Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

 

СПРАВКА

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОБОБЩЕНИЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ

РЯЗАНСКИМ ОБЛАСТНЫМ СУДОМ МАТЕРИАЛОВ ОБ ЭКСТРАДИЦИИ

 

В соответствии с планом работы на 2010 год Рязанским областным судом обобщена практика рассмотрения областным судом материалов об экстрадиции.

Порядок выдачи лица, находящегося на территории Российской Федерации, другому государству для привлечения его к уголовной ответственности либо для исполнения приговора в отношении него регулируются ст. 462 - 468 УПК РФ, а также Европейской конвенцией о выдаче от 13 декабря 1957 года, Законом Российской Федерации от 25 октября 1999 года "О ратификации Европейской конвенции о выдаче, дополнительного протокола и второго дополнительного протокола к ней", Минской Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года.

Правом принятия решения о выдаче наделены Генеральный прокурор Российской Федерации и его заместители. Законом установлены ограничения, запрещающие выдачу лица иностранному государству. Выдаче не подлежат: граждане Российской Федерации; лица, которым предоставлено убежище в Российской Федерации в связи с возможностью преследования в государстве, направившему запрос о выдаче, по признаку расы, вероисповедования, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям; лица, в отношении которых на территории Российской Федерации за то же самое деяние вынесен и вступил в законную силу приговор суда или принято решение о прекращении производства по уголовному делу; лица, обвиняемые в совершении деяния, которое в соответствии с уголовным законодательством Российской Федерации не является преступлением, или по которому на момент принятия решения о выдаче истекли сроки давности. Выдача лица для уголовного преследования возможна лишь за деяния, за совершение которых уголовный закон предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года либо более тяжкое наказание. Выдача лица для исполнения приговора допускается при осуждении этого лица к наказанию свыше шести месяцев лишения свободы или к более тяжкому наказанию. В обоих случаях иностранное государство, направившее запрос о выдаче, обязано предоставить гарантии того, что выдаваемое лицо будет преследоваться только за преступление, указанное в запросе, и после окончания судебного разбирательства и отбытия наказания может свободно покинуть территорию данного государства, а также не будет выслано, передано либо выдано третьему государству без согласия Российской Федерации.

В выдаче может быть отказано, если: деяние, в связи с которым направлен запрос о выдаче, совершено на территории Российской Федерации или против интересов Российской Федерации за пределами ее территории; за то же самое деяние в Российской Федерации осуществляется уголовное преследование лица, в отношении которого направлен запрос о выдаче; уголовное преследование лица, в отношении которого направлен запрос о выдаче, возбуждается в порядке частного обвинения.

Согласно статистическим данным, количество поступивших в суд жалоб по указанному вопросу незначительно. По всем принято решение об отказе в удовлетворении жалобы.

С., 1959 года рождения, был выдан для привлечения его к уголовной ответственности по ст. 222 ч. 1 УК Украины, соответствующей ст. 222 ч. 1 УК РФ, за деяние, совершенное 15 марта 1997 года. Он находился в розыске более 11 лет, был задержан 25 марта 2009 года и через 2 месяца 20 дней, а именно 15 июня 2009 года заместителем Генерального прокурора Российской Федерации принято решение о его экстрадиции. Жалоба С. находилась на рассмотрении в Рязанском областном суде с 29 июня по 11 сентября 2009 года. Причиной длительного ее рассмотрения явилась выявившаяся в процессе судебного разбирательства необходимость истребования дополнительных материалов. Принятое областным судом решение об отказе в удовлетворении жалобы С. Верховным судом Российской Федерации оставлено без изменения.

Б., 1965 года рождения, обжаловал Постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 16 ноября 2009 года, которым удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан о его выдаче для приведения в исполнение приговора районного суда г. Ташкента от 29 июля 2004 года и определения районного суда от 18 апреля 2006 года, а также для привлечения к уголовной ответственности за совершение хищения путем присвоения и мошенничества по ст. 167 ч. 2 п. п. "а, б, г", 168 ч. 2 п. "а" УК Республики Узбекистан (ст. 159 ч. 3. 160 ч. 3 УК РФ).

Согласно представленным материалам, Б. был осужден 29 июля 2004 г. районным судом по уголовным делам г. Ташкента по ст. 167 ч. 3 п. "а" УК Республики Узбекистан за хищение в крупном размере путем присвоения 7987000 сум (264649 рублей) к пяти годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

18 апреля 2006 года суд по уголовным делам района г. Ташкента, рассмотрев представление ИИН ОМС РУВД г. Ташкента об отмене условного осуждения, принял решение до рассмотрения вопроса по существу объявить розыск Б. и взять его под стражу.

Кроме того, Б. обвиняется в том, что он в марте 2004 года путем присвоения и злоупотребления служебным положением совершил в крупном размере хищение принадлежащих СП "Р" 5 млн. сум (144685 рублей), а в мае 2005 года - мошенничество в крупном размере на сумму 4750000 сум (121412 рублей). По российскому законодательству квалифицирующий признак "в крупном размере" по обоим составам отсутствует.

Первоначально 29 декабря 2009 года Рязанским областным судом было принято решение об отказе в удовлетворении жалобы Б. Данное определение суда было обжаловано прокурором, Б. и его защитником и 3 марта 2010 года отменено судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации. В кассационном определении указано, что областной суд не проверил, является ли уголовно наказуемым по УК РФ деяние, в совершении которого Б. обвиняется, а также не выяснил порядок применения условного осуждения по УК Республики Узбекистан.

Вновь принятое областным судом 21 июня 2010 года решение об оставлении жалобы Б. без удовлетворения, судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ 21 июня 2010 года оставлено без изменения.

Сложность рассмотрения данного материала заключалась в отсутствии правового регулирования некоторых вопросов. Так, согласно действующему законодательству, выдаче для исполнения приговора подлежат лица, осужденные к лишению свободы на срок не менее 6 месяцев или к более тяжкому наказанию. Б. был осужден к лишению свободы условно без возложения каких-либо обязанностей. Возможность отмены условного осуждения в связи с тем, что осужденный скрылся от контроля, законодательством Республики Узбекистан не предусмотрена. Решения об отмене условного осуждения не имеется. При таких обстоятельствах законность принятого заместителем Генерального прокурора РФ решения в части выдачи Б. для исполнения приговора и определения суда о взятии его под стражу для решения вопроса об отмене условного осуждения обоснованно вызвала определенные сомнения у суда.

Причем, в первоначальном обвинении было указано, что руководство СП "Р" обратилось в суд с иском о взыскании с ООО "М" 5 млн. сум, а также процентов за пользование этими денежными средствами и пени за нарушение условий договора. 25 августа 2004 года определением хозяйственного суда г. Ташкента между сторонами заключено мировое соглашение, согласно которому ООО "М" в лице Б. обязался погасить до 1 сентября 2004 года имеющийся долг, но до настоящего времени этого не сделал, в связи с чем в его действиях усматривается состав уголовно наказуемого преступления. По Российскому законодательству неуплата долга по исполнительному листу хищением не является.

Жалоба К., 1983 года рождения, гражданина Белоруссии, находившегося в розыске за совершение 11 января 2007 года кражи чужого имущества с проникновением в жилище, на решение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 6 апреля 2010 года о выдаче его компетентным органам Республики Беларусь областным судом оставлена без удовлетворения. Материал на рассмотрении суда находился с 4 мая по 4 июня 2010 года. Вынесенное судом определение никем из участников судебного разбирательства не обжаловано. На момент принятия решения К. отбывал наказание в местах лишения свободы по приговору суда Московской области, срок наказания истекал в июне 2010 года.

М. в установленный 10-дневный срок обратился в суд с жалобой на решение Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 19 февраля 2010 года о его экстрадиции. В день поступления жалобы в суд 25 марта 2010 года судьей были запрошены из Генеральной прокуратуры материалы, подтверждающие законность и обоснованность принятого решения, которые в тот же день были отправлены в прокуратуру Рязанской области для незамедлительного представления в суд. Указанные материалы, поступившие в прокуратуру 31 марта 2010 года, представлены суду лишь 15 апреля 2010 года. В процессе рассмотрения жалобы выявилась необходимость истребования дополнительных материалов, по получении которых судом 12 мая 2010 года было принято решение об отказе в удовлетворении жалобы.

Правоохранительными органами Республики Беларусь М. обвиняется по ст. 205 ч. 2 УК Республики Беларусь (ст. 158 ч. 1 УК РФ) в повторном совершении 19 апреля 2008 года кражи сотового телефона стоимостью 335000 белорусских рублей (3650 российских рублей). 28 июня 2008 года ему было предъявлено в этом обвинение и в тот же день он был объявлен в розыск. 25 августа 2008 года М. был осужден районным судом г. Москвы по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к двум годам лишения свободы. С 22 июня 2008 года он содержится под стражей.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 12 июля 2010 года отменила определение областного суда, посчитав сомнительным вывод суда об уклонении М. от следствия, поскольку тот до предъявления ему обвинения был взят под стражу за совершение преступления в г. Москве. В решении о выдаче не указаны доказательства уклонения М. от следствия и судом они не исследовались.

3 августа 2010 года заместитель Генерального прокурора Российской Федерации отменил свое постановление о выдаче М. правоохранительным органам Республики Беларусь в связи с истечением по Российскому законодательству срока давности привлечения к уголовной ответственности, поэтому 9 августа 2010 года областным судом по ходатайству прокурора вынесено постановление о прекращении производства по жалобе М. ввиду отсутствия предмета обжалования.

Обобщение показало, что судом безукоснительно соблюдаются требования о коллегиальном (в составе трех профессиональных судей) рассмотрении жалоб на решение Генеральной прокуратуры Российской Федерации о выдаче. Все, указанные в ст. 462, 464 УПК РФ обстоятельства, препятствующие выдаче лица, являются предметом судебного разбирательства. Вопросы виновности лица не исследуются. В ходе судебного рассмотрения осуществляется проверка соответствия принятого прокурором решения о выдаче конкретного лица нормам российского законодательства и международного права. Следует отметить, что выдвигаемые лицом доводы, препятствующие его выдаче, не всегда проверялись прокурором, принимающим решение о выдаче. Хотя проведение такой проверки должно предшествовать принятию решения о выдаче и результаты ее проведения должны быть представлены суду. В частности, по делу Ш. прокурор на досудебной стадии не выяснил обстоятельства изменения им фамилии, в связи с чем суду в процессе судебного разбирательства пришлось инициировать проверку законности выдачи Ш. паспорта на имя А.

Нередко в судебном заседании представитель прокуратуры занимает пассивную позицию, перекладывая на суд обязанность по представлению доказательств, подтверждающих законность принятого прокурором решения об экстрадиции.

Анализируя причины отмены судебных решений, следует отметить, что в ряде случаев недостаточно полная оценка всех имеющих значение для дела обстоятельств повлекла за собой отмену принятого судом решения. Помимо этого, причиной отмены судебного решения явилась невнимательность судей, допустивших употребление в определении формулировок, предрешающих виновность лица. Необходимо более ответственно подходить к составлению текста определений по результатам рассмотрения жалоб об экстрадиции.

Выявленные в ходе обобщения нарушения месячного срока рассмотрения жалоб по экстрадиции вызваны необходимостью истребования дополнительных материалов. Хотя Генеральная прокуратура РФ незамедлительно направляет в суд через областную прокуратуру требуемые материалы, но в суд они иногда поступают через неделю, а то и две после их регистрации в областной прокуратуре.

В соответствии со ст. 462 ч. 7 УПК РФ Генеральный прокурор РФ или его заместитель обязан уведомить лицо о принятом в отношении этого лица решении о выдаче. Во всех материалах об экстрадиции отсутствуют сведения о том, когда заинтересованное лицо получило уведомление о принятии в отношении него решения о выдаче. Наличие этих сведений необходимо, поскольку согласно ст. 463 ч. 1 УПК РФ решение Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя о выдаче может быть обжаловано в течение 10 суток с момента получения уведомления. Причем данная норма нуждается в законодательном изменении. Лицо, в отношении которого принято решение о выдаче, должно знать содержание этого решения, чтобы подать на него аргументированную жалобу. Срок обжалования необходимо установить со дня получения копии решения о выдаче, а не уведомления о принятии такого решения.

Требуют законодательного урегулирования сроки содержания под стражей лица, задержанного в целях обеспечения возможности выдачи его другому государству. Задержание этих лиц производится в соответствии со ст. 466 УПК РФ. При продлении сроков содержания под стражей суды, следуя указаниям Конституционного Суда Российской Федерации, содержащимся в определении от 4 апреля 2006 года N 101-0, руководствуются ст. 109 УПК РФ. Однако цели задержания лиц в порядке ст. ст. 109 и 466 УПК РФ различны. Поэтому необходимо предусмотреть иные, нежели указанные в ст. 109 УПК РФ, основания, допускающие возможность продления срока содержания под стражей, и предельный срок содержания под стражей таких лиц.

Поскольку суды при продлении срока содержания под стражей лиц, подлежащих экстрадиции, руководствуются ст. 109 УПК РФ, необходимо требовать представления документов, указывающих на причастность лица, подлежащего выдаче, к совершению инкриминируемого ему деяния.

Таким образом, представляемые прокуратурой материалы в обязательном порядке должны содержать следующие документы: решение прокурора об экстрадиции, расписку лица, подлежащего выдаче, в получении уведомления о принятии такого решения и его объяснение; следственные документы: постановления о возбуждении и приостановлении уголовного дела, о предъявлении обвинения, розыске, мере пресечения, сведения, свидетельствующие о причастности лица к совершению инкриминируемого ему деяния, о гражданстве; переведенные на русский язык статьи уголовного кодекса, по которым лицу предъявлено обвинение; в необходимых случаях сведения Сбербанка о курсе валют, копию приговора; заключение миграционной службы России об отсутствии российского гражданства; сведения, опровергающие выдвинутые лицом доводы о невозможности его выдачи иностранному государству, о задержании; документы, подтверждающие личность задержанного; решение прокурора или российского суда по мере пресечения.

 

Судья Рязанского областного суда

Г.Д.ШЕРШНЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь