Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 января 2011 г. N 33-1181/2011

 

Судья: Юрьев А.К.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Пошурковой Е.В.

судей Осининой Н.А. и Витушкиной Е.А.

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании 31 января 2011 года гражданское дело N 2-4431 по кассационной жалобе Л. на решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 09 декабря 2010 года по иску М. к Л. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Пошурковой Е.В., объяснения Л., объяснения представителя Л. - Л.В., объяснения представителя М. - адвоката И.,-

судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

М. обратился в суд с иском к Л. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований истец указывал, что 17.06.2010 года во дворе дома <...> в присутствии жильцов дома ответчица распространила в отношении истца порочащие и не соответствующие действительности сведения о том, что он собрал с граждан по 5000 рублей, присвоил их, никаких документов не предоставил, является бандитом, мошенником и уголовником. Истец просил суд обязать ответчицу опровергнуть распространенные сведения публично на очередном общем собрании членов ЖСК, а также взыскать с нее в качестве компенсации морального вреда 100000 рублей.

Решением Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 09.12.2010 года исковые требования удовлетворены в части обязания Л. в течение 30 дней с момента вступления в силу решения суда публично, заблаговременно уведомив об этом жильцов, во дворе дома <...> опровергнуть распространенные ею о М. и не соответствующие действительности сведения том, что он является мошенником, преступником, уголовником, собрал и присвоил чужие деньги; также в пользу М. с Л. взысканы денежная компенсация в счет причиненного морального вреда в размере 5000 рублей и расходы по оплате государственной пошлины в размере 200 рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

20.12.2010 года Красногвардейским районным судом Санкт-Петербурга вынесено дополнительное решение о взыскании с Л. в пользу М. расходов на оплату услуг представителя в размере 15000 рублей.

В кассационной жалобе ответчица просит отменить решение суда от 09.12.2010 года как незаконное и необоснованное.

Выслушав объяснения участников судебного процесса, заключение прокурора, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с нормами материального права при соблюдении требований процессуального законодательства.

Из материалов дела усматривается, что вечером 17.06.2010 года ответчица во дворе дома <...> в присутствии собравшихся жильцов дома количеством не менее 15 человек сообщила о том, что истец, являющийся заместителем председателя правления ЖСК, собрал с граждан по 5000 рублей, присвоил их, никаких гарантий и документов не предоставил, является бандитом, мошенником, преступником и уголовником. Факт распространения ответчицей указанных сведений об истце подтверждается показаниями жильцов дома, допрошенных в качестве свидетелей в ходе разбирательства в суде первой инстанции.

В соответствии с п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Согласно п. 5 ст. 152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Разрешая заявленные требования, суд правильно принял во внимание разъяснения, содержащиеся в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 3 от 24.02.2005 г. "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также о деловой репутации граждан и юридических лиц", согласно которым порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать, в частности, сообщение таких сведений в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

В п. 9 того же Постановления указано, что в соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, ст. ст. 150, 151 ГК РФ).

Вместе с тем, суд первой инстанции обоснованно счел, что представленные в материалах дела копии документов, касающиеся переписки жильцов с органами власти по поводу создания парковочных мест на придомовой территории, наряду с пояснениями сторон и свидетелей по делу, подтверждают возникновение в 2010 году конфликтных отношений между отдельными жильцами дома, к числу которых относится и ответчица и косвенно свидетельствуют об объективной возможности создания условий, при которых ответчица могла публично обвинить истца в совершении противоправных действий.

Оценив представленные доказательства, суд правильно признал, что высказывания "собрал и присвоил деньги" и "мошенник, преступник и уголовник" могут быть признаны порочащими истца, поскольку представляют собой утверждение о совершении им уголовно-наказуемого деяния.

Суд первой инстанции справедливо указал, что некоторая неточность в показаниях свидетелей обусловлена значительным временем, прошедшим с момента, когда события имели место, и не свидетельствует в целом о недостоверности сообщенных ими сведений о высказываниях ответчицы, порочащих истца.

Соглашаясь с указанным выводом суда, судебная коллегия считает довод кассационной жалобы о том, что суд не принял во внимание свидетельские показания относительно того, каким образом и кем из участвовавших в собрании лиц ответчица была приглашена не заслуживающим внимания, ввиду несущественности данного обстоятельства для разрешения спора.

Довод кассационной жалобы о том, что в судебном заседании 09.12.2010 года супруг ответчицы был допрошен в качестве свидетеля в нарушение требований ч. 3 ст. 69 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), судебная коллегия считает несостоятельным, поскольку в ходе судебного заседания ответчица сама лично заявила о допросе своего супруга в качестве свидетеля (л.д. 112). Следует учесть и тот факт, что замечания на протокол судебного заседания от 09.12.2010 года ответчица также не подавала.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводом кассационной жалобы о том, что суд безосновательно сделал вывод о том, что документы связанные с вопросами законности организации парковочных мест во дворе дома косвенно указывают на условия возникновения конфликта между сторонами, поскольку из свидетельских показаний следует, что конфликтная ситуация между ответчицей и истцом не была единичным случаем, при всем том, что данное обстоятельство ответчица не отрицала равно как и наличие претензий к истцу, и именно ответчица обращалась в различные органы для признания действий истца неправомерными и противоречащими действующему законодательству.

Между тем, судебная коллегия полагает, что указанный в решении суда способ опровержения порочащих истца сведений (обязание ответчицу предварительно уведомить жильцов во дворе дома <...>) делает его фактически неисполнимым и не соответствует заявленным требованиям. Во-первых, из решения суда не усматривается, каких жильцов необходимо предварительно уведомить о предстоящем опровержении сведений, неясно, каким образом можно опровергнуть сведения во дворе дома. Во-вторых, сам истец просил опровергнуть распространенные в отношении него ответчицей сведения на общем собрании членов ЖСК. При таком положении, судебная коллегия считает необходимым уточнить резолютивную часть решения суда указанием на то, что опровержение порочащих честь и достоинство истца сведений должно быть произведено ответчицей на очередном собрании ЖСК, как того требуют положения ст. 45 ЖК РФ. Указанный способ опровержения, по мнению судебной коллегии, не нарушает прав сторон, соответствует материалам дела, поскольку присутствующие при распространении сведений в отношении истца лица в большинстве своем являлись членами ЖСК, дату очередного собрания также можно определить вполне конкретно, что делает возможным исполнение решения суда.

Другие доводы кассационной жалобы сводятся к изложению обстоятельств дела, которым была дана правильная оценка судом первой инстанции, направлены на переоценку доказательств, оцененных судом в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ и выводов суда первой инстанции, не опровергают их и не могут служить основанием к отмене обжалуемого решения.

Решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 09.12.2010 года, постановлено в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права и не может быть отменено по доводам кассационной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от <...> в части определения способа опровержения сведений, порочащих честь и достоинство истца изменить - обязать Л. опровергнуть распространенные ею о М. и не соответствующие действительности сведения том, что он является мошенником, преступником, уголовником, собрал и присвоил чужие деньги на очередном собрании ЖСК.

В остальной части решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга оставить без изменения, кассационную жалобу - Л. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь