Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 февраля 2011 г. по делу N 33-2152

 

Судья Хапаева С.Б.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего: Тегуновой Н.Г.,

судей: Гарновой Л.П., Лихачевой И.А.,

при секретаре: Б.,

рассмотрев 01 февраля 2011 года в открытом судебном заседании кассационную жалобу Г.А. на решение Пушкинского городского суда Московской области от 17 декабря 2010 года по делу по иску Г.А. к С.В.Г. о признании недействительным завещания, признании недостойным наследником, признании недействительным распоряжения об отмене завещания, восстановлении завещания,

заслушав доклад судьи Гарновой Л.П., объяснения Г.А., поддержавшей доводы жалобы; представителя С.В.Г. - адвоката Ларенковой Т.Б., Г.Е. по доводам кассационной жалобы,

 

установила:

 

Г.А. обратилась в суд с иском к С.В.Г., с учетом уточненных требований просила суд признать недействительным завещание, подписанное С.Г.А. 29.01.2010 г., распоряжение от 29.01.2010 г. об отмене завещания от 18.08.2009 г. на основании п. 1 ст. 177 ГК РФ, ст. 166 п. 1 ГК РФ, признать ответчика недостойным наследником, восстановить предыдущее завещание, указав, что летом 2009 года ее дедушка С.Г.А. стал не способен проживать один, его сын (ответчик) от ухода за ним отказался и не общался с отцом. Она с лета 2009 г. проживала вместе с С.Г.А., осуществляла за ним уход, оплачивала все коммунальные платежи. 18.08.2009 г. С.Г.А. составил завещание в ее пользу, которое удостоверено нотариусом С.Г.А. 29.12.2009 г. С.Г.А. госпитализировали в Ашукинскую городскую больницу. 11.01.2010 г. сделан рентген, выявлено онкологическое заболевание. 20.01.2010 г. она забрала его домой, ему выписан "кеторол", чтобы снимать боль до момента постановки в онкологию. 28.01.2010 г. У. и ответчик забрали С.Г.А. к себе домой для ухода за ним. С.Г.А. не вызвали участкового врача, который должен был выписать сильное обезболивающее средство. 29.01.2010 г. С.Г.А. составлено завещание в пользу ответчика. Процедура сделана на дому с ненадлежащим оформлением. С.Г.А. подписал завещание, находясь в состоянии, когда не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, поскольку страдал раком в последней стадии, испытывал сильные боли, получал сильнодействующие обезболивающие препараты. 09.02.2010 г. участковый врач назначил ему препарат "трамал". Ответчик вернул С.Г.А. домой, однако не передал документы, необходимые для выписки лекарств. 24.02.2010 г. У. попыталась выписать лекарство у участкового врача, который изъял у нее книгу учета наркотических средств и передала ее Г.Е., выписав рецепты. 25.02.2010 г. ответчик отказался отдать документы, в связи с чем подано заявление в милицию. Она осуществляла полный уход за С.Г.А. до его смерти - до 28.02.2010 г. В связи с отсутствием паспорта доставлены большие неудобства в оформлении документов о смерти. Все расходы по захоронению понесены ею, ответчик не оказал материальной помощи.

Определением суда от 16.08.2010 г. к участию в деле в качестве третьего лица привлечен нотариус С.Г.А.

Определением суда от 31.08.2010 г. к участию в деле в качестве третьего лица привлечена Г.Е.

Ответчик С.В.Г. иск не признал, пояснив, что волеизъявление отца было добровольным.

Третье лицо нотариус С.Г.А. в письменных объяснениях иск не признала, указав, что последнее завещание С.Г.А. она заверяла на дому, при этом удостоверяла личность и дееспособность, задавая вопросы, С.Г.А. сказал, что желает отменить завещание в пользу Г.А. и составить на своего сына, причины не назвал, после прочтения и оглашения завещания он его подписал собственноручно.

Третье лицо Г.Е. в судебном заседании иск поддержала, представила письменные объяснения.

Решением суда в удовлетворении иска Г.А. отказано.

В кассационной жалобе Г.А. просит решение суда отменить, ссылаясь на необоснованность его выводов.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда.

Согласно пункту 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1119 Гражданского кодекса Российской Федерации завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, включить в завещание иные распоряжения. Завещатель вправе отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами статьи 1130 настоящего Кодекса.

На основании пункта 1 статьи 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке. Однако граждане, которым наследодатель после утраты ими права наследования завещал имущество, вправе наследовать это имущество.

Судом первой инстанции установлено, что 28.02.2010 г. умер С.Г.А. Истица является внучкой умершего, ответчик - его родным сыном, третье лицо Г.Е. является родной дочерью умершего.

До смерти С.Г. оставил завещание 29.01.2010 г., которым все свое имущество завещал своему сыну С.В.Г. Завещание удостоверено нотариусом С.Г.А. вне помещения нотариальной конторы. С.Г.А. разъяснено содержание статей 1130, 1149 Гражданского кодекса Российской Федерации. В завещании также указано, что текст завещания записан со слов С.Г.А. верно, до подписания оно полностью прочитано вслух в присутствии нотариуса, имеется его собственноручная подпись. Представленное завещание отвечает требованиям статей 1124, 1125 Гражданского кодекса Российской Федерации. Из объяснений сторон следует, что завещание удостоверялось по адресу: <...>, в связи с чем суд обоснованно пришел к выводу о наличии технической ошибки в тексте завещания, что не может являться основанием для признания его недействительным, поскольку не влияет на волеизъявление наследодателя.

В этот же день С.Г.А. подписано распоряжение об отмене завещания, удостоверенного нотариусом С.Г.А. 18.08.2009 г., которым С.Г.А, все свое имущество завещал Г.А. по реестру N 2429. Распоряжение удостоверено нотариусом С.Г.А.

Согласно полученной копии наследственного дела N 70/2010 к имуществу умершего С.Г.А., ответчик в установленном законом порядке принял наследство, обратившись к нотариусу с заявлением.

Умерший С.Г.А. не состоял на учете у нарколога и психиатра, что подтверждается полученными сведениями.

Согласно судебной психиатрической экспертизе, проведенной ФГУ "Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского", С.Г.А. психическим расстройством не страдал. По данным медицинской документации, в декабре 2009 г. у него было диагностировано онкологическое заболевание (периферический рак правого легкого 3 - 4 ст.), которое протекало с явлениями интоксикации, выражено астенией (слабость, недомогание), кахексией, с метастатическим поражением регионарных лимфоузлов и ткани печени и болевым синдромом, который купировался опиоидными анальгетиками (трамал, трамадол), наряду с хроническим бронхитом, эмфиземой легких, пневмосклерозом, атеросклеротическим кардиосклерозом. Однако, у него не отмечалось признаков интеллектуально-мнестического снижения, нарушений в эмоционально-волевой сфере, психотических расстройств, его действия при составлении и подписании завещания от 29.01.2010 г. были последовательными, целенаправленными, свидетельствовали о его способности к смысловой оценке ситуации, осознанию им юридических особенностей сделки и прогноза ее последствий. По данным медицинской документации, опиоидные анальгетики назначались С.Г.А. в феврале 2010 года и не могли оказать влияния на его способность понимать значение своих действий и руководить ими. Поэтому в юридически значимый период составления и подписания завещания от 29.01.2010 г., а также распоряжения об отмене завещания, С.Г.А. мог понимать значение своих действий и руководить ими.

Отказывая в удовлетворении иска, суд обоснованно исходил из того, что истицей не представлено доказательств в обоснование своих требований.

При этом судом обоснованно отклонено ходатайство истицы о назначении по делу повторной психолого-психиатрической экспертизы, поскольку не приведено доводов и дополнительных доказательств, являющихся основанием в силу статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для назначений повторной экспертизы.

Также истицей не представлено доказательств, свидетельствующих о недостойности наследника С.В.Г., не приведено фактов совершения ответчиком умышленных действий в отношении наследодателя либо непосредственно наследников (истца) до смерти С.Г.А. Доводы истицы по действиям ответчика после смерти наследодателя (не участие в похоронах, не предоставление паспорта, не осуществление оплаты по содержанию спорного имущества) не имеют правового значения, т.к. не являются основанием для признания недостойным наследником в силу статьи 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводами суда об отказе в удовлетворении иска.

Выводы суда подробно изложены в мотивировочной части решения, с ними судебная коллегия согласна.

Доводы кассационной жалобы сводятся к переоценке выводов, изложенных в решении, основаны на неправильном толковании норм права и не являются основанием для отмены решения суда.

Руководствуясь статьями 199, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Пушкинского городского суда Московской области от 17 декабря 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Г.А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь