Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 февраля 2011 г. N 33-1294

 

Судья: Петрова А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Вашкиной Л.И.

судей Белисовой О.В., Чуфистова И.В.

при секретаре Х.

рассмотрела в судебном заседании дело N 2-2247/2010 по кассационной жалобе на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 02 ноября 2010 года по иску Л.Е. к Л.А., Комитету по земельным ресурсам и землеустройству Санкт-Петербурга, Администрации района Санкт-Петербурга об установлении факта принятия наследства, признании права собственности на долю дома и земельного участка, признании недействительным свидетельства о праве на наследство, признании недействительным распоряжения, признании права на участие в приватизации земельного участка, признании недействительным договора приватизации земельного участка, отмене государственной регистрации.

Заслушав доклад судьи Вашкиной Л.И., объяснения ответчика Л.А., поддержавшего жалобу, объяснения истца Л.Е., возражавшего против жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Жилой дом, расположенный по адресу: <...> с 11.03.1992 года принадлежал на праве собственности Л.О.Я. - матери истца и ответчика.

В 1958 году Л.О.Я. был выдан земельный участок под индивидуальное строительство жилого дома в <...>.

08.08.1995 года Л.О.Я. умерла.

28.01.2004 года ответчик Л.А. обратился к нотариусу Л.Л.Л. с заявлением о принятии наследства, оставшегося после смерти матери, в котором указано, что других наследников у Л.О.Я. не имеется.

06.05.2004 года ответчику было выдано свидетельство о праве на наследство после смерти Л.О.Я.

11.07.2007 года в УФРС по СПб и ЛО произведена государственная регистрация права собственности Л.А. на спорный жилой дом на основании выданного ему свидетельства.

На основании свидетельства о праве на наследство по закону от 06.05.2004 года и свидетельства о государственной регистрации права собственности Л.А. на дом Администрацией района было издано распоряжение от 30.10.2007 года N 2519 о безвозмездной передаче в собственность Л.А. спорного земельного участка площадью 702 кв. м по адресу: <...>.

28.11.2007 года Л.А. был заключен договор N 0749 передачи спорного земельного участка в собственность Л.А.

10.01.2007 г. на основании договора передачи земельного участка в собственность граждан N 0749 от 28.11.2007 года УФРС по СПб и ЛО произведена государственная регистрация права собственности Л.А. на спорный земельный участок, площадью 702 кв. м, кадастровый номер <...>, расположенный по адресу: <...> регистрационный номер <...>.

16.10.2009 года Л.Е. обратился к нотариусу Л.Л.Л. с заявлением, в котором просил оформить на него наследство в виде 1/2 доли спорного жилого дома и земельного участка.

В ответ на это заявление 23.10.2009 г. нотариусом Л.Л.Л. истцу было сообщено, что в производстве нотариальной конторы имеется наследственное дело N 50/2004 после умершей 08.08.1995 года Л.О.Я., которое было заведено по заявлению сына наследодателя - Л.А., последнему выдано свидетельство о праве на наследство в виде спорного жилого дома, истцу разъяснено право обращения с иском в суд.

30.11.2009 г. Л.Е. обратился в суд с иском к Л.А. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство, открывшегося после смерти матери сторон - Л.О.Я., умершей 08.08.1995 года, в виде земельного участка площадью 754 кв. м и находящегося на нем жилого дома, расположенных по адресу: <...>, а также об установлении принятия им (истцом) указанного наследства, признании за истцом права собственности на 1/2 долю вышеназванных жилого дома и земельного участка.

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 04.02.2010 года Л.Е. отказано в иске.

Определением судебной коллегии Санкт-Петербургского городского суда от 27.04.2010 г. решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 04.02.2010 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении 04.08.2010 г. истцом подано в порядке ст. 39 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации заявление, в котором истец, уточнив требования, просил установить факт принятия им наследства, открывшегося после смерти матери, признать недействительным свидетельство о праве на наследство по закону, выданное его брату Л.А., отменить государственную регистрацию права собственности Л.А. на дом; признать за истцом право собственности на <...> долю спорного дома, признать за истцом право на участие в приватизации земельного участка, признать недействительными распоряжение администрации района Санкт-Петербурга от 30 октября 2007 года в части п. 2 и п. 3 о передаче в собственность Л.А. земельного участка и договор передачи земельного участка в собственность граждан от 28 ноября 2007 года, отменить государственную регистрацию права собственности ответчика на земельный участок, признать за истцом право собственности на <...> долю земельного участка. В обоснование требований, истец указал, что после смерти матери истец и ответчик фактически приняли наследство, проживали в данном доме, производили ремонтные работы. При обращении к нотариусу в 2004 году ответчик скрыл сведения о том, что истец также является наследником первой очереди, получил свидетельство о праве на наследство, о чем истец узнал в 2009 г. из сообщения нотариуса. Истец также указал, что приобрел право собственности на долю дома в порядке наследования, в связи с чем имеет право на участие в приватизации спорного земельного участка и получение его доли в собственность.

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 02 ноября 2010 года иск Л.Е. удовлетворен. Установлен факт принятия наследства истцом после смерти матери, признано за истцом и ответчиком право собственности по <...> долю в праве общей долевой собственности на жилой дом по спорному адресу. Признано недействительным свидетельство о праве на наследство по закону от 06 мая 2004 года. Отменена государственная регистрация права собственности ответчика на жилой дом по спорному адресу. Признано за истцом право на участие в приватизации земельного участка, признано недействительным распоряжение администрации района Санкт-Петербурга. Признан недействительным договор передачи земельного участка в собственность гражданина от 28 ноября 2007 года, заключенный между Администрацией района Санкт-Петербурга и ответчиком. Отменена государственная регистрация права собственности ответчика на спорный земельный участок. Признано за истцом и ответчиком право собственности по <...> долю в праве общей долевой собственности на спорный земельный участок.

В кассационной жалобе ответчик Л.А. просит решение суда отменить, ссылаясь на его неправильность.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, приходит к следующему.

При разрешении спора суд пришел к выводу о том, что согласно требованиям ст. ст. 532, 546 ГК РСФСР после смерти матери истец в установленный законом срок фактически принял наследство, пользуясь спорным домом, поддерживая его в жилом состоянии (заготавливал дрова, протапливал дом), приняв в наследство движимое имущество, принадлежавшее матери, и распорядившись им (передал бывшей супруге принадлежавшие матери вещи, в том числе посуду, брошь).

Доводы кассационной жалобы ответчика о недоказанности истцом принятия наследства в течение 6 месяцев после смерти матери, ссылки на то, что истец выбыл из спорного дома до смерти матери и не был зарегистрирован в спорном доме на момент ее смерти, а был зарегистрирован и проживал по другому адресу, а также доводы ответчика о том, что он - ответчик осуществлял ремонт спорного дома, направлены на переоценку доказательств, не опровергают указанный вывод суда.

Указанный вывод суда основан на свидетельских показаниях, получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданско-процессуального кодекса. При этом судом выявлены и устранены противоречия в свидетельских показаниях, объяснениях сторон. Доказательства принятия истцом наследства в установленный законом срок вышеназванным способом не опровергнуты доказательствами со стороны ответчика.

Доводы ответчика об ограничении судом его процессуальных прав по доказыванию в связи с отказом суда в удовлетворении ходатайств ответчика об истребовании и представлении доказательств нельзя признать обоснованными.

Вопросы об обстоятельствах подлежащих доказыванию и распределении бремени доказывания, относимости доказательств решены судом в соответствии с требованиями ст. ст. 56, 59 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации.

Несостоятельны ссылки ответчика на недоказанность истцом невозможности (в связи с утратой или по иной причине) представления нотариусу документов для получения свидетельства о праве на наследство по закону как наследнику, принявшему наследство фактически, и ссылки на ст. 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающую возможность решения указанного вопроса во внесудебном порядке, а также доводы ответчика о том, что вопрос об установлении факта принятия наследства суд может рассматривать только в случае невозможности восстановления утраченных документов, подлежащих представлению нотариусу, и ссылки ответчика в обоснование указанного довода на ст. 265 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации.

В настоящем случае возник судебный спор о праве истца на наследство, заявленный истцом и разрешенный судом в порядке искового производства. В рамках указанного спора истцом заявлены требования об установлении факта принятия наследства. Для разрешения настоящего спора не требуется доказательств невозможности внесудебного порядка его разрешения.

Не имеет правового значения для разрешения спора довод ответчик о том, что спорный объект недвижимости претерпел изменения в связи с произведенными ответчиком ремонтными работами. Указанные обстоятельства, как и сам факт ремонта дома ответчиком, не порочат доказательства фактического пользования домом со стороны истца в течение шести месяцев со дня смерти матери и соответствующий вывод суда о фактическом принятии истцом наследства. При этом судом обоснованно учтено, что ответчиком не доказаны изменения в установленном законом порядке объекта недвижимости, т.к. изменения в установленном законом порядке не зарегистрированы.

При изложенных обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что истец и ответчик, являющиеся законными наследниками, вправе наследовать после смерти матери в равных долях, в связи с чем свидетельство о праве на наследство, выданное ответчику без учета прав истца, правомерно признано судом недействительным, за истцом и за ответчиком признано право собственности на спорный дом в порядке наследования по закону в равных долях, по 1/2 доли за каждым.

Несостоятельны доводы ответчика о том, что судом не определен объект в том виде, в каком он существовал на момент смерти наследодателя, в связи с чем ответчик также не согласен с признанием за истцом права собственности на дом. Указанный довод ответчика сводится к доводу о том, что ответчиком были произведены существенные перестройки, что было исследовано судом и правомерно отклонено по вышеуказанному мотиву отсутствия произведенных в установленном законом порядке изменений в объекте.

Отмена государственной регистрации права собственности ответчика на жилой дома произведена судом в связи с признанием недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, на основании которого указанная регистрация была произведена.

Правомерно судом в соответствии с требованиями ст. ст. 196, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации отклонено заявление ответчика о применении срока исковой давности к требованиям об оспаривании свидетельства о праве на наследство.

При этом суд пришел к правильному выводу о недоказанности ответчиком того обстоятельства, что истец узнал о выдаче ответчику свидетельства о праве на наследство ранее указанного истцом времени.

Доводы ответчика о том, что о нарушенном праве истцу стало известно в 2004 г., несостоятельны. При этом ответчик ссылается на свидетельские показания о том, что истцу еще в 2004 г. со слов одного свидетеля было известно, что ответчик хочет оформить наследство, и в 2007 г. со слов другого свидетеля было известно, что ответчик начал оформлять наследство.

Судом обоснованно учтено, что конкретных сведений о том, когда истцу было сообщено о выдаче ответчику свидетельства о праве на наследство, свидетели не смогли дать показаний, и ответчиком доказательств не представлено.

Основанием оспариваемых истцом распоряжения Администрации района от 30.10.2007 г. N 2519 и договора от 28.11.2007 г. N 0749 о передаче ответчику спорного земельного участка в собственность послужило право собственности ответчика на дом, подтвержденное свидетельством о праве на наследство и свидетельством о регистрации права собственности на дом. При этом право собственности истца, которое возникло согласно ст. 546 ГК РСФСР с момента открытия наследства, не было учтено. При таком положении указанными распоряжением и договором нарушены права истца, который, являясь сособственником дома, вправе участвовать в приобретении в собственность земельного участка, на котором расположен дом (ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации, п. 9.1 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации", распоряжение Администрации Санкт-Петербурга от 31.12.2002 г. N 2732-ра "Об утверждении Положения о порядке взаимодействия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга и организаций при оформлении документов по передаче в собственность граждан земельных участков, находящихся в их пользовании").

При таком положении договор как ничтожный согласно ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и распоряжение как не отвечающее требованиям закона, принятое без учета прав истца, правомерно признаны судом недействительными.

Доводов, свидетельствующих о наличии оснований к отмене решения в указанной части, кассационная жалоба не содержит.

Отмена государственной регистрации права собственности ответчика на земельный участок произведена судом в связи с признанием недействительным договора, на основании которого указанная регистрация была произведена.

При этом судом признано за истцом право на участие в приватизации спорного земельного участка, что связано с правом собственности истца на долю жилого дома, расположенного на участке, не освобождает истца от соблюдения установленного законом порядка решения указанного вопроса, не влечет для истца само по себе возникновения права собственности на земельный участок, в связи с чем не нарушает прав и законных интересов ответчиков.

Доводов, свидетельствующих о наличии оснований к отмене решения в указанной части, кассационная жалоба не содержит.

Признавая за истцом и ответчиком право собственности на земельный участок в равных долях, суд исходил из тех обстоятельств, что истец и ответчик являются сособственниками спорного дома в равных долях, и истец имеет право на приватизацию спорного земельного участка. Также суд учел предусмотренный п. 9.1 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" порядок регистрации права собственности на земельные участки.

Однако суд не учел, что право собственности ответчика на земельный участок возникло и зарегистрировано на основании вышеуказанного договора от 28.11.2007 г. N 0749 о передаче ответчику спорного земельного участка в собственность, который является недействительным как заключенный без учета прав истца, являющегося сособственником дома. Последствиями недействительности указанного договора согласно ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации является возврат земельного участка в государственную собственность, а не его передача в долевую собственность сторон - сособственников дома. Договор недействителен в целом, а не в части. При таком положении нет оснований для признания за истцом права собственности на долю земельного участка, как и для признания права собственности на земельный участок за сторонами в равных долях.

Истец, являясь сособственником жилого дома, не лишен возможности в установленном вышеуказанными нормативными актами порядке решить вопрос с уполномоченными органами государственной власти и при согласии ответчика, являющегося сособственником жилого дома, о передаче ему в собственность доли земельного участка.

Указанный вопрос истцом во внесудебном порядке не решался, соответствующий спор отсутствует и истцом не заявлен, а требования о признании за ним права собственности за долю земельного участка основаны на иных, вышеизложенных обстоятельствах нарушения его права при передаче ответчику в собственность земельного участка по договору от 28.11.2007 г. Право истца как собственника доли жилого дома приобрести в собственность земельный участок, на котором дом находится, в настоящее время нельзя признать нарушенным.

При таком положении ответчик в кассационной жалобе правомерно ссылается на то, что спорный земельный участок не является наследственным имуществом, и истец не лишен возможности в установленном законом порядке ставить вопрос о приватизации земельного участка.

Оснований для удовлетворения заявленных требований о признании права собственности на долю земельного участка не имеется. Решение суда в указанной части подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении указанных требований.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 02 ноября 2010 года отменить в части признания за Л.Е. и за Л.А. права собственности на <...> долю за каждым в праве общей долевой собственности на земельный участок площадью 702 кв. м, расположенный по адресу: <...> кадастровый номер <...>.

В удовлетворении требований Л.Е. о признании права собственности на <...> долю указанного земельного участка отказать.

В остальной части решение оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь