Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 февраля 2011 г. по делу N 33-865

 

Судья Ратникова Г.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего судьи: Кутыревой Е.Б.

судей: Давыдова А.П., Старковой А.В.

при секретаре: К.

с участием: У.Н.П., Г.С.А., представляющих интересы истца У.А.А., К.А.С., Н.Е.С., представляющих интересы Н.А.С.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Нижегородского областного суда Старковой А.В. дело

по кассационной жалобе У.А.А.

на решение Дзержинского городского суда Нижегородской области от 01 ноября 2010 года по гражданскому делу

по иску У.А.А. к Н.А.С., Н.Л.С. о признании права собственности на недвижимое имущество,

по иску Н.А.С., Н.Л.С. к У.А.А. о признании права собственности на недвижимое имущество,

 

установила:

 

У.А.А. обратился в суд с иском к Н.А.С., Н.Л.С. о признании права собственности на гараж N <...>, расположенный по адресу <...>. Свои требования обосновал тем, что в 1970 г. он приобрел гараж по адресу: <...>, ПГСК "В" (ранее "М"), южный сектор N <...>. В 1973 г. он произвел обмен данного гаража на гараж N <...>, расположенный по адресу: <...>, принадлежавший В.А.П. на основании акта разбивки от 28.06.1968 г. Гараж N <...> он зарегистрировал в БТИ г. Дзержинска на имя своей сестры Н.А.А., поскольку в тот период времени ему - У.А.А. должны были выделить еще один земельный участок под строительство гаража. 28.11.1996 г. Н.А.А. умерла, ее наследниками по закону первой очереди являются ее сыновья Н.А.С. и Н.Л.С., которые претендуют на гараж N <...> в порядке наследования, с чем он - У.А.А. согласиться не может, поскольку с момента приобретения данного гаража он пользуется им и несет все расходы по его содержанию.

Считает, что У.А.А. приобрел право собственности на гараж в соответствии с п. 1 ст. 234 ГК РФ - в силу приобретательной давности.

Н.А.С. и Н.Л.С. обратились в суд с иском о признании права собственности на недвижимое имущество - гараж N <...>, расположенный по адресу: <...>. Свои требования мотивировали тем, что 28.11.1996 г. умерла их мать, Н.А.А. Они обратились в нотариальную контору г. Мантурово Костромской области и 26.05.1997 г. получили свидетельство о праве на наследственное имущество, оставшееся после смерти матери, в виде квартиры, расположенной в <...>. О наличии у матери другого имущества им ничего известно не было. В августе 2009 г. им стало известно, что решением суда от 11.06.1998 г. был установлен факт принятия У.А.А., являющимся родным братом Н.А.А., наследства после ее смерти. 08.10.2009 г. по их заявлению, судом было вынесено определение, в соответствии с которым решение суда от 11.06.1998 г. было отменено по вновь открывшимся обстоятельствам. Об имеющемся в собственности их матери гараже им ничего известно не было. В настоящее время они не могут оформить свои права собственности на гараж, иначе как в судебном порядке.

В судебное заседание У.А.А. не явился, в материалах дела имеется заявление в адрес суда, где он просит рассмотреть дело в его отсутствие, заявленные исковые требования поддерживает, исковые требования Н.А.С. и Н.Л.С. не признает. Просил применить срок исковой давности к иску Н.А.С. и Н.Л.С. в части требований последнего, поскольку Н.Л.С., зная о существовании спорного гаража, в 1997 г. отказался от него в пользу У.А.А., в подтверждение данного обстоятельства им представлено удостоверенное 29.12.1997 г. нотариусом г. Кологрив Костромской области Б.Е.Б. заявление Н.Л.С. об отказе от причитающейся ему доли в наследственном имуществе в виде гаража после смерти матери в его пользу.

Представитель истца У.А.А. по доверенности адвокат Забалуева М.Ф., в судебном заседании иск доверителя поддержала, иск Н.А.С. и Н.Л.С. не признала.

В судебном заседании Н.А.С., являющийся также представителем Н.Л.С. по доверенности, свой иск поддержал, иск У.А.А. не признал.

Представитель Н.А.С. по доверенности, К.С.В., позицию своего доверителя по делу поддержал.

Истец Н.Л.С. в судебное заседание не явился, в материалах дела имеется его письменный отзыв по существу иска, где он указал, что он поддерживает заявленные исковые требования, требования У.А.А. не признает.

Третье лицо по делу У.Н.П. иск своего супруга У.А.А. поддержала.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, В.А.П., в судебном заседании пояснил, что в 1968 г. ему выделили земельный участок под строительство гаража в квартале 5 г. Дзержинска, в 1970-х гг. он произвел мену данного гаража на гараж, принадлежащий У.А.А. в районе молокозавода, в настоящее время - гараж N <...>, адрес: <...>, ПГСК "В", <...>, ГК "В". Никаких документов, подтверждающих заключение между ними договора мены, у него не имеется. Почему в акте разбивки от 28.06.1968 г. его фамилия указана как В.А.П., пояснить не может.

Третье лицо Б.Е.Н. в судебное заседание не явился, в материалах дела имеется его заявление в адрес суда, где он просит суд рассмотреть дело в его отсутствие.

В судебном заседании 26.01.2010 г. Б.Е.Н. пояснил, что в 1967 г. ему и С.П.П. выделили земельный участок для строительства гаража для мотороллеров в районе молокозавода, однако С.П.П. с его согласия построил на этом земельном участке гараж, который затем продал У.А.А., никаких документов о продаже гаража у него не имеется, он данный гараж не строил и никому не продавал, на него не претендует. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, К.Н.А., являющаяся супругой С.П.П., умершего 16.07.2007 г., и С.Г.П., являющийся его сыном, в судебное заседание не явились, в материалах дела имеется их заявление в адрес суда, а также телефонограмма от 30.09.2010 г., где они указали, что никаких претензий к сторонам по поводу спорного гаража не имеют, просят дело рассмотреть в их отсутствие.

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Администрации г. Дзержинска Нижегородской области, по доверенности, Щ.Е.Н., в судебное заседание не явился, в материалах дела имеется письменный отзыв по делу, где содержится просьба о рассмотрении дела в отсутствие представителя Администрации г. Дзержинска.

Решением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 01 ноября 2010 года У.А.А. в удовлетворении иска к Н.А.С. и Н.Л.С. о признании права собственности на недвижимое имущество отказано.

Иск Н.А.С. и Н.Л.С. удовлетворен.

За Н.А.С. и Н.Л.С. признано право собственности по 1/2 доле за каждым на гараж N <...> одноэтажный, кирпичный, общей площадью 21,1 кв. м, расположенный по адресу: <...>, в порядке наследования по 1/2 доле в праве общей долевой собственности за каждым.

С У.А.А. в пользу Н.А.С. и Н.Л.С. взысканы судебные расходы в размере 1147 руб.

С У.А.А. в местный бюджет взыскана госпошлина в сумме 4845,9 руб.

В кассационной жалобе У.А.А. содержится просьба об отмене решения суда как незаконного и необоснованного, вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права. В обоснование доводов жалобы заявителем указано на то, что судом неправильно установлены обстоятельства по делу, выводы суда не соответствуют представленным в дело доказательствам.

В возражениях на кассационную жалобу представитель Н.А.С. по доверенности К.С.В. решение суда считает законным и обоснованным, кассационную жалобу удовлетворению не подлежащей.

Законность и обоснованность оспариваемого судебного решения проверена судебной коллегией по правилам Главы 40 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Исходя из принципа диспозитивности, с учетом положений статьи 347 Гражданского процессуального кодекса РФ, при рассмотрении дела по существу суд кассационной инстанции проверяет обжалуемое решение в пределах доводов жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений на нее, судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

Как следует из материалов дела 28.11.1996 г. в г. Кологриве Костромской области умерла Н.А.А., <...> г. рождения, уроженка <...> Костромской области. Наследниками ее имущества по закону первой очереди являются ее сыновья - Н.Л.С. и Н.А.С.

Из материалов наследственного дела N <...> к имуществу умершей Н.А.А., заведенного Мантуровской государственной нотариальной конторой Костромской области, усматривается, что 18.03.1997 г. Н.Л.С. и 26.05.1997 г. Н.А.С. обратились в нотариальную контору с заявлениями о принятии ими наследства в виде квартиры N <...>, расположенной в доме <...>, принадлежащей умершей при жизни на праве собственности. Н.Л.С. 20.05.1998 г. и Н.А.С. 18.05.1999 г. были выданы свидетельства о праве на наследство по закону на указанную квартиру в равных долях.

Судом из объяснений Н.А.С., являющегося также представителем Н.Л.С. по доверенности, установлено, что в августе 2009 г. им от родного брата их матери, У.А.А. стало известно о том, что он занимается оформлением своего права собственности на гараж N <...>, расположенный по адресу: <...>, который, как им известно, принадлежал при жизни их матери, однако, они полагали, что Н.А.А. данный гараж продала, когда переехала из г. Дзержинска в Костромскую область.

Согласно имеющейся в материалах дела выписке N <...> по данным архива Дзержинского филиала ГП НО "Нижтехинвентаризация" от 18.06.2009 г., спорный гараж зарегистрирован на праве собственности за Н.А.А. на основании акта разбивки от 28.05.1968 г., о чем произведена запись в реестровую книгу N <...>, стр. N <...>.

В соответствии со статьей 6 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу настоящего Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной настоящим Федеральным законом.

У.А.А., оспаривая право собственности Н.А.А. на гараж, указал, что он был получен им в результате состоявшегося в 1973 г. между ним и В.А.П. договора мены, согласно которому Н.А.А. произвел мену принадлежащего ему гаража в районе молокозавода, в настоящее время - это гараж N <...>, расположенный по адресу: Нижегородская область, <...>, ПГСК "В", <...>, ГК "В", на спорный гараж, принадлежащий в то время В.А.П. Однако, поскольку У.А.А. ожидал выделения ему земельного участка под строительство нового гаража, то спорный гараж с его согласия был зарегистрирован на его сестру, Н.А.А., что дало ему возможность получить земельный участок под строительство нового гаража по адресу: <...>, ПГСК "А", <...>, право собственности на который зарегистрировано за ним в соответствии с действующим законодательством, в подтверждение чего ему Дзержинским городским филиалом Государственным учреждением юстиции Нижегородской области по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним было выдано свидетельство о государственной регистрации права от 17.12.2001 г. серия <...>.

Право собственности В.А.П. на гараж N <...>, расположенный по адресу: <...>, ПГСК "В", <...>, ГК "В", было зарегистрировано в соответствии с действующим законодательством, в подтверждение чего ему Дзержинским отделом Управления Федеральной регистрационной службы по Нижегородской области было выдано свидетельство о государственной регистрации права от 21.06.2007 г. серия <...>.

Как пояснили У.А.А. и В.А.П. в судебном заседании, никаких документов, подтверждающих заключение между ними договора мены, не имеется, договор в письменном виде не составлялся. В свою очередь, как пояснил У.А.А. в ходе рассмотрения дела, гараж в районе молокозавода, который он поменял на спорный гараж, был приобретен им у С.П.П.

В материалах дела имеется акт разбивки от 06.04.1967 г., выданный УГА г. Дзержинска, согласно которому С.П.П. и Б.Е.А. был выделен земельный участок под строительство гаража для двух мотороллеров в районе молокозавода.

Как пояснили Б.Е.А. и У.А.А., никаких документов, подтверждающих заключение между У.А.А. и С.П.П. договора купли-продажи гаража, не имеется.

Также У.А.А. в судебном заседании пояснил, что договор купли-продажи гаража в районе молокозавода (в настоящее время - гараж N <...>, расположенный по адресу: <...>, ПГСК "В", <...>, ГК "В") в письменном виде не составлялся ни с Б.Е.Н., ни со С.П.П., расписку о получении денег за данный гараж С.П.П. ему не писал, передача денег документально не оформлялась, сумму, за которую по его утверждению он купил указанный гараж, назвать не может.

Как установлено судом в ходе рассмотрения дела, С.П.П. умер 16.07.2007 г. и, как следует из имеющейся в материалах дела справки, выданной нотариусом г. Дзержинска, П.И.А., наследственное дело после его смерти не заводилось. Супруга С.П.П., К.Н.А. и его сын, С.Г.П., никаких претензий по поводу данного гаража не имеют.

Исходя из установленных судом обстоятельств по делу, основываясь на положениях п. 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 135 ГК РСФСР (в редакции, действовавшей до 01.01.1995 г.), ст. 255 ГК РСФСР (в редакции, действовавшей до 01.03.1996 г.), норм главы 21 ГК РСФСР (а редакции до 01.03.1996 г.), Инструкции "О порядке регистрации строений в городах, рабочих, дачных и курортных поселках РСФСР", утвержденной Приказом Минкоммунхоза РСФСР от 21.02.1968 г. N 83, суд пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для признания за У.А.А. права собственности на спорный гараж, поскольку допустимых доказательств того, что данное имущество являлось предметом сделки с Н.А.А., либо с В.А.П., истцом не предоставлено.

Доводы У.А.А. о произведенной им мене принадлежащего ему гаража в районе молокозавода, приобретенного им, в свою очередь у С.П.П., не нашли документального подтверждения в ходе судебного разбирательства.

В акте разбивки земельного участка под строительство гаража в районе молокозавода от 06.04.1967 г., указано, что он зарегистрирован в БТИ г. Дзержинска за В.А.П., отметка о его регистрации за У.А.А. в соответствии с действующим в то время порядком регистрации - в БТИ г. Дзержинска - отсутствует.

Кроме того, в акте разбивки ОГА г. Дзержинска от 28.06.1968 г. о выделении В.А.П. земельного участка под строительство спорного гаража имеется отметка о том, что он зарегистрирован в БТИ г. Дзержинска за Н.А.А.

В материалах дела имеется также справка, выданная БТИ г. Дзержинска от 19.08.1977 г., согласно которой спорный гараж принадлежит Н.А.А.

Ссылка У.А.А. на то, что Н.Л.С. отказался от причитающейся ему доли в наследственном имуществе - гараже после смерти матери, в подтверждение чего им представлено удостоверенное нотариусом г. Кологрива Костромской области, Б.Е.Б., заявление Н.Л.С. от 29.12.1997 г. об отказе от причитающейся ему доли в наследственном имуществе в виде гаража после смерти матери в его пользу, в котором также он предоставляет У.А.А. право на оформление принадлежащего его матери гаража на его имя обоснованно не принята судом первой инстанции во внимание.

Согласно ст. 546 ГК РСФСР (ст. 1153 ГК РФ) для приобретения наследства наследник должен его принять. Не допускается принятие наследства под условием или с оговорками.

Признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства.

В соответствии со ст. 546 ГК РСФСР (ст. 1153 ГК РФ) для приобретения наследства наследник должен его принять. Не допускается принятие наследства под условием или с оговорками.

Согласно ст. 550 ГК РСФСР (ст.ст. 1158, 1159 ГК РФ) наследник по закону в течение шести месяцев со дня открытия наследства вправе отказаться от наследства. При этом он может указать, что отказывается от наследства в пользу других лиц из числа наследников по закону (статья 532). Отказ от наследства совершается подачей наследником заявления нотариальной конторе по месту открытия наследства.

Основываясь на положениях вышеперечисленных норм закона, суд сделал правильный вывод о том, что отказ от наследства наследника, принявшего наследство, допускался в течение шести месяцев со дня смерти наследодателя. Заявление Н.Л.С. удостоверено нотариусом 29.12.1997 г., то есть за рамками установленного законом шестимесячного срока для отказа от принятого наследства, при этом отказ от части наследства законом не допускался.

Также судом принято во внимание, что данное заявление было удостоверено нотариусом г. Кологрива Костромской области, а не подано в нотариальную контору г. Мантурово Костромской области по месту открытия наследства, в материалах наследственного дела данного заявления не имеется.

Кроме того, У.А.А. в обоснование заявленных исковых требований о признании права собственности на спорный гараж сослался на обстоятельства, не связанные с приобретением данного гаража в порядке наследования после смерти Н.А.А., а потому суд правомерно не принял его во внимание в качестве относимого и допустимого доказательства оснований его иска.

Отказывая У.А.А. в иске суд также учел, что никаких требований о признании за ним права собственности на спорный гараж по основаниям, не связанным с его наследованием после смерти сестры, ни при жизни Н.А.А., ни после ее смерти в отношении спорного гаража предъявлено не было. В обоснование заявленных исковых требований У.А.А. также указано на то обстоятельство, что он приобрел право собственности на гараж в силу приобретательной давности, поскольку с 1973 г. он открыто, добросовестно и непрерывно пользуется гаражом как собственным и несет все расходы, связанные с его содержанием.

В силу пункта 1 статьи 234 ГК РФ лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Как указано в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" при разрешении споров, связанных с возникновением права собственности в силу приобретательной давности, необходимо учитывать следующее: давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности; давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества; давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности; владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору.

По смыслу статей 225 и 234 ГК РФ право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество.

Свои требования о признании права собственности на гараж в силу приобретательной давности У.А.А. обосновывает тем, что гараж был им получен в результате договора мены в 1973 г. и со времени приобретения им гаража в результате данной сделки он владеет им открыто, добросовестно и непрерывно более 15 лет.

Между тем, возникновение права собственности в силу приобретательной давности означает владение не по договору. В этой связи суд первой инстанции правильно указал на то, что положения 234 ГК РФ в данном случае применены быть не могут.

Как правильно отметил суд гражданское законодательство различает возникновение права собственности основанное на сделке и в силу приобретательной давности как самостоятельные различные основания приобретения такого права.

У.А.А. ни при жизни Н.А.А., ни после ее смерти в суд с иском о признании за ним права собственности в силу приобретательной давности не обращался, предыдущая его попытка оформить свои права на гараж обосновывалась тем, что он является наследником имущества умершей Н.А.А., о чем свидетельствуют материалы гражданского дела N <...> (первоначальный номер <...>) об установлении факта принятия им наследства после смерти сестры и факта владения ей на праве собственности гаражом.

Как указано выше, в материалы дела У.А.А. было представлено удостоверенное нотариусом г. Кологрива Костромской области, Б.Е.Б., заявление Н.Л.С. от 29.12.1997 г. об отказе от причитающейся ему доли в наследственном имуществе в виде гаража после смерти матери в его пользу, в котором также указано, что У.А.А. предоставляется право на оформление гаража на его имя. Данные обстоятельства, как обоснованно посчитал суд, исключают добросовестное владение гаражом У.А.А., поскольку свидетельствуют о том, что У.А.А. знал об отсутствии оснований возникновения у него права собственности на спорный

гараж, что также исключает возникновение у него права собственности на гараж по основанию приобретательной давности.

Каких-либо доказательств, очевидно свидетельствующих о том, что с ведома Н.А.А. он добросовестно, открыто и непрерывно владел спорным гаражом, У.А.А. суду не представлено.

Правильным судебная коллегия находит вывод суда о том, что на момент рассмотрения настоящего дела 15-летний срок владения У.А.А. спорным гаражом с момента смерти Н.А.А. не истек.

При изложенных обстоятельствах вывод суда об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных У.А.А. требований о признании права собственности на спорный гараж в силу приобретательной давности соответствует установленным по делу обстоятельствам и закону.

Также законным и обоснованным судебная коллегия считает решение суда в части удовлетворения требований Н.А.С. и Н.Л.С. о признании права собственности на спорный гараж в порядке наследования после смерти их матери, Н.А.А., в равных долях.

Доводы У.А.А. о пропуске Н.Л.С. срока исковой давности обоснованно не приняты судом во внимание.

Как установлено судом Н.Л.С. принял открывшееся после смерти матери наследство путем подачи в пределах установленного срока для принятия наследства соответствующего заявления нотариусу, а пункт 4 ст. 1152 ГК РФ, так же как и действовавший ранее закон (ч. 5 ст. 546 ГК РСФСР), устанавливает, что принятое наследство принадлежит наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а в соответствии с нормами действующего на момент смерти наследователя ГК РСФСР и действующего в настоящее время законодательства (п. 2 ст. 1152 ГК РФ) наследник, принявший часть наследства, признавался принявшим все наследство, а принятие части наследства и отказ от другой его части не допускались и не допускаются.

Ссылок на какие-либо новые факты, которые остались без внимания суда первой инстанции, в кассационной жалобе не содержится.

Нарушений норм материального и процессуального права судом не допущено.

При таких обстоятельствах, решение суда является законным и обоснованным и отмене не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда

 

определила:

 

Решение Дзержинского городского суда Нижегородской области от 01 ноября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу заявителя без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь