Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 февраля 2011 г. по делу N 22-566

 

Судья Попов А.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе

председательствующего Рудакова Е.В.,

судей Гагариной Г.Е., Патраковой Н.Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденной Ш. и потерпевшей Т. на приговор Индустриального районного суда г. Перми от 07 декабря 2010 года, которым

Ш., дата рождения, уроженка <...>, ранее не судимая;

Осуждена по ст. 318 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 3000 рублей.

Постановлено взыскать в пользу потерпевшей Т. компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей.

Отказано в удовлетворении исковых требований потерпевшей о взыскании 1586 рублей 22 копеек материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Гагариной Г.Е., адвоката Еськову В.А. по доводам жалобы, мнение прокурора Захаровой Е.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. признана виновной в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении судебного пристава-исполнителя Т. в связи с исполнением ею своих должностных обязанностей, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе осужденная Ш. считает незаконным приговор суда в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и несправедливостью. Указывает, что при рассмотрении дела суд выступил на стороне органа уголовного преследования, отвергнув при этом все оправдывающие доказательства, свидетельствующие о ее непричастности к совершению преступления, при этом суд не дал оценки ее показаниям. Указывает, что совокупность исследованных доказательств свидетельствует об отсутствии в ее действиях состава преступления, предусмотренного ст. 318 ч. 1 УК РФ. Считает, что показаниям потерпевшей доверять нельзя, т.к. они противоречивы относительно нанесенных ей ударов. Указывает на отсутствие доказательств причинения Т. телесных повреждений, поскольку во всех медицинских документах телесные повреждения записаны с ее слов.

Указывает, что суд без достаточных оснований отверг доказательства защиты, мотивируя лишь тем, что они не являлись очевидцами происшествия, при этом суд оставил без внимания показания свидетеля Ч., которая в "глазок" наблюдала за происходящими событиями и поясняла, что никто Т. побоев не наносил и она не могла ни обо что удариться. Не дано судом никакой оценки показаниям свидетелей К. и М., которые поясняли, что Т. и П. никаких рапортов не писали, говорили лишь о конфликтной ситуации, которая была на месте урегулирована. Считает, что судом необоснованно отклонено ее ходатайство о проведении следственного эксперимента.

Указывает, что суд без достаточных оснований взыскал с нее моральный ущерб в пользу потерпевшей. Считает, что вина ее материалами дела не доказана и просит отменить приговор суда.

В кассационной жалобе потерпевшая Т. считает необоснованным указание суда о том, что она не настаивает на строгом наказании и желает примирения с осужденной. Указывает, что данный вопрос в суде не рассматривался. При разъяснении подсудимой и потерпевшей права на примирение, потерпевшая лишь не возражала о прекращении дела за примирением сторон исключительно с учетом соблюдения условий, предусмотренных ст. 76 УК РФ.

Считает, что отказывая в удовлетворении исковых требований о возмещении затрат на лечение, суд необоснованно сослался на непредставление потерпевшей рецептов. В судебном заседании по ходатайству потерпевшей была приобщена медицинская карта, где указано, что потерпевшая неоднократно обращалась к неврологу за медицинской помощью после лечения в краевой клинической больнице - 23.06.2008 года, 26.06.2008 года и 26.11.2008 года. Аналогичные показания дала в судебном заседании и лечащий врач Т1. Медикаменты, приобретенные по назначению врача-невролога, не относятся к перечню лекарственных препаратов, подлежащих выдаче исключительно при наличии рецептов.

Указывает, что суд необоснованно частично удовлетворил ее требования о взыскании морального вреда в размере 5000 рублей, свои выводы суд не обосновал. Просит отменить приговор суда в части отказа в удовлетворении исковых требований о возмещении затрат на лечение и в части удовлетворения исковых требований о компенсации морального вреда, а также исключить из приговора указание суда на то, что она не настаивает на строгом наказании и желает примирения с потерпевшей.

В возражении на жалобу осужденной потерпевшая считает несостоятельными ее доводы, поскольку они надуманы и противоречат материалам дела, которым суд дал правильную и объективную оценку. Просит оставить жалобу без удовлетворения.

Обсудив доводы жалоб и возражения, проверив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.

Выводы суда о виновности Ш. в совершении преступления при изложенных в приговоре обстоятельствах являются правильными, поскольку основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые суд проанализировал и дал им надлежащую оценку, при этом суд указал мотивы, по которым принял одни из них и отверг другие.

Судом тщательно исследованы все обстоятельства дела и сделан обоснованный вывод, что Ш. применила в отношении судебного пристава-исполнителя насилие, нанеся ей несколько ударов по голове и телу, а также толкнула Т., отчего та упала и ударилась о деревянный ящик. Данный вывод суда подтверждается показаниями потерпевшей Т. о том, что при совершении ею исполнительных действий Ш. хотела закрыть дверь квартиры, но т.к. она стояла на траектории закрывания дверей, Ш. стала трясти ее за куртку, ударила несколько раз по лицу и телу, на ее крик подбежал П., потом Ш. толкнула ее и она ударилась об ящик. От действий Ш. у нее болела голова и грудь, она обращалась за медпомощью. О случившемся П. сразу позвонил М., а на другой день они с П. написали рапорта и отдали К.

Свидетель П. подтвердил, что услышав крики Т., прибежав, увидел, что Ш. держала Т. за куртку, потом толкнула и Т. упала, ударившись об ящик, о случившемся он позвонил М., к ним подошли О. и С., когда они выходили из тамбура, Т. держалась за голову, на другой день они с Т. написали рапорта о случившемся и отдали их и.о. начальнику отдела К. Свидетели С. и О. подтвердили, что они и Т. с П. находились на исполнительских действиях, им позвонили и попросили подойти, в подъезде они увидели заплаканную Т., которая пояснила, что Ш. на нее набросилась, затем конфликт был урегулирован. Свидетель С. также подтвердила, что на следующий день Т. и П. писали рапорта о случившемся.

Не усмотрев причин для оговора Ш. со стороны потерпевшей и указанных свидетелей, признав их показания достоверными, потому что не установлено противоречий в их показаниях, суд обоснованно положил их в основу обвинительного приговора, т.к. они подтверждаются исследованными доказательствами, поскольку П. являлся очевидцем происшедшего, свидетели С. и О. видели заплаканную Т. сразу после случившегося.

Вопреки доводам жалобы осужденной, судом не установлено противоречий в показаниях потерпевшей относительно нанесенных ей ударов. В судебном заседании были исследованы доводы подсудимой о противоречиях в показаниях потерпевшей относительно количества и локализации нанесенных ударов, и не нашли своего подтверждения. Из материалов дела видно, что в рапорте о случившемся конфликте Т. указывала, что мать должника ударила ее по лицу и телу, пнула по ноге. В объяснении потерпевшая уточнила, что Ш. 2 раза ударила ее по груди, нанесла удар по виску и несколько раз пнула по ноге. Такие же показания давала потерпевшая и в дальнейшем. Не установлено противоречий в показаниях потерпевшей относительно количества и локализации ударов и судебной коллегией.

Свидетель Т. подтвердила, что 29.05.2008 года вечером по телефону дочь сообщила ей о нападении, сказала, что ей нанесены удары по телу, голове и ноге, в момент, когда П. пытался освободить ее от Ш., та толкнула дочь и она ударилась головой об ящик, на другой день дочь и П. написали рапорта о случившемся, потом у дочери ухудшилось состояние здоровья и она находилась на лечении.

Свидетель К1. на предварительном следствии поясняла, что со слов Т. знает, что ее побила мать должника, о чем она написала рапорт, но начальник отдела порвала его. Когда они курили в коридоре, Т. потеряла сознание и упала, через несколько дней Т. попала в больницу.

Свидетель Д. подтвердил, что Т. обращалась с заявлением о нанесении ей побоев матерью должника при совершении исполнительных действий, плохо выглядела, потеряла сознание и ей была вызвана "скорая помощь". Также подтвердил, что при проведении проверки М. признавал факт сообщения П. ему по телефону о нападении на пристава-исполнителя, также как и факт подачи Т. и П. рапортов о случившемся, которые были порваны и.о. начальника отдела К.

Свидетель Т1. подтвердила, что Т. лечилась у нее с диагнозом "сотрясение головного мозга", больная также жаловалась на головную боль и слабость, лечение было назначено на основании жалоб и медицинских документов, через некоторое время Т. стало значительно лучше, что означает правильно поставленный диагноз, то, что она наблюдала у Т. могло быть следствием сотрясения.

Доводы жалобы осужденной об отсутствии доказательств применения к Т. насилия являются несостоятельными и опровергаются материалами дела. Свидетель П. был очевидцем того, как Ш. толкнула Т. и она ударилась об ящик. Из показаний свидетеля Б. следует, что при сотрясении головного мозга объективных признаков может и не быть, тошнота, головокружение, головная боль являются симптомами сотрясения, обморок может быть следствием сотрясения. Свидетель М. показала в судебном заседании, что в момент проведения экспертизы и по медицинским документам, представленным на экспертизу, телесных повреждений у Т. не имелось, показала также, что не все повреждения могут быть зафиксированы, судебно-медицинский эксперт не отрицает и не подтверждает факт происшедших событий.

В судебном заседании также тщательно были исследованы как показания подсудимой, так и показания свидетелей Ю., Ш. и Ч., которые суд обоснованно оценил критически. Показания подсудимой относительно действий судебных приставов-исполнителей противоречивы, первоначально она поясняла лишь о том, что ее толкнул П., впоследствии стала утверждать, что ее толкала Т. и прибежавший на ее крик П. Свидетели Ю. и Ш. не были очевидцами происшедшего, они пришли по вызову Ш. после того, как конфликт был закончен и на лестничной площадке находились не только Т. с П., но и другие судебные приставы. Свидетель Ч. отказалась участвовать при исполнительных действиях, сказав, что у нее дома правнук, ушла в квартиру и согласно ее показаний, происходящее видела в "глазок", откуда ей видно человека до уровня колен.

В своих показаниях подсудимая Ш. и Ч. указывали, что Т. никто не бил и не толкал, а судебные приставы толкнули Ш. и та ударилась головой о косяк двери. Данные показания опровергаются показаниями потерпевшей и свидетелей, а также заключением судебно-медицинского эксперта об отсутствии конкретных объективных данных о причинении Ш. ушиба мягких тканей головы.

Являются несостоятельными доводы жалобы осужденной со ссылкой на показания свидетелей К. и М. о том, что Т. на другой день после конфликта не писала рапорт о нападении на нее. Данные доводы опровергаются не только показаниями потерпевшей Т., но и показаниями свидетелей П., С., а также материалами проверки по заявлению Т. Как видно из материалов дела, в судебном заседании адвокатом Еськовой В.А. было заявлено ходатайство о проведении следственного эксперимента. В удовлетворении ходатайства было отказано по доводам того, что в материалах дела имеется достаточно данных об этих обстоятельствах. Судебная коллегия с доводами суда согласна.

Судебная коллегия считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и действия Ш. правильно квалифицированы по ст. 318 ч. 1 УК РФ.

Наказание Ш. назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности, смягчающего обстоятельства и отсутствия отягчающего обстоятельства.

Обоснованно взыскан моральный вред, поскольку материалами дела установлено причинение ее действиями потерпевшей физических и нравственных страданий, т.к. материалами дела установлено, что Ш. при исполнении потерпевшей своих должностных обязанностей оскорбляла ее, унижала ее честь и достоинство, в результате действий подсудимой потерпевшая находилась на лечении, не смогла во время сдать экзамены.

Компенсация морального вреда обоснованно взыскана в размере 5000 рублей, с учетом требований разумности и справедливости. Поэтому доводы жалобы потерпевшей в этой части являются необоснованными.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы потерпевшей об исключении из приговора указания суда при назначении Ш. наказания на мнение потерпевшей, не настаивающей на наказании подсудимой и желающей примирения с ней. Из протокола судебного заседания видно, что на вопрос о примирении потерпевшая ответила, что она согласна на примирение, но подсудимая должна извиниться и признать вину. Данное обстоятельство не оспаривается и в кассационной жалобе потерпевшей.

Соглашаясь с доводами жалобы потерпевшей, судебная коллегия считает, что суд без достаточных оснований отказал потерпевшей в возмещении затрат на лечение, указав, что не представлены рецепты на указанные медикаменты. В судебном заседании к материалам дела приобщена копия амбулаторной карты Т., согласно которой она была на приеме у врача-невролога и ей назначались медикаменты, отпуск которых возможен без наличия рецепта. Данная амбулаторная карта судом не исследовалась, лечащий врач об обстоятельствах назначения лекарственных средств не допрашивалась.

При таких обстоятельствах приговор суда в части отказа в удовлетворении исковых требований в размере 1586 рублей 22 копеек подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, в ходе которого необходимо принять решение о приобретении потерпевшей лекарственных средств в соответствии с указаниями лечащего врача.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Индустриального районного суда г. Перми от 07 декабря 2010 года в отношении Ш. в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании 1586 рублей 22 копеек отменить. Дело в этой части направить в тот же суд на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденной и потерпевшей оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь