Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. по делу N 33-1014

 

Судья Суднева В.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: Председательствующего Бузмаковой О.В.

и судей Косенковой Г.В., Ворониной Е.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 2 февраля 2011 года дело по кассационной жалобе Товарищества собственников жилья <...>, В.Д., Р., Ш. на решение Свердловского районного суда г. Перми от 29 октября 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении требований ТСЖ <...>, В.Д., Р., Ш. отказать в полном объеме.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Бузмаковой О.В., объяснения представителей истцов - В., З., Т., Г., истцов В.Д., Р., представителей ответчиков А., Л., судебная коллегия

 

установила:

 

ТСЖ <...>, В.Д., Р., Ш. обратились суд с иском к Департаменту имущественных отношений администрации г. Перми, Администрации г. Перми, МУ "Обеспечение эксплуатации, содержания и обслуживания нежилого муниципального фонда г. Перми", У. После уточнения исковых требований просили признать право общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме по адресу: <...>, на нежилые помещения N 65-71 (согласно техническому паспорту нежилого помещения по состоянию на 29.03.2006 г.) в подвале жилого дома по адресу: г. <...> и на помещение N 62 "лестничная клетка" площадью 10,4 кв. м. в подвале жилого дома по адресу: <...> (согласно техническому паспорту нежилого помещения по состоянию на 30.08.2004 г.); признать недействительным зарегистрированное право собственности Муниципального образования город Пермь на встроенные нежилые помещения N 67-78, 90-100 площадью 282.8 кв. м. в подвале жилого дома по адресу: <...> (согласно техническому паспорту по состоянию на 31.03.2004 г.), зарегистрированное право собственности Муниципального образования город Пермь и зарегистрированное право оперативного управления Муниципального учреждения "Содержание муниципального имущества" на нежилое помещение N 62 "лестничная клетка" площадью 10.4 кв. м. в данном доме (согласно техническому паспорту по состоянию на 30.08.2004 г.); истребовать нежилые помещения N 65-71 площадью 230.3 кв. м. (согласно техническому паспорту по состоянию на 29.03.2006 г.) из незаконного владения У. и Муниципального образования город Пермь, помещение N 62 "лестничная клетка" площадью 10.4 кв. м. (согласно техническому паспорту нежилого помещения по состоянию на 30.08.2004 г.) из незаконного владения Муниципального образования город Пермь и Муниципального учреждения "Содержание муниципального имущества".

В обоснование заявленных требований истцы указали, что проживают в доме по <...>. В настоящее время помещениями N 35-48, а так же частью помещения N VII "техподвал" и помещением N 62 "лестничная клетка" площадью 10,4 кв. м. в подвале многоквартирного дома по адресу: <...> владеют Муниципальное образование город Пермь и Муниципальное учреждение "Обеспечение эксплуатации, содержания и обслуживания нежилого муниципального фонда г. Перми". Право собственности Муниципального образования город Пермь зарегистрировано на встроенные нежилые помещения площадью 287 кв. м. и на нежилое помещение площадью 108,5 кв. м. в подвале многоквартирного жилого дома по адресу: <...>. Право оперативного управления на нежилое помещение площадью 108,5 кв. м. зарегистрировано за МУ "Обеспечение эксплуатации, содержания и обслуживания нежилого муниципального фонда г. Перми". Часть встроенных жилых помещений площадью 230,3 кв. м. администрацией г. Перми сдается в аренду ЧП У. Истцы считают, что ответчики владеют встроенными нежилыми помещениями площадью 287 кв. м. и помещением N 62 в подвале жилого дома по адресу: <...> незаконно, поскольку собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения, предназначенные для обслуживания более одного помещения в многоквартирном доме. По мнению истцов, спорные нежилые помещения относятся к общему имуществу многоквартирного дома, являются общими помещениями дома, так как в них расположены коммуникации теплоснабжения и водоснабжения, запорная арматура и спускные краны, общее электрооборудование, к указанному оборудованию необходим постоянный доступ эксплуатирующих служб, который в настоящее время отсутствует. Кроме того, помещения 35 - 48, N VII имеют выход через спорную лестничную клетку (помещение N 40) в 10-й подъезд дома, доступ к отдельным инженерным коммуникациям имеется исключительно через указанные нежилые помещения, исходя из этого, указанные нежилые помещения не являются самостоятельными объектами недвижимости и принадлежат собственникам жилых помещений на праве общей долевой собственности.

Истцы В.Д., Р., Ш. в судебном заседании не присутствовали.

Представители ТСЖ <...> в судебном заседании на исковых требованиях настаивали.

Представитель Департамента имущественных отношений г. Перми и

Администрации г. Перми в судебном заседании исковые требования не признала.

Представитель МУ "Содержание муниципального имущества" в судебное заседание не явился.

Ответчик У. в судебное заседание не явился, его представитель исковые требования не признал.

Представитель 3-го лица - УФРС по Пермскому краю в судебное заседание не явился.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просят в кассационной жалобе истцы, указывая, что решение суда является незаконным и необоснованным ввиду несоответствия выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела, нарушения и неправильного применения норм материального права и норм процессуального права. Выводы суда о недоказанности факта отнесения спорных помещений к категории помещений технического подвала, не соответствует как представленным в дело доказательствам, так и обстоятельствам, установленным судом. В спорных помещениях имеется общее инженерное оборудование, обслуживающее более одного помещения в многоквартирном доме, а именно: общие инженерные коммуникации, отопления, водоснабжения, стояки с запорной арматурой, электрооборудование, обслуживающие более одного помещения в многоквартирном доме. При этом в спорных помещениях располагается инженерное оборудование, к которому необходим постоянный доступ: запорная арматура на стояках отопления, холодного и горячего водоснабжения, электрооборудование (электрический щиток). Доступ необходим для поддержания инженерных систем в исправном состоянии, предотвращения и ликвидации аварийных ситуаций, связанных с порывом и засором труб, когда необходимо прекращение подачи воды на стояк, проходящий в вышерасположенных помещениях и сброс воды. Однако, к указанному оборудованию постоянный доступ не обеспечен. Более того, в результате перепланировки спорных помещений к части инженерного оборудования (стояки отопления с запорной арматурой 9-го подъезда), возможность доступа исключена, поскольку доступ в коммуникационный коридор закрыт перегородкой. Уже само по себе наличие в спорных подвальных помещениях общего инженерного оборудования дает основание для отнесения их к техническим помещениям, к общим помещениям многоквартирного дома.

Суд первой инстанции в решении не дал оценки ряду доказательств, подтверждающих доводы истцов. Так, в акте обследования подвальных помещений от 26.10.2007 г., в отзыве УФРС по Пермскому краю от 27.03.2009 г. отмечается, что технический подвал N VII сдавался в аренду ДИО Администрации г. Перми ИП У. Технический подвал N VII по техпаспорту на жилой дом и земельный участок по состоянию на 11.12.1998 г. соответствует помещениям N 65-67 по техпаспорту по состоянию на 29.03.2006 г. Своей оценки данным технического паспорта на жилой дом и земельный участок по состоянию на 11.12.1998 г. суд первой инстанции также не дал.

Суд необоснованно отнес заключение специалиста от 17.09.2010 г. к недопустимым доказательствам, неосновательно распространив на данное письменное доказательство нормы ГПК РФ, регламентирующие производство судебной экспертизы. В судебных заседаниях вопрос о допустимости данного доказательства не обсуждался, ответчики ходатайств о вызове специалиста в суд не заявляли. Заключение от 17.09.2010 г. является письменным доказательством. Каких-либо нарушений закона при получении данного доказательства допущено не было и судом их наличие не установлено.

Вывод суда о недоказанности факта того, что спорная часть подвала была предназначена изначально для обслуживания более одного помещения многоквартирного дома, не основан на имеющихся в деле доказательствах. В части спорных помещений изначально располагались дровяники, что следует из данных первой техинвентаризации второй очереди многоквартирного дома по состоянию на 24.12.1955 г. При этом назначение спорных помещений (N 22-26) в экспликации на 24.12.1955 г. было обозначено как "подсобное". Дровяники отсутствовали лишь в спорных лестничных клетках, были необходимы для обслуживания кухонных очагов, используемых для приготовления пищи, поскольку изначально дом не был газифицирован. Данные о том, что спорные помещения изначально были предназначены для общих нужд (для размещения дровяников) и не использовались в качестве помещений общественного назначения, содержатся также в документах о строительстве и вводе в эксплуатацию многоквартирного дома.

При проведении последующих технических инвентаризаций спорных подвальных помещений (1963 г. и др.) их назначение как подвальных подсобных не изменялось до 1995 года. Суд сослался на несуществующую экспликацию подвальных помещений 1976 года: такого документа или ссылок на него в деле нет. Кроме того, в техпаспорте на жилой дом и земельный участок, составленном по состоянию на 11.12.1998 г., часть спорных помещений (N 65-67) обозначена как "техподвал" N VII площадью 104,3 кв. м. Спорное помещение N 70 "коридор" ранее (изначально) являлось частью лестничной клетки десятого подъезда многоквартирного дома.

Данные технической инвентаризации на 1995, 1998, 2004, 2006 гг., а также заключение специалиста от 17.09.2010 г. подтверждают, что первый отдельный вход в помещения появился лишь в период с 20.07.1995 по 11.12.1998 г., второй - в период с 31.03.2004 г. по 29.03.2006 г. В качестве помещений общественного назначения (кафе, магазин) часть спорных помещений стала использоваться только после 1995 г. При этом приватизация квартир в доме началась в 1992 году. Согласия собственников помещений на проведение реконструкции, перепланировок спорных помещений, их отчуждение получено не было.

Изначальное назначение спорных помещений для обслуживания многоквартирного дома подтверждаются также пояснениями эксперта И., заключением специалиста П. от 17.09.2010 г. Показания свидетелей Д., Т. о том, что спорные помещения в 1970 - 1990-е гг. эксплуатировались исключительно в целях обслуживания многоквартирного дома, а изначально в них также располагались дровяники, подтверждают техническое назначение спорных помещений.

Не признавая право общей долевой собственности собственников помещений в доме, в том числе и на помещение N 62 "лестничная клетка", суд основывался только на выписке из реестра муниципальной собственности от 17.09.2010 г. При этом, суд не дал оценки представленным стороной истца доказательствам, подтверждающим, что спорная лестничная клетка, не являясь частью защитного сооружения, обслуживает более одного помещения в многоквартирном доме. Спорная лестничная клетка обеспечивает доступ как к помещениям спецподвала (бомбоубежища), так и к общим помещениям многоквартирного дома, что подтверждается данными техинвентаризации на все даты ее проведения. Кроме того, на лестничной клетке расположено электрооборудование, обслуживающее более одного помещения в многоквартирном доме, что подтверждается данными судебной экспертизы. В материалах дела имеется паспорт защитного сооружения N 638 от 05.12.1979 г., согласно которому его общая площадь составляет 85,6 кв. м, что существенно меньше площади в 108,5 кв. м., указанной в выписках из реестра муниципальной собственности.

Таким образом, спорные помещения не являются самостоятельными объектами недвижимости и относятся к общим помещениям многоквартирного дома N <...> по <...>, на которые распространяется право общей долевой собственности собственников помещений в доме.

Судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда по доводам, изложенным в кассационной жалобе.

Согласно п. 1 ст. 290 Гражданского кодекса Российской Федерации собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

Частью 1 ст. 36 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения, земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты.

Состав общего имущества определен в п. 2 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 N 491.

Нежилые помещения, которые не являются частями квартир и которые предназначены для обслуживания более одного помещения в данном доме (в частности технические этажи и технические подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное оборудование), ограждающие конструкции, находящееся в данном доме оборудование - механическое, электрическое, санитарно-техническое, находятся в общей долевой собственности всех собственников жилых и нежилых помещений в данном многоквартирном доме. Соответственно, если внутри помещений, не являющихся частями квартир, расположено оборудование, предназначенное для обслуживания нужд владельцев помещений, то и сами эти помещения, также предназначенные для обслуживания нескольких или всех помещений в этом доме и не имеющие самостоятельного назначения, относятся к общему имуществу собственников.

Исходя из буквального толкования вышеприведенных правовых норм (ст. 290 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 36 Жилищного кодекса Российской Федерации, Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме) возможность отнесения помещений к общему имуществу многоквартирного дома или признания самостоятельными объектами недвижимости должна связываться с назначением помещений предназначены ли помещения для обслуживания, использования и доступа жилого более одного и нежилого помещения в данном доме, связаны ли с последним назначением и следуют ли их судьбе. Разрешение вопроса о том, относится ли конкретное помещение к общему имуществу многоквартирного дома, зависит не только от технический характеристик объекта и наличия в нем инженерных коммуникаций, но и от определения назначения данного помещения - возможности использования его в самостоятельных целях или только по вспомогательному назначению.

Разъясняя смысл п. 1 ст. 290 Гражданского кодекса Российской Федерации и ч. 1 ст. 36 Жилищного кодекса Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 19.05.2009 N 489-О-О указал, что к общему имуществу домовладельцев относятся помещения, не имеющие самостоятельного назначения. Одновременно в многоквартирном доме могут быть и иные помещения, которые предназначены для самостоятельного использования. Они являются недвижимыми вещами как самостоятельные объекты гражданских прав, в силу чего их правовой режим отличается от правового режима помещений, установленного в п. 1 ст. 290 Гражданского кодекса Российской Федерации и ч. 1 ст. 36 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, пятиэтажный жилой дом по ул. <...> принят в эксплуатацию 30.12.1954 года, имеет 5 секций.

Постановлением Администрации г. Перми от 10.08.1995 года N 1627 в составе муниципальной собственности утверждены жилые здания переданные из федеральной собственности с баланса акционерного общества <...> в муниципальную собственность.

Актом приема-передачи от 20.10.1995 года жилой дом по <...> принят в муниципальную собственность от АО <...>.

Согласно выписке из реестра муниципальной собственности встроенные помещения общей площадью 287 кв. м. в подвале жилого дома по адресу <...>, арендуемые предпринимателем У., включены в реестр муниципальной собственности (постановление администрации г. Перми от 10.08.1995 года N 1627).

Свидетельством о государственной регистрации права подтверждается, что Муниципальное образование г. Пермь является собственником встроенного помещения общей площадью 287 кв. м. в подвале 5-ти этажного кирпичного жилого дома (лит. А1).

В.Д., Р., Ш. являются собственниками жилых помещений, расположенных в доме по <...>.

Согласно Уставу в жилом доме по <...> создано Товарищество собственников жилья <...>.

Предметом данного спора являются нежилые помещения N 65 - 71 общей площадью 230, 3 кв. м. и помещение N 62 "лестничная клетка", расположенные в подвале жилого дома по адресу: <...>.

Из документов технического учета, имеющихся в инвентарном деле следует, что в настоящее время подвальное помещение литер А1 (в спорной части) имеет следующие помещения: под N 65 - кладовая товара площадью 40, 4 кв. м., N 66 - сан. узел площадью 3 кв. м., N 67 - кабинет площадью 8, 4 кв. м., N 68 - торговый зал площадью 57 кв. м., N 69 - торговый зал площадью 37, 2 кв. м., N 70 - коридор площадью 6,2 кв. м., N 71 - торговый зал площадью 78, 1 кв. м. Всего площадь помещений составляет 230, 3 кв. м.

Нежилое помещение N 62 общей площадью 10,4 кв. м. - лестничная клетка включено в реестр муниципальной собственности и находится в составе имущества муниципальной казны как часть защитного сооружения N 638.

Суд установил, что за Муниципальным образованием г. Пермь спорные подвальные помещения зарегистрированы площадью 287 кв. м., однако, фактически площадь спорных помещений в настоящее время из-за перепланировок помещений составляет 230, 3 кв. м. Каких-либо изменений в Единый государственный реестр прав в связи с изменением площадей Муниципальным образованием не вносилось.

Спорные помещения находятся в аренде у предпринимателя У. на основании договора аренды объектов муниципального нежилого фонда от 17.02.2004 года. Цель использования объектов - кафе. На дату разрешения спора в спорном помещении функционирует кафе.

Из плана строения подвальной части помещения следует, что по состоянию на 24.12.1955 года в части спорных подвальных помещений находились дровяники.

Из экспликации подвальных помещений в 1976 году, площадь подвала составляла с учетом помещений специального назначения 540,3 кв. м. В подвальной части помещения имелся склад, сушилка, прачечная, и жилые помещения. При этом помещения были указаны под номерами с 1 по 26.

По состоянию на 20.07.1995 года подвальные помещения под литером А1 имеют нумерацию помещений с 1 по 54 площадью 481,6 кв. м. При этом нежилые помещения имели назначение: склады, холодильные камеры, служебные помещения, кабинеты, туалеты, коридоры.

По состоянию на 11.12.1998 года помещения подвала под литером А1 имеют нумерацию помещений с 30 по 100 общей площадью 305 кв. м., полезной площадью 286, 6 кв. м. При этом, в инвентарном деле имеются записи на экспликациях о том, что помещения N 52 - 53 занимались организацией, помещения N 66 - 78 - под кафе. В экспликации указано назначение помещений, а именно складские помещения, холодильные камеры, служебные помещения, кладовые и т.д.

Оценив имеющиеся в деле доказательства по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе, материалы инвентарного дела N 24496, планы и экспликации подвальных помещений за 1955, 1976, 1995, 1998 годы, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что изначально все спорные нежилые помещения N 65-71 имели самостоятельное функциональное назначение, поскольку использовались организациями, в том числе под кафе и используются в настоящее время. Подвальные помещения, указанные под литером А1, т.е. в спорной части, меняли функциональное назначение и свое количество, при этом доказательств с достоверностью свидетельствующих о том, что назначение данных помещений изначально было техническим и они обслуживали более одного помещения в данном доме, истцами не представлено.

Правильно суд не нашел оснований и для признания права общей долевой собственности на помещение N 62 "лестничная клетка" площадью 10, 4 кв. м. Как следует из материалов дела, спорное помещение N 62 площадью 10,4 кв. м. входит в состав площади 108,5 кв. м. При этом нежилые помещения площадью 108,5 кв. м., расположенные в подвале дома по указанному адресу, включены в реестр защитных сооружений гражданской обороны по Пермскому краю в качестве убежища пятого класса защиты на основании паспорта убежища N 638 от 05.12.1979 года. Согласно выписке из Единого реестра муниципальной собственности от 17.09.2010 года нежилое помещение N 62 является неотъемлемой частью защитного сооружения гражданской обороны N 638. В силу положений Постановления Верховного Совета РФ от 27.12.91 N 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность" (с изменениями от 21 июля 1993 г.) объекты гражданской обороны не могут находиться в частной собственности.

Следует отметить, что согласно п. 3.25 Инструкции о проведении учета жилищного фонда в Российской Федерации, утвержденной Приказом Министерства Российской Федерации по земельной политике, строительству и жилищному коммунальному хозяйству от 04.08.1998 N 37, общее имущество в многоквартирном доме (коридор общего пользования, лифтовые холлы, вестибюли, лестничные клетки и т.п.) нумеруется римскими цифрами. Согласно технической документации, имеющейся в материалах дела, все спорные помещения обозначены арабскими цифрами, что свидетельствует о том, что они не относятся к общему имуществу.

В соответствии со ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом, а также право отчуждать свое имущество в собственность другим лицам.

В силу ст. 299 Гражданского кодекса Российской Федерации право хозяйственного ведения возникает на основании акта собственника о закреплении имущества за унитарным предприятием.

В соответствии со ст. 608 Гражданского кодекса Российской Федерации право передачи имущества в аренду принадлежит его собственнику.

Учитывая вышеизложенное, исходя из совокупности представленных в материалы дела доказательств, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для отнесения спорных помещений к общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме, а следовательно, и об отсутствии оснований для признания недействительным зарегистрированного права муниципальной собственности на встроенные нежилые помещения N 67-78, 90-100 общей площадью 282,2 кв. м, зарегистрированного права муниципальной собственности и права оперативного управления МУ "Содержание муниципального имущества" на нежилое помещение N 62 "лестничная клетка" площадью 10,4 кв. м. Оснований для истребования указанных помещений из владения ответчиков, также не имеется в связи с вышеизложенным.

Доводы жалобы истцов о том, что наличие в спорных подвальных помещениях общего инженерного оборудования, отопления, водоснабжения, электрооборудования и т.д. дает основание для отнесения их к техническим помещениям, являются несостоятельными, поскольку для определения правового режима названных помещений не имеет значения наличие в них инженерных коммуникаций, так как они расположены в каждом подвале и сами по себе не порождают право общей долевой собственности домовладельцев на помещения. Поскольку суд установил, что спорные нежилые помещения имели самостоятельное функциональное назначение, не предназначены для обслуживания нескольких или всех помещений в многоквартирном доме по <...>, они не относятся к общему имуществу собственников.

Следует отметить также, что спорные помещения были переданы в муниципальную собственность в 1995 году как самостоятельные объекты нежилого фонда. В Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним содержатся сведения о том, что спорные помещения не относятся к составу общего имущества многоквартирного дома, что подтверждается фактом государственной регистрации права муниципальной собственности на данные помещения. Конституционный Суд РФ в определении от 19.05.2009 г. N 489-О-О указал, что при определении состава имущества, находящегося в общей собственности собственников помещений в многоквартирном доме, в частности при отнесении конкретных нежилых помещений либо к категории предназначенных для самостоятельного использования, либо к категории общего имущества, следует использовать, в том числе сведения о правах на объекты недвижимости, являющиеся общим имуществом, содержащиеся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Доводы жалобы о необходимости постоянного доступа к инженерному оборудованию, однако, постоянный доступ к указанному оборудованию не обеспечен, не влекут отмену решения суда, поскольку не являются основанием к удовлетворению исковых требований. Истцы не лишены возможности в случае отказа ответчиков обеспечить доступ к инженерному оборудованию обратиться в суд с соответствующими исковыми требованиями.

Доводы кассационной жалобы о том, что в части спорных помещений изначально располагались дровяники, что указывает на то, что спорные помещения изначально были предназначены для общих нужд и не использовались в качестве помещений общественного назначения, не влекут необходимость отмены судебного решения. Наличие в 1955 году в указанных помещениях дровяников не свидетельствует о том, что спорные помещения относятся к категории технических подвалов.

Доводы жалобы о том, что суд сослался в решении на несуществующую экспликацию подвальных помещений 1976 года: такого документа или ссылок на него в деле нет, являются необоснованными и опровергаются материалами инвентарного дела N <...>, на листах 26-27 которого имеется экспликация 1976 года.

Доводы жалобы о том, что суд необоснованно не принял во внимание заключение специалиста от 17.09.2010 года, не свидетельствуют о неправильности постановленного судом решения. Суд правомерно указал в решении что указанное заключение не может быть признано допустимым доказательством, объективно подтверждающим назначение спорных помещений, поскольку перед проведением исследования и составлением указанного заключения специалист не был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со ст. 307 УК РФ. Кроме того, данное заключение было составлено по заявлению председателя ТСЖ <...>, при этом участники процесса были лишены возможности присутствовать при обследовании помещений, задать свои вопросы специалисту.

Ссылка в жалобе на показания свидетелей Д. (слесаря) и Т. (житель дома), не может быть принята во внимание, поскольку их показания не являются бесспорными доказательствами, подтверждающими назначение спорных помещений.

Доводы жалобы о том, что помещение N 62 "лестничная клетка" обеспечивает доступ как к помещениям спецподвала (бомбоубежища), так и к общим помещениям многоквартирного дома; кроме того, на лестничной клетке расположено электрооборудование, обслуживающее более одного помещения в многоквартирном доме, на выводы суда, изложенные в решении, не влияют, поскольку указанные обстоятельства, с учетом выше изложенного, не являются достаточным основанием для отнесения указанного помещения к общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

Правовых оснований к отмене решения суда, установленных требованиями ст. 362-364 ГПК РФ, судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. 193, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу Товарищества собственников жилья <...>, В.Д., Р., Ш. на решение Свердловского районного суда г. Перми от 29 октября 2010 оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь