Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 февраля 2011 г. по делу N 22-259

 

Судья Казанцев А.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Шамрай Л.Н., судей Конышева А.Г., Евстюниной Н.В., при секретаре Ш.

рассмотрела в судебном заседании 1 февраля 2011 г. кассационную жалобу адвоката Алексеевой Т.А. на приговор Березниковского городского суда от 13 ноября 2010 г., которым Т., дата рождения, уроженец <...>, не судимый; осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Шамрай Л.Н., выступление адвоката Алексеевой Т.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Губановой С.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Т. признан виновным в умышленном причинении 28.06.2010 г. тяжкого вреда здоровью П., отчего по неосторожности наступила смерть потерпевшего. Преступление совершено при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе в защиту осужденного адвокат Алексеева Т.А. просит об отмене приговора и прекращении производства по делу. Адвокат ссылается на показания подсудимого о том, что он в силу состояния опьянения не мог нанести П. сильные удары, после драки они с потерпевшим помирились, совместно распили спиртное, и П. ушел. Полагает, что П. получил данные повреждения в другом месте.

Обращает внимание, что ни свидетель З., ни сам Т. не поясняли о нанесении Т. ударов по рукам и ногам потерпевшего, а между тем на теле потерпевшего отмечены данные повреждения. Кроме того, учитывая расположение подсудимого относительно потерпевшего в ходе драки, он находился в непосредственной близости к П., мог наносить ему удары только в лицо, а у потерпевшего были отмечены повреждения в левой теменной, височной и затылочной долях.

Не установлено время причинения П. телесных повреждений. Свидетели З. и С. утверждали, что драка была около 20 ч. А судебно-медицинский эксперт установил время получения травмы - 22 ч.

Через полчаса после травмы, когда уходил, П. чувствовал себя нормально, что не согласуется с выводом эксперта о том, что после травмы у потерпевшего сразу же должно было возникнуть оглушенное состояние.

Адвокат также отмечает противоречия в установлении места, где лежал потерпевший. В карте вызова скорой помощи зафиксировано, что мужчина лежит у лавочки, а в протоколе осмотра места происшествия - что П. обнаружен в кустах.

В жалобе оспаривается утверждение суда о том, что П. шел в район БРУ-1 к своей сожительнице, полагая его предположительным и нелогичным.

По мнению адвоката, не была опровергнута причастность к преступлению сожительницы П. - П1., а сама она так и не была найдена в результате розыска.

О маршруте передвижения потерпевшего суд предположил, а справка из УВД о том, что с данного маршрута следования вызовов в УВД не поступало, не говорит о том, что в данном районе не было каких-либо происшествий.

С учетом выводов судебно-медицинского эксперта о времени, в течение которого потерпевший мог совершать активные действия, адвокат полагает наиболее вероятным вывод, что травму П. получил 29 июня 2010 г. в ночное или утреннее время, и Т. к ней непричастен.

Проверив материалы дела, оснований к удовлетворению кассационной жалобы адвоката судебная коллегия не усматривает.

Судом с достаточной полнотой исследованы собранные по делу доказательства. Они верно оценены судом первой инстанции. Ими установлена причастность подсудимого к причинению потерпевшему смертельной травмы.

Подсудимый Т. в судебном заседании признал факт нанесения им ударов потерпевшему, однако выразил мнение, что его удары не могли привести к смерти П. Аналогичные доводы содержатся в кассационной жалобе адвоката. Таким образом, стороной защиты оспаривается факт причинения Т. П. телесных повреждений, образующих тяжкий вред здоровью.

Однако, данные доводы опровергаются как заключением судебно-медицинского эксперта, так и показаниями свидетелей З., С., другими доказательствами, исследованными судом.

Так, заключением судебно-медицинской экспертизы (л.д. 57 - 64) установлено, что смерть П. наступила от закрытой черепно-мозговой травмы (переломы костей носа, кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку, ушиб мозга левых лобной, теменной и височных долей, осложнившийся отеком и сдавлением мозга). Данная травма образовалась незадолго до поступления мужчины в больницу, после получения травмы потерпевший мог в течение непродолжительного промежутка времени (несколько минут, десятков минут) совершать какие-либо самостоятельные действия, но затем должен был утратить эту способность. Кроме того, у П. были обнаружены переломы 7 - 8 ребер слева, а также кровоподтеки и ссадины верхних и нижних конечностей. Переломы образуют вред здоровью средней тяжести.

Материалами уголовного дела установлено, что в больницу на скорой помощи П. был доставлен с улицы 29.06.2010 г. в 7 часов (л.д. 12).

В судебном заседании был допрошен врач-эксперт П2., разъяснивший, что понятием "незадолго до поступления пострадавшего в больницу" в судебной медицине может охватываться время от минут до нескольких часов, более точно определить время причинения П. телесных повреждений невозможно. Однако, исходя из морфологических особенностей травмы, эксперт не исключает, что закрытая ЧМТ могла быть им получена 28.06.2010 г. в 22 ч.

Выводы судебно-медицинского эксперта согласуются с показаниями свидетелей.

В частности из показаний свидетеля З. видно, что вечером он, С. и Т. распивали спиртное, приобретенное подсудимым. К ним пришел П. Между ним и Т. произошла ссора, переросшая в драку. При этом Т. нанес П. не менее 10 ударов кулаком в область головы. П. сел на стул, из носа у него потекла кровь. После этого Т. нанес П. не менее трех ударов ногами в область живота. Потом подсудимый и потерпевший помирились. Все, кроме П., еще выпили спиртного. Т. ушел домой и П. через 5 - 7 минут тоже ушел.

О времени ухода Т. и П. из дома свидетель не мог дать категоричных пояснений, поскольку "на время не смотрел, сказал (на следствии) приблизительно" (л.д. 208).

О том, что избиение Т. П. было достаточно интенсивным, свидетельствуют и показания свидетеля С., которая пояснила, что она слепая, ничего не видит, но всех различает по голосам. По звукам и разговору поняла, что во время распития спиртных напитков между Т. и П. произошла ссора, Т. наносил удары П. Она им сказала, что "всю квартиру разнесут". О точном времени, когда произошла драка свидетель также не смогла сообщить.

Исходя из показаний свидетеля Т. (супруги подсудимого) домой ее муж вернулся в 22 ч. 15 мин.

Стороной защиты выдвинута версия о том, что П. ушел из дома С. и З. в нормальном, не угрожающем жизни состоянии, поскольку прошел значительное расстояние от дома <...> по ул. <...> до дома <...> по ул. <...>, неподалеку от которого и был обнаружен утром. Однако данное утверждение носит предположительный характер, поскольку длительность времени, в течение которого П. мог сохранять способность к активным действиям - сугубо индивидуальное обстоятельство, оно не может быть достоверно установлено. Также как нет возможности достоверно установить, каким способом передвигался П.: шел ли он весь маршрут пешком, либо определенный участок преодолел с помощью общественного транспорта, такси и т.п.

При этом данных о причастности иных лиц к избиению П. в период после ухода из дома С. и З. и до момента обнаружения его лежащим на улице - нет. Согласно справки УВД по Березниковскому городскому округу (л.д. 99), на которую суд обоснованно сослался в приговоре, сообщений о драках с территории, расположенной в районе, по которому мог передвигаться потерпевший - не поступало.

Судом сделан обоснованный вывод о наличии причинно-следственной связи между действиями подсудимого и возникновением тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни у потерпевшего П.

Действия подсудимого правильно квалифицированы по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Наказание Т. назначено в полном соответствии с требованиями уголовного закона. При этом в полной мере учтены не только степень общественной опасности совершенного им преступления, но также и данные о его личности, а также наличие смягчающих наказание обстоятельств - явка с повинной, раскаяние в содеянном, наличие малолетнего ребенка, состояние здоровья.

Оснований к отмене, либо изменению приговора, снижению наказания судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Березниковского городского суда от 13 ноября 2010 г. в отношении Т. оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката Алексеевой Т.А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь