Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 февраля 2011 г. по делу N 22-593

 

Судья Югова Л.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Рудакова Е.В., судей Михалева П.Н., Патраковой Н.Л.

рассмотрела в судебном заседании от 1 февраля 2011 года кассационную жалобу осужденного К.А. на приговор Свердловского районного суда г. Перми от 7 декабря 2010 года, которым

К.А., дата рождения, уроженец <...>, судимый:

13.02.2006 года Свердловским районным судом г. Перми по ст. 131 ч. 1, 132 ч. 1, 69 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден 27.12.2007 года условно-досрочно на 1 год 11 месяцев 13 дней по постановлению Кунгурского городского суда Пермского края от 20.12.2007 года,

17.06.2008 года Свердловским районным судом г. Перми по ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п.п. "а, г", 79 ч. 7 п. "в", 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 11.05.2010 года условно-досрочно на 11 месяцев 4 дня по постановлению Соликамского городского суда Пермского края от 29.04.2010 года,

осужден по ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору Свердловского районного суда г. Перми от 17.06.2008 года к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Рудакова Е.В., изложившего обстоятельства дела, выступление осужденного К.А. по доводам жалобы, мнение прокурора Лялина Е.Б. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда К.А. осужден за покушение на открытое хищение имущества Л., с применением насилия не опасного для жизни и здоровья совершенное 9 июля 2010 года в г. Перми при обстоятельствах установленных судом и изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный К.А. просит отменить приговор, направить уголовное дело на новое рассмотрение. В обоснование жалобы указывает, что вина его не доказана, предварительное следствие проведено неполно, не были установлены свидетели, которые задержали преступника и изъяли похищенное имущество, не проведена экспертиза сумки и сланцев на предмет наличия на них отпечатков пальцев и других следов. Обнаруженные на месте преступления сланцы не его размера, он эти сланцы не осматривал. Сотрудники милиции опознали его по описанию, поскольку он был босяком, а собака бросилась на него, поскольку он был пьяный, однако сотрудники милиции не проверили его пояснения о том, что сланцы он оставил в подъезде дома. Показания потерпевшей и свидетеля М. относительно описания цвета волос преступника не соответствует его цвету волос. Факт применения насилия к потерпевшей не доказан, свидетель М. об этом не поясняла, ее показания о том, что ударов она не видела, не учтены, телесные повреждения у потерпевшей не зафиксированы. Указывает, что государственный обвинитель отказался от обвинения по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Чащина Л.П. полагает, что вина осужденного в совершении преступления полностью доказана, ему назначено справедливое наказание за содеянное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Виновность К.А. в содеянном им, подтверждается совокупностью достоверных доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Так из показаний потерпевшей Л. следует, что 9 июля 2010 года она шла по улице <...>, в это время молодой человек стал срывать у нее сумку, она сопротивлялась, нападавший ударил ее по лицу, разбил губу, они упали, нападавший выхватил у нее сумку с имуществом, сорвал с нее цепочку и бусы, и побежал, потеряв по дороге сланцы. Она закричала, молодые люди догнали нападавшего и вернули ей похищенное, нападавший ушел, затем вызвали милицию, преступник которым оказался К.А. был задержан с помощью розыскной собаки, она его опознала.

Ее показания подтверждаются показаниями свидетеля М. являющейся непосредственным очевидцем преступления, а также К. которой об обстоятельствах преступления, в том числе о примененном насилии известно со слов потерпевшей Л., непосредственно после происшедшего.

Из показаний свидетеля Л1. сотрудника милиции следует, что после получения сообщения он с напарником и служебной собакой прибыл на место преступления, где лицо его совершившее оставило сланцы, с помощью которых служебная собака обнаружила преступника, который был опознан потерпевшей и задержан.

Объективно показания указанных лиц подтверждаются протоколом осмотра места происшествия из которого следует, что у подъезда N <...> N <...> по ул. <...> г. Перми обнаружена и изъята пара сланцев черного цвета 41 размера.

Эти доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, согласуются между собой и другими материалами дела по фактическим обстоятельствам, времени, дополняют друг друга, не содержат существенных противоречий, оснований для оговора К.А. потерпевшей, свидетелями, не имелось, в связи с чем эти доказательства были правильно признаны судом допустимыми и достоверными и взяты за основу при постановлении приговора, а показания К.А. отрицавшего свою причастность к преступлению обоснованно отвергнуты судом, как недостоверные, противоречивые, опровергающиеся изложенными доказательствами.

Незначительные неточности в первоначальных показаниях потерпевшей Л. и свидетеля М. относительно цвета волос нападавшего, с учетом характера и обстоятельств совершенного отношении Л. преступления, стрессового состояния, интенсивности и быстроты преступных действий К.А., а также престарелого возраста М. наблюдавшей за преступлением с определенного расстояния, нельзя признать существенными.

В то же время, описание одежды лица совершившего преступление данное потерпевшей Л. и свидетелем М. соответствует данным содержащимся в рапорте сотрудника милиции Л2. от 09.07.2010 года, из которого следует, что при задержании К.А. был одет в белую футболку, черные джинсы, находился без обуви. Более того, потерпевшая Л., всегда последовательно утверждала, что именно К.А. совершил в отношении нее преступление, поясняла потерпевшая об этом не только в силу того обстоятельства, что задержанный был без обуви, но и по одежде, другим внешним признакам на основании которых К.А. и был задержан сотрудниками милиции с применением служебной собаки. Акт о применении служебной собаки обоснованно учтен судом при постановлении приговора в совокупности с иными доказательствами подтверждающими вину К.А. в совершении преступления.

То обстоятельство, что лица которые пресекли преступные действия К.А. не были установлены, не проведены указанные в жалобе экспертизы, с учетом достаточности собранных доказательств не свидетельствует о неполноте предварительного следствия.

Доводы жалобы осужденного о том, что сотрудниками милиции не была проверена его версия о том, что сланцы он оставил в подъезде дома судебная коллегия находит необоснованными, поскольку К.А. никогда не пояснял об этом. Размер изъятых сланцев незначительно отличается от размера ноги осужденного указанного им в судебном заседании, поэтому это обстоятельство не свидетельствует о принадлежности сланцев другому лицу. То обстоятельство, что К.А. не осмотрел сланцы в период предварительного следствия не свидетельствует о существенном нарушении его прав, поскольку в ходе судебного заседания, а также в период предварительного следствия ходатайств об осмотре вещественного доказательства К.А. не заявлял.

Факт применения насилия к потерпевшей Л. с целью завладения имуществом подтверждается ее показаниями об этом, а также показаниями свидетеля К. которая видела разбитую губу у потерпевшей сразу после совершения преступления. Свидетель М. действительно не поясняла об этом, однако как следует из ее показаний, она детально обстоятельства преступления не помнит. С учетом изложенного, доводы кассационной жалобы осужденного о недоказанности факта применения насилия к потерпевшей не нашли своего подтверждения.

Как следует из протокола судебного заседания государственный обвинитель в рамках предоставленных ему ст. 247 ч. б УПК РФ полномочий в судебных прениях изменил обвинение в сторону смягчения и переквалифицировал действия К.А. со ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ на ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. "г" УК РФ, в целом отказа от обвинения не было.

Совокупность исследованных доказательств судебная коллегия признает достаточной для признания осужденного виновным в совершении преступления.

Оценив приведенные и другие доказательства в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ, суд пришел к правильному выводу о виновности осужденного в совершении преступления и квалификации его действий по ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. "г" УК РФ.

Наказание К.А. назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, в пределах санкции закона, с учетом тяжести совершенного преступления, его характера и обстоятельств совершения, отягчающего наказание обстоятельства - рецидива преступлений, всех обстоятельств дела и данных о личности виновного. Правила ст. 70 УК РФ при назначении окончательного наказания применены судом правильно.

Назначенное осужденному наказание является справедливым, соразмерным содеянному.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского районного суда г. Перми от 7 декабря 2010 года в отношении К.А. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь