Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ФЕВРАЛЬ 2011 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Статья 125 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень решений, которые могут быть приняты судом по результатам рассмотрения жалобы в таком порядке

 

Постановлением Шебекинского районного суда постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства подозреваемого К. отменено.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда постановление отменено, материалы направлены на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

По результатам рассмотрения жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ судом может быть принято решение об отказе в ее удовлетворении либо о признании решения должностного лица незаконным и обязании устранить допущенные нарушения.

Судом первой инстанции постановление следователя отменено, тем самым принято не предусмотренное законом решение.

При таких данных суд первой инстанции явно вышел за пределы своей компетенции.

 

Судебное производство

 

Участнику уголовного судопроизводства, не владеющему или недостаточно владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, должно быть разъяснено право и обеспечена возможность пользоваться помощью переводчика

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода ходатайство Р. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания оставлено без удовлетворения.

Кассационная инстанция областного суда постановление отменила, указав следующее.

В соответствии со ст. 18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право давать показания и выступать в суде на родном языке, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.

Данное требование закона судом не выполнено.

Как следует из материалов дела, Р. является гражданином Республики Беларусь.

Согласно протоколу судебного заседания у него не выяснялось, владеет ли он русским языком и нуждается ли он в помощи переводчика, что повлекло за собой нарушение гарантированных ему уголовно-процессуальным законом прав.

 

При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в частности, обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение лица от уголовной ответственности и наказания

 

Приговором Старооскольского городского суда С. осужден по ст. 162 ч. 3 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор отменить, считая, что в момент совершения преступления он находился в невменяемом состоянии, а экспертиза в нарушение ст. 196 УПК РФ проведена не была.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда приговор отменен по следующим основаниям.

Из приговора следует, что суд пришел к выводу о совершении осужденным преступления в состоянии вменяемости, поскольку данных о расстройстве его психики в суд не представлено и его поведение было адекватным.

Такой вывод является не бесспорным, поскольку обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, в ходе предварительного следствия и в суде в нарушение требований ст. 73 ч. 1 п. 3 УПК РФ не исследованы в полном объеме, родственники, в том числе мать С., не допрошена, психиатрическая экспертиза осужденного не проводилась.

В материалах уголовного дела имеются данные, свидетельствующие, что С. родился с черепной травмой, в детстве переболел менингитом, от срочной службы в Вооруженных Силах РФ был освобожден по болезни, состоял на учете у невролога, находясь в следственном изоляторе обследовался врачом-психиатром, которым ему поставлен диагноз - органическое астеническое расстройство личности в связи со смешанным заболеванием, астеноневротический синдром.

Сам осужденный заявлял, что жалуется на постоянные головные боли, головокружение, подавленность настроения. В производственной характеристике, приобщенной к материалам дела, С. отрицательно характеризуется как проблемный работник, который в поведении часто бывает неадекватен.

При таких обстоятельствах суду в соответствии со ст. 196 ч. 1 п. 3 УПК РФ необходимо было назначить судебно-психиатрическую экспертизу в целях установления психического состояния С., так как имелись сомнения в его вменяемости и способности самостоятельно защищать свои права в суде.

Однако суд, в нарушение требований уголовно-процессуального законодательства, без проведения судебной экспертизы установил состояние вменяемости подсудимого по делу, что является недопустимым.

 

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила приговор, постановленный в особом порядке судебного разбирательства, поскольку судом первой инстанции нарушены условия и процедура принятия решения в особом порядке

 

Приговором Новооскольского районного суда, постановленном в особом порядке судебного разбирательства, И. осуждена по ст. 264 ч. 1 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденная просила приговор отменить, ссылаясь на то, что судом не соблюдены условия рассмотрения уголовного дела в особом порядке.

Суд кассационной инстанции жалобу И. удовлетворил, приговор отменил, указав следующее.

По смыслу закона, вопрос о возможности постановления приговора без проведения судебного разбирательства, при наличии соответствующего ходатайства обвиняемого, разрешается судом на стадии предварительного слушания или в судебном заседании, где суд должен не только разъяснить права участникам процесса, но и удостовериться в том, осознают ли они последствия постановления приговора в особом порядке.

Эти требования закона судом первой инстанции не выполнены.

Как видно из протокола, в судебном заседании председательствующий по делу разъяснил подсудимой ее права, предусмотренные ст. ст. 47, 54 УПК РФ, однако не выяснил, осознает ли подсудимая последствия рассмотрения уголовного дела в особом порядке, а также не разъяснил пределы обжалования приговора, постановленного без проведения судебного разбирательства.

В соответствии со ст. 316 ч. 8 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния с обвинением, в совершении которого согласился подсудимый, а также выводы суда о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

Между тем, приговор Новооскольского районного суда в отношении И. не содержит выводов суда о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства, в особом порядке.

Допущенные судом первой инстанции нарушения закона признаны существенными.

 

Обвиняемый имеет право заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства только при наличии его полного согласия с предъявленным обвинением

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, С. осужден по ст. ст. 325 ч. 2 (3 эпизода), 162 ч. 2 (5 эпизодов), 161 ч. 1 УК РФ.

Президиум областного суда приговор отменил, указав следующее.

По смыслу ст. ст. 314, 35 УПК РФ обвиняемый может заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в присутствии защитника в связи с согласием с предъявленным ему обвинением.

Из материалов дела видно, что С. в процессе расследования уголовного дела вину в полном объеме не признал, показания давать отказался, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ.

Несмотря на это, его ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судом было удовлетворено и вынесен обвинительный приговор в соответствии с требованиями главы 40 УПК РФ, что является недопустимым.

 

Приговор суда отменен ввиду допущенных при его постановлении существенных нарушений процессуального законодательства

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода осуждены:

- З. по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 2 п. "а" (2 эпизода), 30 ч. 1, 228.1 ч. 2 п.п. "а, б", 327 ч. 1 (64 эпизода) УК РФ;

- З. по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 2 п. "а" (2 эпизода), 30 ч. 1, 228.1 ч. 2 п.п. "а, б", 327 ч. 1 (64 эпизода) УК РФ;

- Ш. по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 2 п. "а" (2 эпизода), 30 ч. 1, 228.1 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ.

Президиум областного суда приговор отменил, уголовное дело направил на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В соответствии со ст. 307 ч. 1 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

По смыслу приведенной нормы закона, если преступление совершено группой лиц по предварительному сговору, в приговоре должно быть четко указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления.

Приговором суда установлено, что наркотические средства сбывались Ш. по предварительному сговору с З. и З., а подделку рецептурных бланков по 64 эпизодам преступлений совершали группой лиц по предварительному сговору З. и З.

Вместе с тем, при описании деяний в приговоре не указано, в чем конкретно выражалась договоренность соучастников в покушениях на сбыт наркотических средств и в приготовлении к сбыту наркотических средств в крупном размере, а также в подделке официальных документов, какие действия были совершены каждым из соучастников группового преступления.

Согласно ст. 240 УПК РФ приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Это требование закона судом не выполнено.

В приговоре в качестве доказательств вины З. и З. приведены рецептурные бланки по 64 эпизодам их подделки, но сами они в судебном заседании не исследовались.

Также в приговоре приведены противоречивые данные, из которых нельзя сделать вывод о времени совершения подделки рецепта на имя К.

Так, в описательно-мотивировочной части приговора сказано, что 9 апреля 2009 года З. и З. с использованием ноутбука подделали рецепт на имя К. и 7 апреля 2009 года (то есть до подделки рецепта) по нему приобрели сильнодействующий препарат.

В приговоре не отражено отношение подсудимых по каждому эпизоду совершенных преступлений и не дана оценка доводам З. о своей невиновности в подделке рецептурных бланков, который пояснил в судебном заседании, что он не подделывал рецепты и не умеет работать на компьютере. Такие же показания дали осужденные З. и Ш.

По заключениям почерковедческих экспертиз, приведенных в приговоре, записи в рецептурные бланки вносила только З.

В приговоре указаны даты подделки рецептурных бланков З. и З., но не по одному из эпизодов преступлений доказательств о времени совершения ими названных преступлений не приведено.

По факту подделки рецептурного бланка N 029707 как доказательства вины З. в приговоре указано заключение судебной экспертизы без номера и даты, согласно которому оттиски печатей и штампа, имеющиеся в рецепте, нанесены с помощью рельефных клише, изготовленных без нарушения фабричной технологии. Однако таких сведений в этом заключении не имеется.

Указанные нарушения закона, допущенные при постановлении приговора, являются существенными, повлиявшими на законность, обоснованность и справедливость приговора.

 

Указания суда кассационной инстанции обязательны для исполнения при новом рассмотрении уголовного дела после его отмены

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода О. осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ с применением ст. 64 ч. 1 УК РФ к ограничению свободы.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить, считая его незаконным и несправедливым.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда кассационное представление удовлетворено, приговор суда отменен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 388 ч. 6 УПК РФ указания суда кассационной инстанции обязательны для исполнения при новом рассмотрении уголовного дела.

Из материалов дела видно, что определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда предыдущий приговор в отношении О. был отменен в связи с нарушением требований ст. 297 УПК РФ ввиду мягкости назначенного О. наказания в виде лишения свободы условно.

При новом рассмотрении уголовного дела судом без учета тяжести совершенного группового преступления и повышенной общественной опасности содеянного О., в нарушение требований ст. 43 УК РФ, вновь назначено О. мягкое наказание в виде ограничения свободы с применением правил ст. 64 УК РФ, что противоречит принципу справедливости и не способствует предупреждению совершения О. новых преступлений.

При таких данных приговор суда не может быть признан законным, обоснованным и справедливым.

 

Исполнение приговора об осуждении лица к лишению свободы может быть отсрочено судом при наличии у осужденного болезни, препятствующей отбыванию наказания, - до его выздоровления

 

Постановлением Губкинского районного суда В. отказано в удовлетворении ходатайства об отсрочке исполнения приговора.

В кассационной жалобе В. просил постановление отменить в связи с его незаконностью.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда жалоба В. удовлетворена, постановление суда отменено.

Из материалов дела видно, что приговором Губкинского районного суда В. осужден по ст. 264 ч. 3 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года. После вступления приговора в законную силу В. обратился в суд с ходатайством об отсрочке исполнения приговора в связи с предстоящей операцией по удалению металлоконструкции из левого бедра.

Суд отказал в удовлетворении ходатайства В., сославшись на то, что отсрочка исполнения приговора на определенный срок при осуждении лица к лишению свободы до его выздоровления возможна лишь при наличии у него заболевания, препятствующего отбыванию наказания, указанного в Приказе Минздрава РФ N311/242 от 09.09.2001 (ред. от 01.11.2002).

Между тем, данный нормативный акт применим лишь к ст. 81 УК РФ, предусматривающей освобождение от отбывания наказания в связи с болезнью, препятствующей отбыванию наказания, то есть речь идет о полном освобождении осужденного от отбывания наказания в связи с болезнью, входящей в Перечень, установленный Постановлением Правительства РФ от 06.02.2004 N 54.

В свою очередь, ст. 398 УПК РФ предусматривает отсрочку исполнения приговора в виде лишения свободы в связи с болезнью осужденного, препятствующей отбыванию наказания, - до его выздоровления.

Таким образом, в соответствии с указанной нормой закона осужденному может быть временно отсрочено исполнение наказания в связи с имеющимся у него заболеванием.

Как видно из материалов дела, осужденный в своем ходатайстве просил отсрочить исполнение наказания временно, до момента его выздоровления.

При таких обстоятельствах суд должен был рассмотреть его ходатайство по существу в соответствии со ст. 398 УПК РФ.

 

Вопросы применения норм материального права

 

При наличии в материалах дела обстоятельств, являющихся в соответствии со ст. 61 УК РФ смягчающими наказание, суд должен обсудить вопрос о признании либо непризнании их таковыми с приведением мотивов принятого решения

 

Приговором Губкинского городского суда Б. осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда приговор изменен по следующим основаниям.

Из материалов уголовного дела видно, что непосредственно после совершения преступления - причинения потерпевшему ножевого ранения, Б. вызвал "скорую медицинскую помощь". Данный факт подтверждается показаниями потерпевшего, свидетеля О. и самого Б.

Согласно ст. 61 ч. 1 п. "к" УК РФ обстоятельством, смягчающим наказание, признается оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления.

Как видно из приговора, при назначении наказания Б. суд первой инстанции не обсудил вопрос о признании или непризнании данного обстоятельства в качестве смягчающего наказание и не привел в приговоре соответствующие мотивы.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда признала оказание медицинской и иной помощи потерпевшему обстоятельством, смягчающим наказание Б., и смягчила назначенное ему наказание.

 

При назначении наказания по статьям уголовного закона, предусматривающим возможность применения дополнительного наказания по усмотрению суда, в приговоре необходимо указать основания его применения с приведением соответствующих мотивов

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Ц. осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ к ограничению свободы с лишением права управления транспортным средством.

В надзорной жалобе осужденный просил приговор изменить, исключить дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством.

Президиум областного суда жалобу Ц. удовлетворил, приговор суда изменил по следующим основаниям.

Согласно п. 4 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, в том числе дополнительного.

Указанные требования закона судом не соблюдены.

Назначив Ц. дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством, суд не мотивировал свое решение, как того требует ч. 1 ст. 264 УК РФ, поскольку ее санкция в части дополнительного наказания является альтернативной.

В судебном заседании установлено, что Ц. является инвалидом 2 группы по причине трудового увечья, автомобиль ему выделен как инвалиду, в связи с травмой он не может передвигаться без него.

Данные обстоятельства судом при назначении дополнительного наказания были оставлены без внимания, что повлияло на справедливость приговора.

 

При особом порядке судебного разбирательства две трети максимального срока или размера наказания по правилам ст. 62 УК РФ исчисляются от двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление

 

Приговором Яковлевского районного суда Г. осужден по ст. ст. 166 ч. 1, 264 ч. 4 УК РФ.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства в соответствии с требованиями ст. ст. 314 - 316 УПК РФ.

Президиум областного суда приговор изменил по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ при постановлении приговора в особом порядке судебного разбирательства назначенное осужденному наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Согласно ст. 62 ч. 1 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. "и" и (или) "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

По смыслу закона две трети максимального срока или размера наказания по правилам ст. 62 УК РФ исчисляются от двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, исчисленного в соответствии с правилами ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

Из приговора видно, что в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Г., суд признал активное способствование раскрытию преступления, предусмотренное п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и не установил по делу отягчающих наказание обстоятельств.

Санкцией ст. 264 ч. 4 УК РФ предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 7 лет.

С учетом требований ст. 316 ч. 7 УПК РФ и ст. 62 ч. 1 УК РФ срок наказания Г. по данной статье не мог превышать 3 лет 1 месяца и 10 дней лишения свободы.

Однако суд назначил Г. по данной статье наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяце, что превысило максимально возможный срок наказания.

 

Из объема обвинения лица, осужденного по п. "в" ч. 3 ст. 146 УК РФ, исключен ряд квалифицирующих признаков, поскольку их наличие не подтверждается материалами дела

 

Приговором Губкинского городского суда В. осужден по п. "в" ч. 3 ст. 146 УК РФ.

В. признан виновным в умышленном нарушении прав, в незаконном использовании объектов авторского права, а равно в приобретении, хранении контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта в особо крупном размере.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор изменила, исключила из обвинения ряд квалифицирующих признаков, указав следующее.

В соответствии со ст. 307 ч. 1 п. 1 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

В., в частности, признан виновным в незаконном приобретении у неустановленного лица, перевозке контрафактной продукции (дисков формата dvd и дисков с программным обеспечением "Майкрософт"), которую он хранил в своей торговой точке и реализовывал данную контрафактную продукцию путем продажи.

Из материалов дела видно, что время, день и место приобретения В. контрафактной продукции, то есть когда В. приобрел ее и умышленно перемещал любым видом транспорта из одного места нахождения в другое, установлены не были.

В соответствии со ст. 155 УПК РФ из материалов уголовного дела в отношении В. выделены в отдельное производство материалы в связи с неустановлением лиц, у которых контрафактная продукция приобреталась.

При таких данных, квалифицирующие признаки незаконного использования объектов авторского права, а именно приобретение и перевозка контрафактных экземпляров произведений, не подтверждены материалами дела.

 

По смыслу ст. 78 УИК РФ вывод о целесообразности либо нецелесообразности перевода осужденного из исправительной колонии строгого режима в колонию-поселение может быть принят на основании данных о поведении и отношении осужденного к труду за весь период отбывания наказания

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода осужденному Н. отказано в удовлетворении ходатайства о переводе из исправительной колонии строгого режима в колонию-поселение.

В надзорной жалобе Н. просил постановление суде отменить, поскольку при рассмотрении его ходатайства не в полной мере учтены данные о его личности.

Постановлением суда надзорной инстанции постановление отменено, жалоба осужденного Н. удовлетворена по следующим основаниям.

Основанием для отказа в переводе для дальнейшего отбывания наказания Н. из колонии строгого режима в колонию-поселение послужило наличие 7 погашенных дисциплинарных взысканий и характеристика Н. за 2009 год, согласно которой он нуждается в дальнейшем отбывании наказания в условиях ФБУ, так как твердо на путь исправления не встал.

Вместе с тем, в материалах дела имеется характеристика Н. за 2010 год, в которой он характеризуется положительно, имеется вывод о том, что перевод в колонию-поселение осужденного целесообразен. Указанная характеристика исследовалась в судебном заседании, но не получила оценки в постановлении суда.

Также из протокола видно, что в судебном заседании представитель ФБУ поддержал заявленное Н. ходатайство о его переводе в колонию-поселение и высказался за целесообразность такого перевода, однако его мнению в постановлении оценки не дано.

С учетом вышеизложенного, постановление суда признано незаконным, необоснованным и немотивированным.

 

Апелляционное производство

 

Суд апелляционной инстанции должен проверить все доводы, изложенные в апелляционной жалобе, и дать им оценку с приведением мотивов признания их обоснованными либо необоснованными

 

Приговором апелляционной инстанции Октябрьского районного суда г. Белгорода приговор мирового суда Западного округа г. Белгорода, которым Ч. осужден по ст. 116 ч. 1 УК РФ, В. оправдан по ст. ст. 115 ч. 1 (2 эпизода) УК РФ, отменен. Постановлено В. признать виновным по ст. ст. ч. 1 (2 эпизода) УК РФ, Ч. - по ст. 116 ч. 1 УК РФ.

Кассационная инстанция областного суда приговор отменила, указав следующее.

Согласно ч. 2 ст. 367 УПК РФ в решении суда апелляционной инстанции указываются основания признания приговора мирового суда законным либо полной или частичной отмены или изменения обжалуемого приговора, а также основания, по которым доводы лица, подавшего жалобу, признаются обоснованными или необоснованными.

В соответствии со ст. ст. 360, 365 УПК РФ суд апелляционной инстанции обязан проверить все доводы апелляционной жалобы и дать каждому из них свою оценку.

Суд апелляционной инстанции эти требования закона не выполнил.

Вынося приговор, суд апелляционной инстанции не привел в своем решении конкретные доводы апелляционных жалоб и основания, по которым он признал эти доводы необоснованными.

Протокол судебного заседания свидетельствует о том, что сами доводы апелляционных жалоб не исследовались.

Так, в апелляционных жалобах обжаловался приговор мирового суда в части осуждения Ч. по ст. 116 ч. 1 УК РФ и в части оправдания В. по ст. 115 ч. 1 УК РФ и приводились доводы о незаконности и необоснованности оправдания В. и осуждения Ч.

Данные доводы надлежащего анализа и оценки в приговоре районного суда не получили.

Также приговор суда не содержит достаточных доказательств, на которых основаны выводы суда о виновности подсудимых, и мотивов, по которым суд отверг другие доказательства, представленные сторонами.

Отменяя приговор мирового судьи только в части оправдания В. и оставляя в силе приговор в части осуждения Ч., суд в резолютивной части приговора повторно признал Ч. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Допущенные нарушения повлекли за собой отмену приговора.

 

Административное производство

 

Производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое подлежит прекращению в случае наличия по одному и тому же факту совершения противоправных действий лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о возбуждении уголовного дела

 

Решением Валуйского районного суда оставлено без изменения постановление коменданта пограничной комендатуры, которым Б. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 18.7 КоАП РФ.

Б. признан виновным в том, что он 21.11.2010, управляя автомобилем, груженным товарами народного потребления на сумму 2687500 рублей, пересек Государственную границу РФ в объезд установленных пунктов пропуска, после чего не подчинился законным требованиям пограничного наряда об остановке транспортного средства.

В жалобе в областной суд Б. просил решение отменить как незаконное и необоснованное.

Решением судьи областного суда жалоба Б. удовлетворена по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 7 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое подлежит прекращению в случае наличия по одному и тому же факту совершения противоправных действий лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о возбуждении уголовного дела.

В материалах административного дела имеется копия постановления старшего следователя от 23.11.2010 о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 188 УК РФ по факту незаконного перемещения 21.11.2010 Б. партии промышленных товаров на сумму свыше 2500000 рублей с территории Украины через таможенную границу Российской Федерации.

Данному обстоятельству надлежащей оценки в решении суда не дано.

 

Административная ответственность физических лиц устанавливается только КоАП РФ и принятыми в соответствии с ним законами субъектов РФ, а не иными нормативно-правовыми актами

 

Решением Старооскольского городского суда оставлено без изменения постановление инспектора ДПС, которым С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1.1 ст. 12.14 КоАП РФ.

С. признан виновным в том, что он, управляя автомобилем, в нарушение п. 8.5 ПДД РФ при повороте направо на перекрестке не занял крайнее правое положение на проезжей части, создав помеху для движения автомобиля под управлением Ш., в результате чего произошло столкновение транспортных средств.

В жалобе в областной суд С. просил решение отменить как необоснованное, ссылаясь на незаконное привлечение к административной ответственности.

Судья областного суда жалобу С. удовлетворил, указав следующее.

По смыслу п. 8 ч. 2 ст. 30.6 КоАП РФ при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении судьей проверяются его законность и обоснованность.

Эти требования надлежащим образом не выполнены.

В соответствии со ст. 1.6. КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

Таким образом, административная ответственность физических лиц может устанавливаться только КоАП РФ и принятыми в соответствии с ним законами субъектов РФ.

Как видно из материалов дела, в резолютивной части постановления инспектор ДПС признал С. виновным в нарушении пункта 8.5 ПДД РФ, а не нормы административного закона и назначил ему наказание в виде штрафа.

Между тем, ПДД РФ лишь устанавливают единый порядок дорожного движения на всей территории Российской Федерации и не определяют составов административного правонарушения и видов административных наказаний.

При таких данных, суд первой инстанции, оставив постановление инспектора ДПС без изменения, нарушил требования закона и принципы административного законодательства.

 

Выводы суда по делу об административном правонарушении должны основываться на доказательствах, являющихся достаточными для установления виновности лица в инкриминируемом деянии

 

Решением Корочанского районного суда оставлено без изменения постановление мирового суда Корочанского района, которым Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.13 КоАП РФ.

Н. признан виновным в том, что он, подозреваясь в совершении административного правонарушения, при его задержании на законные требования сотрудников милиции о прохождения медицинского освидетельствования оказал неповиновение.

В жалобе в областной суд Н. просил состоявшиеся судебные решения отменить.

Постановлением первого заместителя председателя областного суда жалоба Н. удовлетворена по следующим основаниям.

Из показаний сотрудников милиции следует, что Н. 21.01.2011 подозревался в нахождении в состоянии опьянения в общественном месте, при ходьбе шатался, его поведение было неадекватным и вызывающим, в связи с чем они потребовали Н. проехать в медучреждение для освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

В постановлении и решении судов не содержится конкретных данных о нахождении Н. 21.01.2011 в состоянии алкогольного опьянения.

Учитывая такие обстоятельства, не является бесспорным вывод суда о наличии у сотрудников милиции законных оснований для доставления Н. в медучреждение для медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и его последующее задержание.

Сам Н. отрицал наличие у него 21.01.2011 алкогольного опьянения.

С учетом положения ст. 1.5 КоАП РФ бремя доказывания возлагается на субъект публичной власти (орган, должностное лицо), а субъект, привлекаемый к административной ответственности, не обязан оправдываться, доказывать свою невиновность.

Поскольку приведенные в решении доказательства не опровергают указанные доводы привлекаемого лица и в нарушение требований ст. 29.10 КоАП РФ таковых доказательств не приведено в постановлении, вывод о доказанности совершения Н. правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях, не может являться законным и обоснованным.

Примечание. Аналогичные нарушения закон в части недостаточности доказательств для установления виновности лица установлены в постановлении судьи Свердловского районного суда г. Белгорода от 13.01.2011 в отношении Б.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь