа 2010 года, которым

У., родившийся в Кыргызской Республики, гражданин Республики Кыргызстан, ранее судимый;

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с исчислением срока наказания с 20 апреля 2010 года.

Х., родившийся в Узбекской ССР, гражданин Республики Узбекистан, ранее не судимый,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с исчислением срока наказания с 20 апреля 2010 года.

Мера пресечения в отношении У. и Х. оставлена прежней - заключение под стражей.

Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Аббазова И.З., выслушав объяснения адвоката Сорокина В.В. в защиту Х., адвоката Гущина В.А. в защиту У. поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Бутюгина К.И., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору суда У. и Х. признаны виновными в совершении разбоя, то есть открытого хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступление ими было совершено 20 апреля 2010 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

У. и Х. в судебном заседании вину в совершенном преступлении не признали.

В кассационной жалобе осужденный У. считает приговор суда законным, обоснованным, но подлежащим изменению. Указывает, что вину в содеянном признает полностью, раскаивается в содеянном и сожалеет о случившемся. Просит приговор суда изменить, смягчить назначенное наказание.

В кассационной жалобе осужденный Х. считает приговор суда незаконным, необоснованным, несправедливым и подлежащим изменению, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а также в связи с неправильным применением уголовного закона. Указывает, что вывод суда о том, что у него был предварительный сговор с У. на совершение разбойного нападения, не подтверждается материалами уголовного дела. Не установлено, что у него был нож. Он не мог предположить о наличии у У. ножа и о том, что последний его использует при совершении преступного деяния. В ходе следствия не проверены следующие обстоятельства: был ли у него с У. предварительный сговор, были ли они знакомы до этого, не учтено также наличие языкового барьера между ним (узбеком) и У. (киргизом). Он считает, что его действия в отношении потерпевшей И. следует квалифицировать по ч. 1 ст. 161 УК РФ, так как он не совершал разбойное нападение, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья. Указывает, что ему назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, в связи с чем наказание, назначенное ему, является чрезмерно суровым. Он является единственным кормильцем семьи, на его иждивении имеется малолетний ребенок, он раскаивается в содеянном. Просит приговор суда изменить, смягчить назначенное наказание, переквалифицировав его действия на более мягкую статью УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о доказанности вины У. и Х. в совершении разбойного нападения подтверждаются имеющимися в материалах дела доказательствами, исследованными в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Судом подробно приведены в приговоре доказательства, связанные с завладением имуществом потерпевших В. и И. с указанием времени, места, обстоятельств совершения преступления, а также суммы похищенного, с чем соглашается судебная коллегия.

Несмотря на то, что Х. и У. свою вину не признали в указанном преступлении, вина их подтверждается совокупностью доказательств, приведенных в приговоре:

показаниями потерпевшей В. о том, что 20 апреля 2010 года примерно в 15 часов 10 минут у дома N 34/16 г. Москвы, идя со знакомой И., на них напали У. и Х., окружив спереди и сзади, и стали вырывать у них женские сумки. У. стал вырывать ее сумку, но она крепко ее держала руками. Затем У. вытащил нож и глазами ей показал на наличие у него ножа с кнопкой, на которой находился палец У., и продолжал вырывать сумку. Она реально испугалась за свою жизнь и здоровье, и осознавала, что У., держа нож в 15 см от нее, в любое время может раскрыть лезвие ножа и ударить ей ножом в шею или туловище, в связи с чем вынуждена была отдать ему сумку с вещами, после чего тот убежал с Х., который также вырвал сумку у И.;

показаниями потерпевшей И. о том, что на нее и В. напали У. и Х., окружив их спереди и сзади. У. пытался вырвать у нее сумку, но его оттолкнула В., тогда тот переключился на последнюю. Х. стал вырывать сумку у нее, но она оказала ему сопротивление. Затем она увидела в руке У. предмет, похожий на нож, которым тот угрожал В., и поэтому последняя перестала сопротивляться. У. вырвал сумку у В., а Х. похитил ее сумку с вещами, после чего оба убежали в одном направлении;

показаниями свидетелей П., Н., Д. (сотрудников милиции) об обстоятельствах задержания У. и Х. по подозрению в совершении разбойного нападения. При этом свидетели подтвердили, что У. и Х. при задержании нервничали, У. скинул на землю складной нож, который подобрал Г. При обследовании территории были обнаружены две раскрытые женские сумки, которые также забрали с собой; показаниями свидетеля Г. (сотрудника милиции), который дал аналогичные показания и подтвердил, что У. скинул на землю складной нож, который он подобрал. Кроме того, они нашли при осмотре территории две женские сумки;

протоколом личного досмотра У., в ходе которого у него были изъяты денежные средства в сумме 210 рублей, аудиоплеер, паспорт и полис обязательного медицинского страхования на имя И.; протоколом добровольной выдачи Г. складного ножа, который скинул на землю У.; протоколом добровольной выдачи Г. двух женских сумок, обнаруженных недалеко от места задержания У. и Х., протоколами предъявлений лиц для опознания, в ходе которых потерпевшие В. и И. опознали У. и Х. как лиц, которые совершили разбойное нападение на них; заключением эксперта о том, что представленный предмет является складным ножом, имеющий на рукояти кнопку, служащую для извлечения клинка; а также другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Анализ приведенных выше доказательств свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, и дал верную юридическую оценку действиям У. и Х. по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Оснований для переквалификации действий Х. на ч. 1 ст. 161 УК РФ не имеется.

Доводы жалобы Х. о том, что у него не было предварительного сговора с У. на совершение разбойного нападения, не знал о наличии у У. ножа, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку эти утверждения опровергаются всей совокупностью доказательств.

Так, осужденные при совершении разбоя действовали совместно и согласованно с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия (ножа).

О согласованности действий на разбой свидетельствует то, что У. и Х. перегородили дорогу потерпевшим спереди и сзади, каждый из них стал вырывать сумку у одной из потерпевших, в ходе совершения преступления ими был использован нож, а после завладения имуществом потерпевших оба скрылись в одном направлении, а затем совместно были задержаны сотрудниками милиции, в присутствии которых У. скинул нож на землю. Кроме того, у У. были обнаружены документы И., находящиеся в женской сумке потерпевшей, которые похитил Х. Потерпевшая В., увидев нож с кнопочным механизмом в руке У. в 15 см от себя, реально испугалась за свою жизнь и здоровье и поняла, что У. в любое время может раскрыть нож и ударить ей в шею или туловище, в связи с чем перестала сопротивляться, что позволило похитить У. ее сумку с вещами. Потерпевшая И. также испугалась действий осужденных, поскольку видела в руке У. предмет, похожий на нож. Х., действуя согласованно с У., завладел сумкой потерпевшей И. Осужденные при совершении разбойного нападения действовали дерзко, целенаправленно, в дневное время, из корыстных побуждений, группой лиц по предварительному сговору.

С доводами жалоб о суровости приговора и необходимости смягчения наказания У. и Х. судебная коллегия согласиться не может, так как при назначении У. и Х. наказания судом учтены характер и степень общественной опасности содеянного, обстоятельства дела, семейное положение каждого, влияние назначенного наказания на исправление подсудимых и на условия жизни их семей, отсутствие судимости у Х., данные, характеризующие личности виновных, все обстоятельства дела, а также совершение преступления У. при рецидиве преступлений. Поэтому назначенное наказание виновным судебная коллегия признает справедливым и соразмерным содеянному. Оснований для смягчения наказания не имеется.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, допущено не было.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Басманного районного суда г. Москвы от 03 августа 2010 года в отношении У. и Х. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь