Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. по делу N 22-1130

 

судья: Лифанова Н.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Маркова С.М.

и судей Андреевой С.В. и Колотовой С.Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 2 февраля 2011 года кассационные жалобы защитника Ф., осужденного Г.В. на приговор Тимирязевского районного суда города Москвы от 29 ноября 2010 года, которым:

Г.В., родившийся * <...>, со средним образованием, не работающий, холостой, зарегистрированный по адресу: <...> д. *, кв. *, ранее не судимый, - осужден по ст. 159 ч. 2 УК РФ в отношении потерпевшей Ш-ой З.Ф. к лишению свободы сроком на 3 года без ограничения свободы, по ст. 159 ч. 2 УК РФ в отношении потерпевшего С-ва А.Б. к лишению свободы сроком на 3 года без ограничения свободы, по ст. 159 ч. 2 УК РФ в отношении потерпевшей Б-ой В.П. к лишению свободы сроком на 3 года без ограничения свободы, по ст. 30 ч. 3, 159 ч. 2 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 6 месяцев без ограничения свободы; на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года 6 месяцев без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Мера пресечения оставлена прежней - заключение под стражу. Срок отбытия наказания исчислен с 4 декабря 2009 г.

Определена судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором был осужден К.

Заслушав доклад судьи Андреевой С.В., выслушав объяснения защитника Ф., осужденного Г.В., защитника В.А.В., потерпевших Б-й В.П., Ш-й З.Ф., мнение прокурора Алтуховой М.Е., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г.В. приговором признан виновным в совершении 3 мошенничеств, т.е. в хищения чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину; в совершении покушения на мошенничество, т.е. в умышленных действиях, непосредственно направленных на совершение хищения чужого имущества, путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Преступления совершены Г.В. при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Г.В. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе защитник Ф. утверждает, что по эпизоду с потерпевшей Ш-ой источником доказательств является лишь показания самой потерпевшей, которая может заблуждаться в отношении Г.В., на следствии потерпевшая меняла показания, проведенная очная ставка между Г.В. и Ш-ой не может служить доказательством, т.к. в ходе ее проведения были усилены противоречия и получены взаимоисключающие показания участников очной ставки, иных свидетелей по делу не установлено, и потерпевшая, достоверно зная о невиновности К., продолжала настаивать на его виновности, а суд в приговоре указал, что полностью доверяет потерпевшей Ш-ой, и у Г.В. имеется не опровергнутое алиби. Защитник утверждает, что потерпевший С-в в судебном заседании показал, что Г.В. в отношении него преступления не совершал, и сообщил, что видел мужчину, который совершил в отношении него мошеннические действия, но суд признал Г.В. виновным, даже не запросив правоохранительные органы о результатах рассмотрения заявления С-ва, чем нарушил право на защиту осужденного. Защитник считает, что суд сослался в приговоре на очную ставку между Г.В. и С-вым, которая в судебном заседании не оглашалась, и неправомерно огласил показания С-ва, данные им в ходе прошлого судебного следствия, приговор по которому отменен. Защитник полагает, что из показаний потерпевшей Б-ой В.П. о том, что перед опознанием Г.В., показали его фотографию, можно сделать вывод, что у нее сложилось ложное впечатление о его виновности, а на момент совершения преступления противоправных действий в отношении Б-ой у осужденного есть подтвержденное алиби, при проведении очной ставки были получены взаимоисключающие показания. Ссылаясь на показания Г.В., защитник утверждает, что в отношении потерпевшей Г-ой ни Г.В., ни К. не предпринимали никаких действий по завладению ее имуществом, а добровольно отказались от совершения преступных действий, и не ясен критерий определения судом суммы ущерба причиненного потерпевшей, неясен вопрос о квалификации их действий и о наличии состава преступления в действиях осужденного. Защитник указывает, что Г.В. добровольно возместил причиненный вред потерпевшим Ш-ой и Б-ой, потерпевшая Г-а направила в суд письмо, в котором указала, что осужденные не совершали в отношении нее преступления, но суд никак не учел его в приговоре, не учел чистосердечное признание Г.В. по данному эпизоду. Защитник отмечает, что Г.В. свою вину по трем эпизодам отрицает и его показания подтверждает его отец и гражданская жена. Защитник утверждает, что в материалах дела имеются противоречия в указании дат подачи заявления Ш-ой о преступлении, датирования материалов проверки по эпизоду с С-вым, и не ясно каким образом все действия по эпизоду с Г-ой были проведены в столь короткий срок, а суд не дал этому оценки. Защитник считает, что вина Г.В. не нашла своего подтверждения в материалах дела и суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, не учел в должной степени его состояние здоровья, наличие на иждивении 4 несовершеннолетних детей, неработающей жены и престарелого больного отца, то, что он ранее не судим, совершил преступление средней тяжести, что неблагоприятно скажется на жизни его детей. Защитник просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда, меру пресечения - отменить.

В кассационной жалобе осужденный Г.В. считает, что судом нарушены положения ст. 88, 307 УПК РФ, обвинительное заключение составлено с нарушениями и имелись основания для возвращения дела прокурору, следователем были нарушены ст. 217, 218, 219, 220 УПК РФ, т.к. ему было запрещено знакомиться с делом, в связи с чем он не мог заявлять ходатайства, в том числе в судебном разбирательстве и задавать вопросы потерпевшим, а на заявленные ходатайства от следователя ответа не получил. Осужденный полагает, что суд сослался на недопустимые доказательства, т.к. они получены в отсутствии защитника, перед опознанием потерпевшей показали его фотографию. Осужденный заявляет, что вину по ст. 159 ч. 2, 159 ч. 2, 159 ч. 2 УК РФ не признает, т.к. она не доказана, по ст. 30 ч. 3, 159 ч. 2 УК РФ признал вину частично, поскольку добровольно отказался от совершения преступления. Осужденный утверждает, что по эпизоду с потерпевшей Ш-ой доказательством является лишь показания самой потерпевшей, которая может заблуждаться, а проведенная очная ставка между ними лишь усилила противоречия, свидетелей по делу не установлено, у него имеется алиби и потерпевшая явно оговаривает К. Осужденный утверждает, что на следствии при проведении следственных действий ему не был предоставлен адвокат, чем было нарушено его право на защиту. Осужденный утверждает, что потерпевший С-в в судебном заседании показал, что Г.В. в отношении него преступления не совершал, и сообщил, что видел мужчину, который совершил в отношении него мошеннические действия, но суд признал его виновным, даже не запросив правоохранительные органы о результатах рассмотрения заявления С-ва, чем нарушил право на защиту осужденного. Осужденный утверждает, что суд сослался в приговоре на очную ставку между Г.В. и С-вым, которая в судебном заседании не оглашалась, и неправомерно огласил показания С-ва, данные им в ходе прошлого судебного следствия, приговор по которому отменен. Осужденный указывает, что в деле есть противоречия, т.к. документы не отражают реального времени по отношению к преступлениям и он имеет неопровергнутое алиби и его показания подтверждают жена и отец. Осужденный заявляет, что судом не дано оценки действиям следователя, который изъял объяснения Петрова и не опросил дворников, а также противоречиям в показаниях Б-ой при описании лица, совершившего преступление. Осужденный утверждает, что хотел показать К. как можно заработать деньги и попытался обмануть Г-у, но они не предпринимали никаких действий по завладению денег потерпевшей Г-ой, а добровольно отказались от совершения преступных действий, поэтому не ясен вопрос о квалификации его действий и какими критериями руководствовался суд при определении ущерба, причиненного потерпевшей, кроме того, суд не учел письмо потерпевшей о том, что осужденные не совершали в отношении нее преступления. Осужденный утверждает, что иски предъявленные потерпевшими Ш-ой и Б-ой никакими документами не подтверждены, он их возместил. Осужденный считает, что суд назначил чрезмерно суровое наказание, не учел в должной степени чистосердечное признание, состояние здоровья, наличие на иждивении 4 несовершеннолетних детей, больной онкологическим заболеванием жены и престарелого больного отца, то, что он ранее не судим, совершил преступление средней тяжести, и наказание неблагоприятно скажется на жизни его детей. Осужденный просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда, меру пресечения - отменить.

Потерпевшими Б-ой В.П. и Ш-ой З.Ф. поданы возражения на кассационные жалобы, в которых они выражают несогласие с их доводами, настаивают на достоверности своих показаний и просят приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

В отношении осужденного К. кассационных представлений и жалоб не подано.

Исследовав материалы дела, выслушав объяснения защитника Ф., осужденного Г.В., поддержавших доводы кассационных жалоб по тем же основаниям, объяснения защитника В.А.В. участвующего в защиту осужденного К., оставившего доводы кассационных жалоб на усмотрение судебной коллегии, объяснения потерпевших Б-ой В.П., Ш-ой З.Ф., возражавших против доводов кассационных жалоб и просивших приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, мнение прокурора Алтуховой М.Е., полагавшей приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным, а кассационные жалобы - не подлежащими удовлетворению, по следующим основаниям:

Вывод суда о виновности Г.В. в инкриминируемых ему деяниях основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, и соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным судом.

Суд проверил имеющиеся по делу доказательства: показания потерпевших Б-ой В.П., Ш-ой З.Ф., С-ва А.Б., Г-ой Н.Х., показания свидетелей У-а Д.В., А-а А.А., свидетелей защиты Г-а А.Е., С-й Л.Р., Г-а Д.В., протоколы следственных и процессуальных действий, иные документы, и дал данным доказательствам по делу надлежащую оценку, признав доказательства обвинения относимыми, достоверными, допустимыми и в совокупности подтверждающими вину Г.В. При этом суд обоснованно признал недостоверными показания Г.В. и показания свидетелей защиты С-й Л.Р. и Г-а А.Е., т.к. они опровергаются доказательствами, исследованными в судебном разбирательстве. У судебной коллегии отсутствуют основания не соглашаться с данной оценкой доказательств и выводами суда.

В связи с изложенным, судебная коллегия находит доводы кассационных жалоб о невиновности Г.В. необоснованными.

Судебная коллегия находит, что в судебном разбирательстве были объективно установлены все значимые по делу обстоятельства на основании непосредственно исследованных в судебном разбирательстве доказательств. Доказательства этих обстоятельств и обоснование выводов суда приведены судом в приговоре. Доказательства оценены судом в соответствии с положениями ст. 17, 88 УПК РФ с точки зрения их достоверности, относимости, допустимости, а в совокупности - достаточности для разрешения дела, при этом суд указал: почему принял одни доказательства и отверг другие. В связи с изложенным, судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационных жалоб об отсутствии оценки доказательств и неверной оценке доказательств судом, и что выводы суда не подтверждаются доказательствами, что суд не учел существенные обстоятельства, отсутствие объяснений П-а и опроса дворников, поскольку не усматривает оснований не соглашаться с выводами суда о достаточности совокупности доказательств по делу.

Показания Г.В. и его доводы, аналогичные доводам кассационных жалоб о несовершении им преступлений и наличии алиби, были проверены судом в судебном разбирательстве и обоснованно отвергнуты как недостоверные и несостоятельные, поскольку опровергаются доказательствами по делу, в том числе показаниями потерпевших и свидетелей обвинения, иными доказательствами, подробно приведенными в приговоре суда, не доверять которым по делу оснований не имеется, т.к. не установлено каких-либо обстоятельств указывающих на наличие причин для оговора потерпевшими и свидетелями обвинения Г.В. В связи с изложенным, судебная коллегия находит необоснованными ссылки в кассационных жалобах на показания Г.В. и высказанные им доводы об алиби.

Также судебная коллегия находит необоснованными ссылки в кассационных жалобах на показания свидетелей защиты С-й Л.Р. и Г.А., поскольку не усматривает оснований не соглашаться с выводами суда первой инстанции об их недостоверности с учетом наличия у них заинтересованности в исходе дела и того обстоятельства, что их показания опровергаются доказательствами по делу подробно приведенными в приговоре.

Доводы кассационных жалоб о наличии у Г.В. алиби судебная коллегия находит необоснованными, т.к. в судебном разбирательстве были проверены доказательства защиты, им дана надлежащая и всесторонняя оценка в приговоре и суд пришел к выводу о неподтверждении заявления Г.В. о наличии у него алиби какими-либо доказательствами и опровержении данных заявлений доказательствами по делу, из которых усматривается совершение им преступлений в отношении потерпевших Ш-ой, Б-ой и С-ва. Судебная коллегия не усматривает оснований не соглашаться с данными выводами суда.

Доводы кассационных жалоб о недостоверности показаний потерпевших Б-ой В.П., Ш-ой З.Ф., судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. они были проверены в судебном разбирательстве, и не усматривает оснований не соглашаться с выводами суда об их достоверности. Потерпевшие были допрошены в судебном заседании и, том числе, подтвердил показания, данные на предварительном следствии, настаивали на совершении преступлений Г.В. В том числе Б. пояснила обстоятельства опознания Г.В. и данную ею характеристику его внешности, что вначале она самостоятельно узнала Г.В. на фотографии среди других фотографий предполагаемых преступников, и при этом ей не сообщали о нем каких-либо сведений, составила его фоторобот, а затем опознала его после задержания. В связи с изложенным, судебная коллегия находит несостоятельными ссылки кассационных жалоб о сформировавшемся у Б-ой ложном впечатлении о виновности Г.В.

Ссылки в кассационных жалобах на то обстоятельство, что Ш-а настаивает на совершении в отношении нее преступления в том числе и К., как на обстоятельство, указывающее на ложность ее показаний в отношении Г.В., судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. решение о прекращении дела в отношении К. по указанному эпизоду принято органами предварительного расследования, а не судом и у суда отсутствовали основания не доверять показаниям потерпевшей Ш-ой, с учетом приведенных в приговоре обстоятельств. В приговоре суд обоснованно сослался при оценке этих обстоятельств на положения ст. 252 УПК РФ, согласно которой судебное разбирательство проводится только по предъявленному обвинению. Также судебная коллегия не усматривает каких-либо противоречий в показаниях потерпевшей, которые указывали бы на их недостоверность, как полагает об этом в кассационных жалобах защитник и осужденный.

Доводы кассационных жалоб о том, что по эпизоду от 14.09.2009 г. единственным доказательством являются показания потерпевшей Ш-ой, судебная коллегия находит необоснованными, т.к. в обоснование своих выводов о вине Г.В. судом в приговоре приведены и иные доказательства, в том числе протоколы предъявления для опознания, осмотра предметов, вещественные доказательства.

Ссылки в кассационных жалобах осужденного и защитника на то, что очные ставки Г.В. с Ш-ой и Б-ой не могут служить доказательством, т.к. в ходе их проведения были усилены противоречия судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. то обстоятельство, что потерпевшие настаивают на своих показаниях, несмотря на то, что Г.В. отрицает совершение преступлений, не свидетельствует о ложности показаний потерпевших.

В судебном разбирательстве были проверены показания потерпевшего С-ва и судебная коллегия находит обоснованными выводы суда о достоверности его показаний, данных на следствии и в судебном разбирательстве 29 марта 2010 г., и ложности его заявления суду о том, что преступление совершило иное лицо, т.к. данные выводы суда мотивированы в приговоре анализом доказательств по делу. В связи с изложенным, судебная коллегия находит необоснованными ссылки в кассационных жалобах на указанное заявление С-ва в судебном разбирательстве.

Доводы кассационных жалоб о том, что суд не запросил результаты рассмотрения заявления С-ва об этом в следственные органы и не дал ему оценки, судебная коллегия находит необоснованными, т.к. в материалах дела имеется соответствующие документы, поступившие по запросу суда (т. 5 л.д. 91,92), из которых усматривается, что С-в обращался в СЧ СУ при УВД с заявлением об изменении показаний и судом исследована копия данного заявления, в котором он заявляет об изменении показаний в отношении Г.В., т.е. делает заявление, аналогичное его показаниям данным в судебном разбирательстве, которым судом дана надлежащая оценка в приговоре и для этого суду не требовалось какого-либо решения органов предварительного расследования.

Доводы кассационных жалоб о неправомерности оглашения в судебном разбирательстве и ссылок суда в приговоре на показания С-ва в судебном разбирательстве 29 марта 2010 г. судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. по делу не усматривается нарушений уголовно-процессуального закона при допросе потерпевшего в указанном судебном заседании и согласно ст. 281 УПК РФ допускается оглашение показаний потерпевшего, в том числе данных в судебном разбирательстве, а обстоятельства отмены приговора суда, постановленного по его итогам, не влияют на допустимость данного доказательства, поскольку не связаны с его получением. Ссылки в кассационных жалобах на то, что суд неправомерно сослался на протокол очной ставки с С-вым судебная коллегия находит необоснованными, т.к. согласно протоколу судебного заседания данный протокол исследовался в судебном разбирательстве (т. 5 л.д. 77).

Показания потерпевшей Г-ой были исследованы в судебном разбирательстве и получили надлежащую оценку в приговоре как достоверные и судебная коллегия не усматривает оснований не соглашаться с данными выводами суда. Ссылки в кассационных жалобах на письмо, поступившее по почте от имени Г-ой (т. 5 л.д. 67-68) судебная коллегия находит необоснованными, т.к. из его содержания не следует, что Г-а опровергает свои показания, данные на предварительном следствии, кроме того оно не отвечает требованиям, предъявляемым законом к показаниям потерпевшего, в связи с чем не требовалось какой-либо отдельной оценки его судом в приговоре, как полагают в жалобах осужденный и его защитник. В приговоре суд отклонил аналогичные доводы стороны защиты.

Доводы кассационных жалоб об отсутствии четких оснований для определения суммы ущерба потерпевшей Г-ой судебная коллегия находит необоснованными, поскольку как и иные обстоятельства совершенного Г.В. преступления в отношении Г-ой сумма ущерба была определена на основании исследованных судом доказательств, подробно приведенных в приговоре, в том числе показаний потерпевшей и свидетелей У-а и А-а, из которых усматривается, что Г.В. совместно с соучастником пытался похитить у Г-ой 10000 рублей, которые она сняла в Сбербанке, а увидев подходящих сотрудников милиции бросил их ей в сумку.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб о том, что в материалах дела имеются противоречия в датах на документах, что является основанием для отмены приговора, поскольку противоречия в датах на заявлении Ш-ой и материалах проверки по заявлению С-ва являются явными техническими ошибками, которые были допущены на досудебной стадии производства по делу, которые не повлияли на достоверность и допустимость доказательств и законность и обоснованность постановленного судом приговора. В том числе, судебная коллегия находит несостоятельными ссылки в кассационной жалобе защитника на краткий срок проведения проверки по эпизоду совершения преступления в отношении Г-ой, как на основание отмены приговора по делу.

Доводы кассационной жалобы осужденного о недопустимости доказательств по делу, т.к. следственные действия были проведены с ним в отсутствие защитника, судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. как усматривается из материалов дела, защитник Г.В. был предоставлен в соответствии с положениями ст. 49 УПК РФ, как только появились основания подозревать его в совершении преступления, т.е. после опознания его потерпевшими, в связи с чем отсутствия защитника при опознании Г.В. потерпевшими Ш-ой, С-вым не является нарушением, влекущим недопустимость указанных протоколов следственных действий.

Доводы кассационных жалоб о том, что в отношении Г-ой не предпринимались никакие действия по завладению ее имуществом и имел место добровольно отказ от совершения преступления судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе показаний потерпевшей Г-ой и свидетелей У-а и А-а, показаний подсудимого К. в судебном разбирательстве, подробно приведенных в приговоре, усматривается, что Г.В. с соучастником, имея предварительный сговор на хищение имущества потерпевшей путем ее обмана, совершили действия в результате которых денежные средства потерпевшей оказались в руках Г.В., однако довести своей преступный умысел до конца не смогли по независящим от них обстоятельствам, т.к. их преступные действия были обнаружены сотрудниками милиции, которые их пресекли, и только обнаружив приближающихся сотрудников милиции Г.В. кинул денежные средства потерпевшей ей в сумку. Судебная коллегия находит, что судом в приговоре дана правильная оценка этим обстоятельствам, как опровергающим доводы защиты о наличии добровольного отказа от совершения преступления.

В связи с изложенным, судебная коллегия считает, что судом правильно квалифицированы действия осужденного Г.В. по ст. 159 ч. 2, 159 ч. 2, 159 ч. 2, 30 ч. 3, 159 ч. 2 УК РФ. Выводы суда в этой части достаточно полно мотивированы судом в приговоре установленными фактическими обстоятельствами преступления и положениями уголовного закона, в связи с чем доводы кассационных жалоб о неправомерности квалификации действий Г.В. судебная коллегия находит несостоятельными

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену или изменение приговора, судебная коллегия не усматривает. Судебное разбирательство было проведено с соблюдением всех принципов судопроизводства, в том числе, состязательности и равноправия сторон, права на защиту, презумпции невиновности.

Доводы кассационной жалобы осужденного о нарушены судом положений ст. 88, 307 УПК РФ судебная коллегия находит необоснованными, т.к. в приговоре дана оценка исследованным судом доказательствам и он соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

Доводы кассационной жалобы осужденного о наличии по делу оснований для возвращения его прокурору судебная коллегия находит необоснованными, т.к. не усматривает по делу нарушений по составлению обвинительного заключения, как заявляет об этом осужденный. Ссылки осужденного в кассационной жалобе на нарушения ст. 217, 218, 219, 220 УПК РФ судебная коллегия находит несостоятельными, т.к., как усматривается из материалов дела, время ознакомления Г.В. с материалами дела было установлено постановлением суда от 3 сентября 2010 г. (т. 4 л.д. 188-190), поскольку он затягивал ознакомление с материалами дела и злоупотреблял своими правами, ходатайства стороны защиты были рассмотрены следователем. И судебная коллегия не усматривает, что данные обстоятельства каким-либо образом препятствовали Г.В. заявлять ходатайства в судебном разбирательстве или задавать вопросы потерпевшим и свидетелям, как заявляет об этом в кассационной жалобе осужденный.

Доводы кассационной жалобы осужденного о нарушении его права на защиту на следствии судебная коллегия находит необоснованными, т.к. как усматривается из материалов дела, защитник Г.В. был допущен к участию в деле в соответствии с положениями ст. 49 УПК РФ, как только появились основания подозревать его в совершении преступлений и с момента допуска защитника, следственные и процессуальные действия с участием Г.В. проводились по делу в присутствии его защитника.

По делу отсутствуют какие-либо нарушения уголовного закона, влекущие отмену или изменение приговора, в том числе в части определения вида и размера, назначенного осужденному наказания.

Судебная коллегия находит доводы кассационных жалоб о несправедливости приговора несостоятельными и считает, что наказание Г.В. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, конкретных обстоятельств их совершения, данных о личности осужденного, смягчающих наказание обстоятельств, установленных в судебном разбирательстве и указанных в приговоре, в том числе и тех, на которые ссылаются в своих кассационных жалобах защитник и осужденный, и является справедливым.

Доводы кассационных жалоб о том, что суд не учел чистосердечное признание Г.В. судебная коллегия находит необоснованными, т.к. они не соответствуют позиции Г.В., занятой в судебном разбирательстве, правильно изложенной в приговоре.

Ссылки в кассационных жалобах на наличие у Г.В. 4 несовершеннолетних детей судебная коллегия находит необоснованными, т.к. в материалах дела имеются подтвержденные документами сведения о наличии у Г.В. 3 детей, один из которых является совершеннолетним, и доказательств заявленного в кассационных жалобах обстоятельства ни суду, ни судебной коллегии не представлено.

Ссылки в кассационных жалобах на наличие на иждивении Г.В. больной жены и отца судебная коллегия находит необоснованными, т.к. ни суду, ни судебной коллегии не представлено доказательств заявленных обстоятельств, кроме того в судебном разбирательстве было установлено, что Г.В. в браке не состоит и не работал, т.е. не имел законного источника доходов. В связи с изложенным, судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационных жалоб о том, что при назначении наказания суд не учел влияние наказания на условия жизни его семьи.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда

 

определила:

 

Приговор Тимирязевского районного суда города Москвы от 29 ноября 2010 года в отношении Г.В. - оставить без изменения, а кассационные жалобы защитника Ф., осужденного Г.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь