Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. N 1434

 

Судья: Мороз А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Корсаковой Н.П.

судей Быханова А.В. и Антоневич Н.Я.

при секретаре Б.

рассмотрела в судебном заседании 02 февраля 2011 года дело N 2-2297/10 по кассационной жалобе на решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 01 декабря 2010 по иску Ж. к Открытому акционерному обществу "Банк" о применении к кредитному договору в силу его ничтожности правил двусторонней реституции.

Заслушав доклад судьи Корсаковой Н.П., объяснения представителя Ж. - Ж.А., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Ж. обратилась в суд с иском к ОАО "Банк" о применении к кредитному договору правил двусторонней реституции в силу его ничтожности, указывая, что на основании решения Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга о признании недействительным предварительного договора купли-продажи квартиры существенные условия кредитного договора с ответчиком от 14.06.2007 года не были согласованы сторонами, правоотношения приобретают неопределенный характер.

Истица указывала, что кредитный договор был заключен под влиянием заблуждения, в связи с чем просила возвратить стороны в первоначальное положение.

Решением суда по настоящему делу в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе поставлен вопрос о признании решения суда незаконным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, не находит оснований для признания решения суда ошибочным по следующим основаниям.

Как установлено судом первой инстанции, 14.06.2007 года между Ж. и ОАО "Банк" был заключен кредитный договор, в соответствии с которым истице были предоставлены денежные средства в размере 77000 долларов США сроком на 156 месяцев с начислением процентов из расчета 14 процентов годовых.

Пунктом 1.2 договора было предусмотрено, что кредит предоставлялся для приобретения заемщиком квартиры в строящемся многоквартирном доме, расположенном по адресу: <...>.

Из пункта 1.3 договора следовало, что стоимость квартиры составляет сумму, эквивалентную 88657,02 доллара США. Сумму, эквивалентную 77000 долларам США заемщик уплачивает за счет кредитных средств, предоставляемых кредитором по настоящему договору, сумму, эквивалентную 8657,02 доллара США - за счет собственных средств.

Согласно пункту 1.4 договора обеспечением исполнения обязательств заемщика по указанному договору явилось поручительство ООО <...> и залог (ипотека) квартиры, указанной в пункте 1.2 договора.

14.06.2007 года между истицей и ООО <...> был заключен предварительный договор купли-продажи квартиры, в соответствии с условиями которого стороны обязались в будущем заключить в простой письменной форме договор купли-продажи квартиры в жилом доме по строительному адресу: <...>.

Пунктом 3.1.2 генерального соглашения о сотрудничестве (по программе ипотечного кредитования) от 30.05.2007 года N 13, заключенного между ЗАО "Банк" и ООО <...>, предусматривалось, что инвестор обязался предоставить поручительство за покупателей в обеспечение исполнения обязательств по кредитным договорам в пользу банка.

Судом рассмотрены заявленные истицей требования о признании сделки по кредитованию договора ничтожной в полном объеме и сделан обоснованный вывод об отказе в удовлетворении исковых требований.

В силу положений ст. 432 ГК РФ, договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Согласно пункту 1 статьи 819 ГК РФ, по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

В силу пункта 1 статьи 810 ГК РФ, заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Разрешая спор, суд пришел к обоснованному выводу о том, что кредит истице был фактически предоставлен, анализ положений кредитного договора показал, что стороны договорились о сумме кредита, порядке и сроках его возврата, размере причитающихся кредитору процентов, в связи с чем оснований полагать, что кредитный договор не соответствовал требованиям закона, не имелось.

При таком положении, суд правомерно пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований о признании договора ничтожным и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Довод истицы о том, что поскольку заключенный кредитный договор имеет элементы кредитного договора, целевого займа и договора ипотеки недвижимости, а предварительный договор купли-продажи от 14.06.2007 года решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга был признан недействительным и к нему применены правила договора участия в долевом строительстве, установленные Федеральным законом от 30.12.2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", в связи с чем исполнение ею обязанностей по заключению договора купли-продажи квартиры с ее стороны, как заемщиком, противоречит законодательству, нашел свою оценку в судебном решении и правомерно признан необоснованным.

Давая оценку указанному доводу, суд правильно сделал суждение о том, что наличие в кредитном договоре указания на цели предоставления денежных средств, гарантировало заимодавцу, в случае невыполнения заемщиком условий договора займа о целевом использовании суммы займа, а также при нарушении обязанностей обеспечения возможности осуществления заимодавцем контроля за целевым использованием суммы займа воспользоваться правом, предусмотренным частью 2 статьи 814 ГК РФ, а именно потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, что само по себе не является основанием для признания договора ничтожным.

При этом суд обоснованно учитывал, что приобретение квартиры в собственность заемщика могло осуществляться также не только путем заключения предварительного договора, а впоследствии основного договора купли-продажи, но и в результате исполнения обязанностей по договору участия в долевом строительстве в соответствии с положениями названного выше Федерального закона.

Ссылка истицы на невозможность обеспечения исполнения обязательств заемщика путем оформления залога (ипотеки) квартиры обоснованно признана несостоятельной, так как кредитный договор предусматривает обеспечение исполнения обязательств в виде поручительства ООО <...> и залога квартиры после приобретения ее в собственность, в связи с чем возможность оформления залога квартиры после приобретения права собственности (в том числе согласно договору участия в долевом строительстве) истицей не утрачена.

Оценивая доводы истицы о том, что вследствие признания предварительного договора купли-продажи недействительным, между сторонами кредитного договора возникла неопределенность правоотношений, суд обоснованно пришел к выводу, что между Ж. и ООО <...> действует договор об участии в долевом строительстве на условиях, предусмотренных ранее заключенным предварительным договором купли-продажи с учетом норм, закрепленных Федеральным законом, поскольку как указанный договор, так и кредитный договор являются самостоятельными сделками, исполнение обязательств по которым не зависит друг от друга.

Доказательств тому, что кредитный договор был заключен ею под влиянием заблуждения, а также по основаниям, предусмотренным статьей 180 ГК РФ, в дело не приведено.

Помимо того, суд обоснованно принял во внимание, что указанные доводы являлись предметом оценки районного суда во вступивших в законную силу решениях Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 29.01.2009 года по делу N 2-65/09, от 20.07.2010 года по делу N 2-1629/10, в определении от 08.10.2009 года по делу N 2-1622/09.

Иных оснований для признания сделки недействительной суду не заявлено.

Судебная коллегия также находит, что с учетом того, что ответчиком было заявлено ходатайство о пропуске истицей срока исковой давности, суд правильно установил, что денежные средства в размере 77000 долларов США по кредитному договору от 14.06.2007 года были перечислены ОАО "Банк" Ж. 14.06.2007 года, исполнение кредитного договора началось в день его заключения, в связи с чем срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности кредитного договора истек 14.06.2010 года, что согласно пункту 2 статьи 199 ГК РФ является самостоятельным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Возражения истицы относительно мотивов пропуска срока исковой давности нашли отражение в решении суда, тщательно проверены и обоснованно признаны несостоятельными по основаниям, с которыми следует согласиться.

Доводы кассационной жалобы содержат переоценку выводов суда и не могут служить основанием для признания решения суда незаконным и необоснованным.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Ленинского районного суда от 01 декабря 2010 оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь