Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. по делу N 22-796

 

Судья Козырева Ю.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

Председательствующего судьи Маркова С.М.,

судей Шараповой Н.В., Колотовой С.Ф.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Т.В., С., адвоката Трусова Н.Ф. на приговор Измайловского районного суда города Москвы от 16 ноября 2010 года, которым

Т.В., * ноября <...>; зарегистрированный: <...> д. 2/1, корп. *, кв. **, ранее не судимый, -

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы, без штрафа; по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, без штрафа; за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ, в виде лишения свободы на 1 год за каждое.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Т.В. определено к отбытию наказание в виде 10 лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С., * июня <...>, без определенного места жительства; ранее судимый: 24 декабря 2004 года по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327 УК РФ, ч. 3 ст. 327 УК РФ, п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, освобожден 19 декабря 2005 г. условно-досрочно на неотбытый срок 7 месяцев 14 дней, -

осужден по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, без штрафа; за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327 УК РФ, в виде лишения свободы на 1 год за каждое; за совершение трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 327 УК РФ, в виде штрафа 15000 рублей в доход государства за каждое.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно С. определено к отбытию наказание в виде 10 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, и штрафа в размере 40.000 рублей в доход государства, который постановлен исполнять самостоятельно.

Срок наказания С. и Т.В. исчислен с 18 ноября 2009 г.

Вопрос о вещественных доказательствах по делу разрешен.

Заслушав доклад судьи Шараповой Н.В., объяснения адвокатов Трусова Н.Ф. и Верещагиной Е.М., осужденных Т.В. и С., по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Алтуховой М.Е., полагавшей приговор суда изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

Т.В. признан виновным в совершении им 18 августа 1997 года разбойного нападения на И-о и К-у, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Он же признан виновным в совершении подделки официальных документов - паспортов гражданин РФ, предоставляющих права, в целях их использования - Л-а, в период времени до 6 февраля 2007 года, К-к в период с 10 августа 2006 года по 4 сентября 2009 года.

С. признан виновным в совершении пособничества в подделке официального документа, предоставляющего права, в целях его использования - паспорта гражданина РФ Л., в период времени до 6 февраля 2007 года, К-к, в период с 10 августа 2006 года по 4 сентября 2009 года.

Он же признан виновным в совершении использования заведомо подложного документа 6 февраля 2007 года - паспорта гражданина РФ Л-а, 29 апреля 2009 года - паспорта гражданина РФ Л-а, и 8 сентября 2009 года - паспорта гражданина РФ К-а.

Т.В. и С. признаны виновными в совершении 4 сентября 2009 года разбоя, то есть нападения на потерпевшую Х-у в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой.

Преступления совершены в городе Москве при подробно изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе адвокат Трусов, в защиту осужденного Т.В., просит приговор суда изменить и квалифицировать действия Т.В. по ч. 2 ст. 162 УК РФ, по эпизоду разбойного нападения на потерпевшую Х-у, исключив из объема обвинения осужденного квалифицирующие признаки "организованная группа и крупный размер", поскольку Т.В. совершил указанное преступление совместно со С., между ними действительно была определенная согласованность, но отсутствует конкретное распределение ролей при совершении преступления, а также Т.В. и С. заранее не договаривались, как разделить похищенное имущество и его реализовать. Поэтому таких характерных для организованной группы признаков, как устойчивость и длительность подготовки к преступлению, в действия Т.В. отсутствуют. Кроме того, в судебном заседании потерпевшая Х-а не представила финансового документа, представляющего стоимость похищенного у нее имущества, поэтому нельзя категорично утверждать, что сумма материального ущерба, причиненного потерпевшей, превышает 250.000 рублей. Также вина Т.В. в подделке паспортов ничем не подтверждается, кроме показаний С., который в ходе судебного заседания от показаний, данных на предварительном следствии, отказался, в связи с чем Т.В. необходимо оправдать по двум эпизодам, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный Т.В. считает приговор подлежащим изменению, в связи с чрезмерной суровостью назначенного ему наказания, и полностью поддерживает обоснование изменения квалификации, описанной в кассационной жалобе его адвоката. Кроме того, полагает, что суд не принял во внимание, признание им вины и раскаяния в содеянном, отсутствие судимости, на следствие он давал правдивые показания и их не менял, имеет на иждивении родителей пенсионного возраста, а также является отцом несовершеннолетнего ребенка, имеет положительные характеристики с места работы, по месту жительства и месту содержания ФБУ ИЗ-77/2 УФСИН России по городу Москве.

В кассационной жалобе осужденный С. просит приговор суда отменить и направить дело на новое судебное разбирательство, указывает, что показания потерпевшей Х-й в ходе судебного разбирательства противоречивы, что подтверждает протокол судебного заседания от 20 сентября 2010 года; суд основывает свои выводы на его показаниях, данных им в ходе предварительного следствия, но при этом не учитывает, что показания он давал под давлением, оказанным сотрудниками милиции, и они являются недопустимыми доказательствами по делу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Вывод суда о виновности осужденного Т.В., в совершении 18 августа 1997 года разбойного нападения на потерпевших И-о и К-у подтвержден исследованными судом доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Достоверность и допустимость доказательств, положенных в основу приговора в кассационных жалобах осужденным Т.В. и адвокатом Трусовым, не оспариваются.

Таким образом, вывод суда о виновности Т.В. основан на собранных по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

Суд всесторонне, полно и объективно исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку всем исследованным в суде доказательствам, и обоснованно признал Т.В. виновным в совершении преступления и правильно квалифицировал его действия по ст. 162 ч. 2 УК РФ.

Обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах адвоката Трусова и осужденных С. и Т.В., в части признания осужденных виновными в совершении разбойного нападения на потерпевшую Х-у и подделку паспортов граждан РФ Л-а и К-к, то судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Т.В. и С., в совершении ими указанных преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на собранных и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Выводы суда о доказанности вины осужденных в инкриминируемых им преступлениях подтверждены доказательствами, проверенными в ходе судебного разбирательства и приведенными в приговоре: показаниями потерпевшей Х-й, данными в судебном заседании и на предварительном следствии; показаниями свидетелей Т.Л., Д-к, Р-а, Б-а, С-к, П-й, О-й и С-о, протоколами предъявления лиц для опознания, протоколами очных ставок, заключениями судебно-медицинских экспертов, а также другими приведенными в приговоре доказательствами, получившими оценку в приговоре.

Суд, в соответствии с требованиями закона, исследовал показания потерпевшей Х-й, в том числе о стоимости похищенного у нее в ходе разбойного нападения имущества, всех свидетелей, а также осужденных Т.В. и С., данные ими, как в ходе предварительного следствия, так и судебного заседания, и указал в приговоре мотивы, по которым принимает как достоверные одни показания, и отвергает другие, оснований не согласиться с данной оценкой судебная коллегия не усматривает.

Суд первой инстанции тщательно проверил доводы осужденного С. о применении к нему недозволенных методов ведения следствия со стороны сотрудников правоохранительных органов.

При этом суд отметил, что показания в ходе предварительного следствия, касающиеся участия Т.В. в подделке паспортов граждан РФ Л-а и К-к, С. давал в присутствии адвоката, после разъяснения ему прав, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о применении к осужденному С. на предварительном следствии насилия или психологического давления со стороны сотрудников правоохранительных органов и следствия, в материалах дела не имеется.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом показаниям осужденного С., находит правильной, поскольку они последовательны, подробны и даны им в присутствии адвоката, являются допустимыми доказательствами.

Поэтому судебная коллегия не соглашается с доводами кассационной жалобы осужденного С. о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, и признает данные доводы несостоятельными.

Фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и основаны на совокупности доказательств, которые были получены в установленном законом порядке, признанны допустимыми, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании и получили оценку суда в соответствии с требованиями закона.

Вместе с тем, правильно установив фактические обстоятельства, совершенного 4 сентября 2009 года разбойного нападения на потерпевшую Х-у, суд неверно квалифицировал действия осужденных, как совершение преступления организованной группой.

Для квалификации разбойного нападения по признаку "организованной группы" необходимо установить, характеризующие признаки организованной группы - устойчивость, наличие в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Как было установлено судом и следует из показаний осужденных С. и Т.В., они в ходе завладения имуществом потерпевшей Х-й 4 сентября 2009 года, действовали по предварительной договоренности, состоявшейся между ними примерно 1 или 2 сентября 2009 года, согласно заранее достигнутому соглашению о распределении ролей. После совершенного разбойного нападения на Х-у и завладения ее имуществом, С. и Т.В., находясь на Ленинградском вокзале, нашли ближайший банкомат, где С. снял деньги с кредитной карты, принадлежащей потерпевшей. В последующем С. и Т.В. реализовывали имущество, похищенное у Х-й.

Таким образом, договоренность С. и Т.В. о совершении разбойного нападения на потерпевшую Х-у состоялась незадолго до самого нападения, четкого распределения ролей и подчинения в группе не было, что свидетельствует о совершении осужденными разбойного нападения не в составе организованной группы, а группой лиц по предварительному сговору.

При таких обстоятельствах следует признать, что действия С. и Т.В. следует квалифицировать по ч. 3 ст. 162 УК РФ по признакам совершения этого преступления группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением жилище, в крупном размере.

Оценив фактические обстоятельства дела и собранные доказательства, судебная коллегия считает необходимым в целом квалифицировать действия Т.В. по ст. 162 ч. 2, 162 ч. 3, 327 ч. 1 УК РФ; С. - по ст. 162 ч. 3, 33 ч. 5, 327 ч. 1, 327 ч. 3 (3 преступления) УК РФ.

Как установил суд первой инстанции, Т.В. и С. в период времени до 6 февраля 2007 года, точное время не установлено, совершили подделку официального документа - паспорта гражданина РФ Л-а, предоставляющего права.

По этому преступлению действия Т.В. судом квалифицированы по ст. 327 ч. 1 УК РФ, С. - по ст. 33 ч. 5, ст. 327 ч. 1 УК РФ.

Поскольку указанное преступление относится к категории небольшой тяжести, срок давности по нему, в соответствии со ст. 78 ч. 1 УК РФ, составляет два года, и истек 25 августа 2010 года.

На основании ст. 302 ч. 8 УПК РФ уголовное дело по данному обвинению в отношении Т.В. и С. подлежит, в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Судебная коллегия принимает во внимание, что Т.В. находился в розыске с 23 июня 1998 года по уголовному делу, возбужденному 20 августа 1997 года по факту разбойного нападения на потерпевших И-о и К-у, по ст. 162 ч. 2 УК РФ.

В ходе расследования данного дела вопрос о возбуждении уголовного дела и предъявлении обвинения С. и Т.В. по факту подделки паспорта гражданина РФ Л-а не рассматривался.

Обвинение Т.В. и С. за совершение подделки паспорта гражданина РФ Л-а было предъявлено в рамках уголовного дела, возбужденного 5 сентября 2009 года по факту совершения разбойного нападения на потерпевшего Х-у.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым отметить, что, нахождение с 20 августа 1997 года Т.В. в розыске, за совершение разбойного нападения на потерпевших И-о и К-у не приостанавливает сроков давности уголовного преследования Т.В. за совершение им подделки официального документа - паспорта гражданина РФ Л. 6 февраля 2006 года.

При назначении Т.В. и С. наказаний, судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, личность осужденных. Судебная коллегия считает необходимым назначить Т.В. и С. наказание в виде реального лишения свободы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам

 

определила:

 

Приговор Измайловского районного суда города Москвы от 16 ноября 2010 года в части осуждения Т.В. по ст. 327 ч. 1 УК РФ и С. по ст. 33 ч. 5, 327 ч. 1 УК РФ, за совершение подделки паспорта гражданина Л., отменить и уголовное дело в этой части производством прекратить, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Этот же приговор в отношении Т.В. и С. изменить: переквалифицировать действия Т.В. и С., каждого, со ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ на ст. 162 ч. 3 УК РФ, по которой каждому назначить наказание в виде 7 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 3, 33 ч. 5, 327 ч. 1, 327 ч. 3 (3 эпизода) УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить С. наказание в виде 8 лет лишения свободы, со штрафом размере 40.000 рублей в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 3, 162 ч. 2, 327 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Т.В. наказание в виде 8 лет лишения свободы.

В остальной части этот же приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь