Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТЮМЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 января 2011 г. по делу N 33-332/2011

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего Колосковой С.В. судей Кавка Е.Ю., Глушко А.Р. при секретаре О. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе ответчика В. на решение Нижнетавдинского районного суда Тюменской области от 30 ноября 2010 года, которым постановлено:

"Исковые требования Открытого страхового акционерного общества "Ресо-Гарантия" удовлетворить.

Взыскать с В., ДД.ММГГГ года рождения, уроженца в пользу Открытого страхового акционерного общества "Ресо-Гарантия" страховое возмещение в порядке суброгации в размере 111 205 рублей 02 копейки и возврат государственной пошлины в размере 3 424 рубля 10 копеек, всего 114 629 рублей 12 копеек".

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Глушко А.Р., пояснения ответчика В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Открытое страховое акционерное общество "Ресо-Гарантия" (далее по тексту ОСАО "Ресо-Гарантия") обратилось в суд с иском к В. о взыскании суммы страхового возмещения по договору страхования.

Требования мотивированы тем, что 09.09.2008 г. в результате дорожно-транспортного происшествия, случившегося по вине ответчика, был поврежден автомобиль, принадлежащий ФИО4 На момент ДТП автомобиль был застрахован в ОСАО "Ресо-Гарантия" по договору добровольного страхования, в связи с чем, ФИО4 было выплачено страховое возмещение в размере 231 205 рублей 02 копейки. Поскольку автогражданская ответственность ответчика была застрахована ООО последняя возместила истцу 120 000 рублей, в связи с чем ОСАО "Ресо-Гарантия" просило взыскать с ответчика размер причиненного ущерба, превышающего страховое покрытие полиса ОСАГО, в сумме 111 205 рублей 02 копейки в порядке суброгации.

Судом к участию в деле в качестве соответчика был привлечен П. - собственник транспортного средства, которым при совершении ДТП управлял ответчик.

Представитель истца в судебное заседание не явился, был извещен, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Ответчик В. и его представитель Г., действующая на основании ордера, в судебном заседании с исковыми требованиями не согласились, пояснили, что на момент ДТП В. управлял автомобилем, принадлежащим П., в рабочее время, выполняя условия трудового соглашения. Трудовые отношения между В. и П. подтверждаются трудовым договором и трудовой книжкой. В соответствии с трудовым договором, у ответчика был установлен восьмичасовой рабочий день, с 9 до 18 часов, а ДТП произошло в 11 часов 15 минут.

Ответчик П. в судебное заседание не явился, был извещен, в письменных возражениях пояснил, что на момент совершения ДТП В. не выполнял свои трудовые обязанности, поскольку в тот день путевой лист ему не выдавался, в соответствии с должностной инструкцией данный период времени являлся простоем. Должностная инструкция допускает управление водителем вверенным ему транспортным средством в период простоя, но с возложением всей ответственности по причинению ущерба третьим лицам на работника.

Судом постановлено указанное выше решение, с которым не согласился ответчик В., в кассационной жалобе просит решение суда отменить, принять по делу новое решение о взыскании страхового возмещения с П.

Полагает, что судом были неправильно применены нормы материального права. Ссылаясь на ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, указывает, что обязанность по возмещению вреда возлагается на владельца источника повышенной опасности, каковым является П., что установлено, в том числе, определением суда от 06.10.2010 г. В связи с чем, полагает ссылку суда на п. 3.4. должностной инструкции водителя несостоятельной, утверждая, что указанный пункт относится к вверенным водителю транспортным средствам, в то время как факт того, что автомобиль, которым он управлял во время ДТП, был вверен в указанное время В., судом не установлен, в частности, в деле отсутствует соответствующая доверенность. Полагает, что судом не был учтен тот факт, что в момент совершения ДТП В. в рабочее время, выполняя условия трудового соглашения, двигался с автозаправочной станции. Согласно п. 2.1.4. Трудового договора, водитель обязан самостоятельно (без путевых листов) следить за техническим состоянием автомобиля и выполнять необходимые работы по обеспечению его эксплуатации, в связи с чем, полагает, что мероприятия по заправке автомобиля не являются периодом "простоя", так как приравниваются к заданию работодателя. Также поясняет, что работодатель не соблюдал свою обязанность по выдаче путевых листов водителям. Таким образом, утверждает, что является ненадлежащим ответчиком по данному делу, ответственность должна быть возложена на собственника транспортного средства. Кроме того, полагает, что суд необоснованно сослался на Приказ Минтранса Российской Федерации от 18.09.2008 г. N 152 "Об утверждении обязательных реквизитов и порядка заполнения путевых листов", поскольку ДТП произошло 09.09.2008 г., то есть, ранее его издания.

На кассационную жалобу поступили возражения П., полагающим решение законным и обоснованным. Указывает, что в момент ДТП В. владел транспортным средством, которым управлял, а факт того, что автомобиль во время ДТП был вверен В. подтверждается протоколом и постановлением по факту нарушения им Правил дорожного движения.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, как это предусмотрено частью 1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений на нее, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене по следующим основаниям:

В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом, суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Как установлено судом и не оспаривается сторонами, В., как работник с одной стороны, и П., как работодатель с другой, во время ДТП состояли в трудовых отношениях.

В ходе производства по делу П. указывал, что поскольку путевой лист В. в день ДТП не выдавался, данный день надлежит считать простоем, во время которого водитель транспортного средства, в соответствии с должностной инструкцией, имел право управления им с возложением на него ответственности за возможный ущерб, в частности, третьим лицам. В то же время В. указывал, что в день ДТП находился при исполнении трудовых обязанностей, двигался с автозаправочной станции. Утверждал, что путевые листы ему вообще не выдавались.

Удовлетворяя за счет ответчика В. требования истца, суд первой инстанции исходил из требований ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с ч. 2 п. 1 которой, обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.), указывая, что суду не представлено доказательств того, что В. выполнял в день ДТП трудовые обязанности.

Судебная коллегия находит данный вывод не основанным на материалах дела, поскольку в них какие-либо предусмотренные действующим законодательством документы, определяющие основания управления В. как в день ДТП 09.09.2008 г., так и в иное время принадлежащим П. транспортным средством отсутствуют. Само по себе наличие в должностной инструкции положения, предусматривающего право водителя во время простоя управлять транспортным средством, оснований к такому выводу не дает. Кроме того, в соответствии с п. 2.1.9. трудового договора между ИП П. и В., работнику запрещается любое использование автомобиля в личных целях без разрешения руководства. Указанное противоречие трудового договора и должностной инструкции судом не разрешено.

Таким образом, выводы суда первой инстанции, изложенные в решении суда, обстоятельствам дела не соответствуют.

Кроме того, судом в качестве нормативного документа, регулирующего порядок выдачи и использования путевых листов, указано на Приказ Минтранса РФ от 18.09.2008 N 152 "Об утверждении обязательных реквизитов и порядка заполнения путевых листов". Однако, указанный нормативный акт принят после рассматриваемого правоотношения и на него не распространяется.

В связи с изложенным, судебная коллегия полагает необходимым направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении суду первой инстанции надлежит установить значимые для дела обстоятельства, в том числе, порядок организации эксплуатации принадлежащего П. транспортного средства, в частности, водителем В. в день ДТП 09.09.2008 г.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Нижнетавдинского районного суда Тюменской области от 30 ноября 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь