Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. по делу N 33-1307

 

Федеральный судья Михалина С.Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Федерякиной М.А.

судей Пильгуна А.С. и Фоминой М.В.,

при секретаре П.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Фоминой М.В.

дело по кассационным жалобам представителя Б.И. и К.Е.А. по доверенности Ш. и Т. на решение Останкинского районного суда г. Москвы от 08 сентября 2010 года, которым постановлено:

Иск М. к Б.И., К.Е.А. удовлетворить.

Взыскать с Б.И. в пользу М. денежные средства в сумме 330000 рублей, в счет возмещения судебных расходов сумму в размере 29900 руб.

Взыскать с К.Е.А. в пользу М. денежные средства в сумме 330000 рублей, в счет возмещения судебных расходов сумму в размере 29900 руб.

В удовлетворении иска М. к Т. о взыскании денежных средств отказать,

 

установила:

 

М. обратился в суд с иском к Б.И., К.Е.А., Т. о взыскании в солидарном порядке с ответчиков денежных средств.

В обоснование заявленных требований истец сослался на те обстоятельства, что 26 марта 2010 года между ним и Т., действующим на основании доверенности, выданной Б.И. и К.Е.А., заключен договор аванса. В соответствии с условиями договора в редакции дополнительного соглашения от 02.04.2010 г. стороны приняли на себя обязательства в срок не позднее 16 апреля 2010 года заключить соответствующий договор уступки (купли-продажи) 100% долей в уставном капитале ООО "Фармаинтер" и обеспечить в указанный срок переоформление прав на данные доли на имя истца. В соответствии с условиями договора истец 26.03.2001 года передал Т. денежную сумму в размере 660000 руб., в подтверждение чего последний подписал гарантийное обязательство. Однако ответчики в срок, установленный договором, не выполнили принятые на себя обязательства. По мнению истца, в связи с неисполнением ответчиками обязательств по договору, фактическим отказом и уклонением ответчиков от уступки долей в уставном капитале ООО "Фармаинтер", переданная в качестве аванса денежная сумма в размере 660000 руб. подлежит возврату.

По указанным основаниям М. просит взыскать с Б.И., К.Е.А., Т. указанную денежную сумму в солидарном порядке, а также возместить понесенные им судебные расходы: на представителя в сумме 50000 руб. и по оплате государственной пошлины в сумме 9800 руб.

Представители ответчиков Б.И. и К.Е.А. по доверенностям Ш. и С. иск не признали, указав в обоснование возражений на то, что в соответствии с доверенностью от 02 марта 2010 г. у Т. отсутствовали полномочия на заключение договора аванса и на получение денежных средств в качестве аванса, поэтому при заключении данного последний действовал от своего имени, введя истца в заблуждение относительно наличия полномочий на заключение такой сделки.

Условия договора купли-продажи, а также стоимость долей Т. с Б.И. и К.Е.А. не согласовывал, а полученные на основании договора с М. денежные средства в сумме 660000 руб. не передавал.

Ответчик Т. в судебное заседание явился, иск не признал, указав в обоснование возражений, что, заключая договор с М. и, получая от него денежные средства, он действовал на основании доверенности, выданной Б.И. и К.Е.А., на право совершения действий, связанных с продажей принадлежащих им на праве собственности долей по 1/2 каждой в Уставном капитале ООО "Фармаинтер". Он (Т.) предлагал Б.И. и К.Е.А. получить денежную сумму в размере 400000 руб. в соответствии с эксклюзивным договором поручения и доверенностью, от чего последние отказались, ссылаясь на желание получить сразу всю сумму в размере 4.000.000 руб. в момент оформления перехода права собственности; считает, что именно М. не были выполнены условия договора по внесению предусмотренной договором суммы в банковскую ячейку, договор об уступке не был заключен по вине истца, в связи с чем полученная от имени Беликовой И.Б. и К.Е.А. денежная сумма не подлежит возврату истцу в соответствии с условиями договора.

Суд постановил вышеуказанное решение, с которым представитель ответчиков Б.И. и К.Е.А. по доверенности Ш., а также Т. не согласны в своих кассационных жалобах просят о его отмене, считая решение неправильным.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителей Б.И. и К.Е.А. по доверенностям С. и Ш., Т., представителя М. по доверенности Н., обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела, требованиями ст. ст. 182, 322, 429, 1102 ГК РФ, а также - ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Рассматривая данное дело, суд правильно определил значимые по делу обстоятельства, с достаточной полнотой их исследовал и на основании оценки добытых по делу доказательств в их совокупности со всеми материалами дела пришел к выводу об обоснованности заявленных требований, поскольку исследованными судом доказательствами установлено, что сделка по передаче Б.И. и К.Е.А. М. долей в уставном капитале не состоялась связи с их неготовностью к подписанию соответствующего договора, а не по вине М., как на этом настаивал Т.

Выводы суда, изложенные в решении, не противоречат материалам дела и добытым по делу доказательствам.

По делу установлено, что между Т., действующим на основании доверенности от имени Б.И. и К.Е.А., с одной стороны, и М., с другой, заключен "договор аванса", согласно условиям которого стороны обязуются до 5 апреля 2010 года включительно оформить переход права собственности 100% долей в уставном капитале ООО "Фармаинтер" со следующими условиями: - полная стоимость долей составляет 6 600 000 рублей, - передача оборудования в соответствии с Приложением N 1 к договору, - передача учредительной и разрешительной документации в соответствии с Приложением N 2 к договору.

В соответствии с п. 1.1 договора в качестве подтверждения приобретения 100% долей в уставном капитале ООО "Фармаинтер" авансодатель - М. передал в качестве аванса денежные средства в размере 660000 руб., авансополучатель Б.И. и К.Е.А. в лице Т. принимает аванс.

Денежные средства в указанном размере были переданы М. Т. 26.03.2010 г., что предусмотрено п. 2.1 договора, и подтверждается гарантийным обязательством и объяснениями ответчика Т., данными в суде первой инстанции.

Дополнительным Соглашением, заключенным между Т., действующим на основании доверенности от имени Б.И. и К.Е.А., и М., изменен срок исполнения сторонами обязательств по договору аванса - до 16 апреля 2010 года.

Доводы ответчиков Б.И. и К.Е.А. о том, что у Т. отсутствовали полномочия на заключение договора аванса и на получение денежных средств в качестве аванса, суд проверил и с учетом содержащихся в доверенности от 02 марта 2010 года, выданной Б.И. и К.Е.А., характера и объема полномочий, признал указанные доводы несостоятельными.

Суд обоснованно учитывал правовую природу аванса, представляющего собой денежные средства, передаваемые в счет оплаты по договору, содержание п. 3.3 договора, согласно которому аванс, внесенный авансодателем, засчитывается авансополучателем в счет оплаты долей ООО "Фармаинтер", указанного в п. 1.2 договора, а также наличие в выданной ответчиками доверенности такого полномочия как получение денежных средств, передаваемых в качестве исполнения обязательства покупателя по договору купли-продажи.

Дав совокупную оценку указанным обстоятельствам, суд пришел к выводу о том, что Т., заключая договор аванса и получая денежные средства в качестве аванса в счет оплаты долей в уставном капитале ООО "Фармаинтер", действовал в пределах полномочий, предоставленных ему доверенностью.

Вместе с тем, правовых оснований к возложению на Т. обязанности по возврату денежных средств суд не нашел, поскольку права и обязанности по сделке возникли у Б.И. и К.Е.А.

Довод Т. о том, что сделка по отчуждению долей в уставном капитале ООО "Фармаинтер" не состоялась, по вине истца, не исполнившего п. 1.6 договора предусматривающего закладку в банковскую ячейку суммы в размере 5940000 руб., в связи с чем полученные в качестве аванса денежные средства не подлежат возврату, суд первой инстанции проверил и признал необоснованными.

Протолковав договор аванса с применением положений, закрепленных в ст. 431 ГК РФ, суд пришел к выводу, что в нем четко не определена последовательность действий сторон по его исполнению, а, кроме того, по состоянию на 16 апреля 2010 года полномочия Т. доверенностью продлены не были. Сами же Б.И. и К.Е.А. никаких действий по исполнению заключенного договора не предпринимали. Таким образом, считать, что сделка не совершена по вине истца, суд оснований не имел.

Суд обоснованно учитывал, что в силу п. 11 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" сделка, которую были намерены заключить Б.И., К.Е.А. и М. подлежала нотариальному удостоверению.

При нотариальном удостоверении сделки ответчики согласно требованиям п. 13 вышеназванной статьи в подтверждение своих полномочий на отчуждение долей в уставном капитале общества, должны были представить нотариусу, в том числе выписку из ЕГРЮЛ, составленную не ранее чем за 30 дней до дня обращения к нотариусу для удостоверения сделки. Между тем, доказательств получения выписки ЕГРЮЛ ответчиками не представлено.

Правомерно суд определил и природу заключенного договора аванса, являвшегося по своей сути, предварительным, правило о форме которого, сторонами соблюдено не было.

То обстоятельство, что денежные средства не были переданы Т. своим доверителям, не освобождает Б.И. и К.Е.А., как представляемых, от возврата полученных денежных средств, поскольку стороной в обязательстве являлись именно они.

При указанных обстоятельствах вывод суда о возложении на Б.И. и К.Е.А., обязанности по возврату денежной суммы в размере 660000 руб., в равных долях, с учетом размера долей каждой в уставном капитале, подлежащих отчуждению, - правомерен.

При этом, Б.И. и К.Е.А. не лишены права требования денежных средств, полученных от их имени у истца, от Т.

Оснований для взыскания денежных средств в солидарном порядке суд не нашел, что соответствует требованиям ст. 322 ГК РФ и не оспаривается истцом.

В соответствии со ст. ст. 94, 98, 100 ГПК РФ суд разрешил вопрос о судебных расходах.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводами суда и данной судом первой инстанции оценкой доказательств по делу.

Доводы кассационных жалоб вывод суда не опровергают, данных, нуждающихся в дополнительной проверке и влияющих на выводы суда, не содержат, по существу, направлены на иную оценку добытых по делу доказательств, а потому основанием к отмене решения служить не могут.

Не усматривая оснований к отмене решения по доводам кассационной жалобы Т., оспаривающим действия М., как участника предполагаемой сделки, судебная коллегия, кроме того, отмечает, что Т. согласно материалам дела являлся представителем, а не стороной в договоре, а Б.И. и К.Е.А. на нарушение М. каких-либо обязательств не ссылаются.

Доводы Б.И. и К.Е.А. о неправомерности действий Т. на правильность выводов суда, а также на права и охраняемые законом интересы М. влиять не могут.

По делу установлено, что Б.И. и К.Е.А. имели намерение на отчуждение принадлежащих им долей в уставном капитале, в этих целях и выдавалась доверенность Т., который, как следует из его объяснений в заседании судебной коллегии, с представляемыми Б.И. и К.Е.М. знаком с октября - ноября 2008 года.

Нарушений норм гражданско-процессуального законодательства, влекущих в соответствии со ст. 364 ГПК РФ отмену решения, судом при рассмотрении дела не допущено.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Останкинского районного суда г. Москвы от 08 сентября 2010 года оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь