Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. по делу N 22-857/2011

 

Судья: Цвелева Е.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: председательствующего: Смирновой Н.П.,

судей: Иванова С.А., Хорлиной И.О.,

рассмотрела в судебном заседании 02 февраля 2011 года кассационные жалобы адвоката Севостьянова А.С. и осужденного Д., а также кассационное представление государственного обвинителя К. на приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 16 ноября 2010 года, которым

Д., ранее судимый 01 ноября 2004 года Мещанским районным судом г. Москвы по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы. Освобожден по постановлению Кумторкалинского районного суда Республики Дагестан от 01 марта 2007 года условно-досрочно, на неотбытый срок 02 года 06 месяцев 14 дней, осужден

по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ к лишению свободы сроком на четыре года.

В соответствии со ст. ст. 70, 79 УК РФ Д. отменено условно-досрочное освобождение по приговору Мещанского районного суда г. Москвы от 01 ноября 2004 года и по совокупности приговоров, путем частичного присоединения неотбытой части наказания, окончательно назначено наказание в виде пяти лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения Д. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения в виде - заключения под стражу. Срок отбывания наказания исчислен с 05 ноября 2009 года.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Иванова С.А., объяснения осужденного Д. и адвоката Остафий Н.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, выслушав мнение прокурора Хохловой А.А., полагавшей изменить уточнить приговор по доводам кассационного представления, кассационные жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия, -

 

установила:

 

Приговором суда Д. признан виновным и осужден за совершение вымогательства, то есть за требование передачи чужого имущества с угрозой и применением насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

Преступление им совершено в период с августа по октябрь 2009 года в г. Москве при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании суда первой инстанции Д. свою вину в инкриминированном ему деянии не признал.

В кассационных жалобах адвокат Севостьянов А.С. считает приговор суда незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам по уголовному делу. По мнению защитника в ходе судебного разбирательства вина Д., именно в вымогательстве денежных средств у потерпевшей не нашла своего подтверждения. В подтверждении вины осужденного судом необоснованно положены показания заинтересованных в деле лиц, а именно потерпевших Ф., Б. и свидетеля Г., которые также являются противоречивыми и ничем объективно не подтвержденными. Адвокат считает, что суд не установил размер требуемой суммы, которая разнится в больших пределах, а значит и действия Д. неправильно квалифицированы по п. "г" ч. 3 ст. 163 УК РФ, так как все сомнения должны трактоваться в пользу виновного. Указывает на имеющиеся в приговоре грамматические ошибки, которые, как считает защитник, дают основания полагать о тенденциозном подходе суда к рассмотрению уголовного дела. Автор жалоб обращает внимание на то, что услуги потерпевшей все же были оказаны, а значит, действия виновного могли быть квалифицированы, как самоуправство. Защитник настаивает на том, что в действиях Д. отсутствует состав преступления вымогательства и по данному преступлению он должен быть оправдан. В то же время защитник считает, что осужденному назначено чрезмерно суровое наказание без учета данных о его личности, который имеет на иждивении троих детей и нетрудоспособных родителей. По результатам рассмотрения жалоб защитник просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе суда.

В кассационных жалобах осужденный Д. выражает свое несогласие с приговором суда, считая его постановленным на недопустимых доказательствах, а также на домыслах и противоречиях. По мнению осужденного, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам по уголовному делу, судом допущено нарушение уголовно-процессуального закона и приговор является несправедливым. Указывает, что предварительным следствием и судом не установлен факт вымогательства, а потерпевшие его грубо оговаривают из-за личных неприязненных отношений. По мнению автора жалоб, суд не устранил противоречия в показаниях потерпевших и свидетелей обвинения, а также необоснованно не принял во внимание его показания и показания свидетелей защиты. Указывает, что судом в основу приговора положены недопустимые доказательства по делу, такие как показания потерпевших и свидетелей обвинения, которые ничем не подтверждены. Автор жалобы также обращает внимание на назначение ему чрезмерно сурового и несправедливого наказания. По мнению осужденного суд не учел смягчающие по делу обстоятельства и назначил наказание без учета данных о его личности. Суд необоснованно указал на отсутствие работы при наличии сведений о месте работы, а также не учел наличие на иждивении троих детей и престарелых родителей. Кроме того, суд допустил ряд грамматических и технических ошибок, в том числе в резолютивной части приговора указал на исчисление срока отбывания наказания "Г", который по уголовному делу не привлекался. Просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе суда.

В кассационном представлении государственный обвинитель Ким Р.А. не оспаривая правильность осуждения Д., квалификацию его действий и назначенное наказание просит приговор суда изменить, уточнить в резолютивной части приговора, что срок отбывания наказания исчислен не Г., а Д. В остальной части просит приговор суда оставить без изменений.

Проверив представленные материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

В соответствии с положением ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Данное требование закона судом первой инстанции при постановлении приговора в отношении Д. в полном объеме выполнено не было.

Как следует из приговора суда первой инстанции, вина Д. в инкриминированном ему деянии, за которое он осужден, полностью была установлена исследованными в судебном заседании доказательствами по уголовному делу, которым даны надлежащие анализ и оценка.

В частности судом обоснованно положены в основу доказательств вины Д. следующие исследованные в судебном заседании в порядке ст. 240 УПК РФ доказательства по уголовному делу: показания самого осужденного Д. о том, что он действительно принимал участие в оказании помощи потерпевшей Ф., чтобы переоформить на нее сайт в Интернете для занятия рекламной деятельностью, за что были уплачены денежные средства, в том числе его знакомых. Затем он узнал, что знакомым не возвращают деньги, в связи с чем, он позвонил Г. и сказал, чтобы Ф. вернула деньги и им больше ничего не надо. 05 ноября 2009 года его задержали сотрудники милиции; показания потерпевшей Ф. о том, что у нее возникли проблемы в коммерческой деятельности. С этой проблемой она обратилась к своему знакомому Г., который познакомил ее с Д. и парнем по имени "Ризван", последние согласились оказать ей помощь. Когда зашел разговор об оплате, Д. и "Ризван", сказали, что никаких денег не надо и больше об этом разговора не было. После того, как проблемы были разрешены Д. и "Ризван", когда вместе, а когда поочередно, под угрозой расправы над ней, ее близкими, а также повреждения и уничтожения имущества, начали требовать с нее денежные средства в начале 200000 рублей, а затем данная сумма выросла до 300000 рублей. Угрозы продолжались длительное время и она обратилась в милицию. О том, что именно Д. и "Ризван" угрожали и требовали деньги, она настаивает, так как хорошо знает их голоса, а несколько раз они приезжали к ней лично; аналогичные показания потерпевшей Б.; показания свидетеля Г. о том, что он ранее осужденного не знал и причин для оговора не имеет. В начале сентября 2009 года, он находился в офисе вместе с потерпевшей Ф., в это время в офис пришли, как впоследствии он понял Д. и еще один незнакомый мужчина. Он в начале вышел покурить, а когда вернулся, увидел, как Д. стоял над потерпевшей и угрожая расправой требовал у нее передать ему деньги в сумме то 250000 рублей, то 300000 рублей. Потерпевшая молча его слушала и у нее был испуганный вид. Д. продолжал угрожать, говорил, что проломит ей голову, бил кулаком по столу и ногами о мебель офиса; показания свидетеля Г. о том, что он познакомил Д. с Ф., чтобы разрешить проблему последней с бизнесом. На встрече Ф. предложила за оказание помощи вознаграждение, но Д. и его знакомый отказались от какого-либо вознаграждения.

Другие доказательства по уголовному делу: заявление потерпевшей Ф. от 06 октября 2009 года о принятии мер к неизвестным лицам, вымогающим у нее денежные средства в сумме 300.000 рублей, сопровождая свои требования словесными угрозами применения насилия опасного для жизни и здоровья; рапорт об обнаружении признаков преступления по заявлению потерпевшей Ф. о вымогательстве неизвестными лицами под угрозой физической расправы денежных средств в сумме 300.000 рублей; учредительный договор ООО "А", устав ООО, в которых в качестве учредителей указаны Ф. (75% уставного капитала) и М. (25% уставного капитала); товарные накладные на приобретение компьютерной техники, офисной мебели, а также оплата доступа в Интернет на имя Ф.; акт добровольной выдачи Ф. двух CD-дисков, с записями разговоров между ней и мужчиной по имени "Ризван", состоявшихся 02 сентября 2009 года; протокол добровольной выдачи и осмотра 2 CD-дисков, с записями разговоров между ней и мужчиной по имени "Ризван"; акт осмотра и прослушивания аудиозаписи, содержащей разговор Ф. и мужчины по имени "Ризван", в котором прослеживается факт вымогательства денег под угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья; рапорт сотрудника милиции Т. о задержании Д. по подозрению в совершении преступления; протокол выемки у потерпевшей Ф. цифрового диктофона с записью разговора с мужчиной по имени "Ризван"; протокол осмотра двух CD-дисков и диктофона; протоколы очных ставок потерпевшей Ф. и свидетеля Г. с одной стороны и осужденного Д. с другой, в ходе которых потерпевшая и свидетель своими показаниями полностью изобличают осужденного в совершенном преступлении.

Вопреки доводам кассационных жалоб, все приведенные в приговоре суда доказательства о виновности Д. в инкриминированном ему деянии, были проверены судом в соответствии с требованиями ст. 87 УПК РФ в совокупности с другими доказательствами по делу, нашли свое полное подтверждение и были оценены с учетом правил, предусмотренных ст. 88 УПК РФ с точки зрения их достаточности, полноты, допустимости и относимости к рассматриваемому событию. При этом суд указал мотивы и основания, почему он принимает одни доказательства и отвергает другие, с чем судебная коллегия не может не согласиться.

Действиям Д. судом дана правильная уголовно-правовая оценка и квалификация по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ, что нашло свое подтверждение исследованными в судебном заседании доказательствами. Оснований для переквалификаций действий осужденного, а также о прекращении уголовного дела, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

С доводами кассационных жалоб о признании недопустимыми доказательствами показания потерпевших Ф., Б. и свидетеля Г., так как они якобы неправдивые, противоречивые и не подтверждаются другими доказательствами по делу, судебная коллегия не может согласиться, поскольку они являются последовательными, вопреки доводам жалоб согласуются между собой и с совокупностью других доказательств по делу.

Не могут быть признаны состоятельными и доводы кассационных жалоб относительно недоказанности вины осужденного в совершении инкриминированного ему деяния. Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, а также протокола судебного заседания, все доказательства, о причастности Д. к совершенному преступлению исследовались в их совокупности, они являются последовательными и в конечном итоге отражают ход рассматриваемых событий по существу предъявленного осужденному обвинения. При этом оснований не доверять показаниям потерпевших и свидетелям обвинения у суда не имелось, поскольку они не вызывают сомнений в своей достоверности. В то же время каких-либо оснований полагать, что потерпевшие оговаривают Д. по инкриминированному ему деянию, а также их личной заинтересованности в исходе дела, в ходе судебного разбирательства установлено не было и судебной коллегией не выявлено.

В свою очередь доводы кассационных жалоб относительно отсутствия в действиях Д. состава преступления по п. п. "а", "г" ч. 3 ст. 163 УК РФ, в том числе и из-за неустановления судом точной суммы вымогаемых денег не могут быть признаны состоятельными, так как они противоречат вышеприведенным в приговоре суда доказательствам, которые их полностью опровергают.

Наказание за совершенное Д. преступление, назначено в пределах санкции статьи уголовного закона, по которой он осужден, с учетом требований, предусмотренных ст. ст. 6, 60 УК РФ. При назначении наказания суд сделал обстоятельные выводы об отсутствии оснований для применения ст. 73 УК РФ, так как осужденный совершил очередное, умышленное преступление из категории тяжких в период условно-досрочного освобождения, а также с учетом обстоятельств дела, общественной опасности совершенного преступления и личности Д., суд мотивированно не усмотрел оснований для применения правил, предусмотренных ст. 64 УК РФ.

Вопреки доводам кассационных жалоб, судебная коллегия считает наказание соразмерным содеянному, назначенным с учетом всех обстоятельств по делу, в том числе и тех, на которые авторы жалоб ссылаются в кассационных жалобах, и оно не является не справедливым вследствие чрезмерной суровости по отношению к личности осужденного и совершенному преступлению.

Нарушений норм материального и процессуального права при рассмотрении уголовного дела, с учетом требований ст. ст. 379 - 383 УПК РФ, которые могли бы послужить основанием отмены приговора, судом первой инстанции допущено не было.

Вместе с тем, рассматривая доводы кассационного представления государственного обвинителя и кассационных жалоб в части наличия противоречий в описательно-мотивировочной и резолютивной частях приговора, коллегия считает их обоснованными и подлежащими удовлетворению. Судебная коллегия считает необходимым уточнить в резолютивной части приговора, что срок исчисления отбывания наказания с 05 ноября 2009 года установлен в отношении Д.

Наличие в приговоре других грамматических и технических ошибок, про которые указывают авторы кассационных жалоб, по мнению судебной коллегии, не влияет на законность, обоснованность и справедливость постановленного в отношении Д. приговора, а все сомнения и неясности, в соответствии с п. 15 ч. 1 ст. 397 УПК РФ могут быть разрешены и устранены судом постановившим приговор в порядке его исполнения.

С учетом внесенного уточнения, судебная коллегия не находит оснований для изменения приговора в части назначенного наказания, поскольку уточнение не влияет на квалификацию действий осужденного и на объем предъявленного обвинения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия, -

 

определила:

 

Приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 16 ноября 2010 года в отношении Д. уточнить.

Считать, что срок исчисления отбывания наказания с 05 ноября 2009 года в резолютивной части приговора установлен в отношении Д.

В остальной части приговор суда оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения. Кассационное представление удовлетворить.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь