Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. по делу N 22-1126

 

Судья: Семенова Н.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Маркова С.М.,

судей Сергеевой О.В., Колотовой С.Ф.,

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу адвоката Кучма Т.А. на приговор Измайловского районного суда г. Москвы от 7 октября 2010 г., которым

Г., <...>, ранее не судим,

- осужден по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания исчислен с 28 июля 2010 года. В приговоре разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Сергеевой О.В., объяснения адвоката Кучма Т.А. по доводам кассационной жалобы, мнение прокурора Алтуховой М.Е., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. признан виновным в совершении приготовления к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

Преступление им совершено 27 октября 2009 г. Москве при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Кучма, просит приговор изменить, квалифицировать действия Г. по ч. 2 ст. 228 УК РФ и назначить наказание не связанное с лишением свободы, поскольку выводы суда о виновности Г. не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на недопустимых доказательствах по делу - заключении судебно- химической экспертизы.

Полагает, что доказательств умысла у Г. на сбыт наркотиков не имеется.

Указывает, что нарушено право Г. на защиту, поскольку он был ознакомлен с постановлением о назначении судебно-химической экспертизы после ее проведения, вследствие чего был лишен права ставить вопросы перед экспертами, а поэтому заключение эксперта является недопустимым доказательством.

Кроме того, по ее мнению, суд не дал должной оценки показаниям Г. о месте его задержания и проведении в отношении него обысков, в ходе которых сотрудники милиции могли подменить наркотики.

Суд основывал свои выводы на показаниях свидетелей обвинения- сотрудников милиции и понятых, участвовавших в проведении оперативного мероприятия "проверочная закупка", при этом не дал оценки тому обстоятельству, что с целью получения признательных показаний на него оказывалось психологическое воздействие со стороны оперативных сотрудников.

Ссылается на то, что суд не достаточно полно учел данные о личности осужденного, а также активное сотрудничество Г. со следствием.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Г. в совершении преступления, за которое он осужден, соответствует фактическим обстоятельствам дела и основаны на собранных и исследованных в судебном заседании доказательствах.

С доводами адвоката об отсутствии у Г. умысла на приготовление к сбыту наркотических средств, согласиться нельзя.

Фактические обстоятельства совершенного Г. преступления, его конкретные действия были установлены показаниями свидетелей Ч-а, К-а, Б-о, А-а и Д-о, которые ранее с осужденным знакомы не были и поводов для его оговора не имеют, а также другими доказательствами, которым суд дал в приговоре правильную оценку.

Суд, в соответствии с требованиями закона, исследовал показания всех свидетелей, а также осужденного Г., данные ими, как в ходе предварительного следствия, так и судебного заседания, и указал в приговоре мотивы, по которым принимает как достоверные одни показания, и отвергает другие.

Кроме того, виновность осужденного Г. подтверждается его первоначальными признательными показаниями, данными в ходе предварительного следствия с участием защитника, которые судом первой инстанции обоснованно признаны достоверными и правильно положены в основу обвинительного приговора.

Об умысле на сбыт наркотических средств Г. свидетельствует их количество, которое является особо крупным, а также размещение наркотиков в удобной для сбыта расфасовке.

Судом, в совокупности со всеми исследованными доказательствами, также дана надлежащая оценка протоколу личного досмотра Г., в ходе которого в присутствии понятых у него из трусов было изъято 8 свертков в целлофановых пакетах, с порошкообразным веществом белого цвета, а из наружного кармана куртки кусок вещества бурого цвета растительного происхождения, и мотивированно указано, по каким основаниям он доверяет данному протоколу.

Кроме этого, судом отмечено, что личный обыск Г. в порядке ст. 93, 184 УПК РФ не проводился.

Несостоятельной являются и ссылка в кассационной жалобе на то, что судом не дана надлежащая оценка доводам осужденного, что наркотические средства ему подбросили сотрудники милиции, поскольку суд подробно указал в приговоре мотивы, по которым он данные показания Г. признает недостоверными.

Кроме этого, данная версия осужденного опровергается показаниями свидетелей Ч-а и К-а, которые объективно подтверждены показаниями других свидетелей и письменными доказательствами.

Также нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы адвоката, о том, что судом не было установлено место совершения преступления.

Как следует из материалов уголовного дела и показаний сотрудников милиции К-а и Ч-а, местом задержания Г. является д. * корп. 1 по Сиреневому бульвару в г. Москве, что нашло свое подтверждение в приговоре суда.

При этом по ходатайству защиты были допрошены свидетели П. и Ч., показаниям которых судом дана надлежащая оценка.

В приговоре приведены и сведения, содержащиеся в заключение химической экспертизы о том, что в веществе общей массой 4,37 г. из восьми свертков, изъятых у Г., находится наркотическое средство - амфетамин весом 1,314 грамма.

При этом в заключение подробно описаны упаковки, поступившие на экспертизу наркотического средства.

Судом, также дана надлежащая оценка заключению экспертизы в совокупности со всеми исследованными доказательствами, и оценив все доказательства по делу, мотивированно указал, по каким основаниям он доверяет заключению данной экспертизы.

Мнение адвоката о том, что Г. был ознакомлен с постановлением о назначении судебно - химической экспертизы после ее проведения, чем нарушено его право на защиту, является необоснованным, так как защита не была лишена возможности заявить ходатайство о проведении дополнительной судебно-химической экспертизы, в ходе которой могла поставить на исследование интересующие вопросы.

При таких обстоятельствах ссылки адвоката в жалобе на то, что отсутствуют достоверные доказательства виновности осужденного, нельзя признать состоятельными.

Доводы кассационной жалобы о том, что на Г. оказывалось психологическое воздействие в период предварительного следствия, и поэтому его показания не могут расцениваться как достоверные, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку данная версия осужденного судом первой инстанции тщательно проверялась, и ей дана надлежащая оценка.

Кроме этого, из протоколов видно, что свои показания, принятые судом в качестве доказательств, Г. давал по своему желанию и в присутствии защитника. Правильность сведений, изложенных в протоколах, он удостоверил собственноручными подписями, также ему разъяснялось процессуальное право не свидетельствовать против себя. При этом указанные показания Г. подтверждаются и согласуются с приведенными в приговоре доказательствами.

Таким образом, фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и основаны на совокупности доказательств, которые были получены в установленном законом порядке, признанны допустимыми, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании и получили оценку суда в соответствии с требованиями закона, а действия осужденного Г. квалифицированы судом правильно по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ.

Оснований для изменения квалификации не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по данному уголовному делу не установлено.

Утверждения адвоката, о том, что суд при назначении Г. наказания, не в полной мере учел наличие смягчающих наказание обстоятельств, указанных ею в кассационной жалобе, судебная коллегия не может признать обоснованными, поскольку, суд располагал всеми материалами уголовного дела, сведениями о личности осужденного, а также его состоянием здоровья, которые принял во внимание при назначении Г. наказания.

При этом сотрудничество Г. со следствием суд обоснованно не признал в качестве обстоятельства смягчающего наказание, поскольку как следует из материалов дела, Г. был задержан в рамках проведенного оперативно-разыскного мероприятия, в качестве лица, подозреваемого в совершении данного деяния, и дав признательные показания, только подтвердил свое участие в содеянном.

При назначении Г. наказания суд не нашел оснований применения ст. 64, 73 УК РФ и свое решение мотивировал.

Судебная коллегия находит назначенное Г. наказание справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим общественной опасности совершенного им преступления и личности виновного, закрепленным в уголовном законодательстве РФ принципам гуманизма и справедливости и полностью отвечающим задачам исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

При таких обстоятельствах доводы жалобы, о том, что суд необоснованно назначил осужденному чрезмерно суровое наказание, нельзя признать состоятельными.

Таким образом, осужденному Г., назначено справедливое наказание, и оснований для его смягчения, судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда

 

определила:

 

приговор Измайловского районного суда г. Москвы от 7 октября 2010 г. в отношении Г. оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь