Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. N 33-1461/2011

 

Судья: Емельянова Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Витушкиной Е.А.

судей Володкиной А.И. и Пошурковой Е.В.

с участием прокурора Мазиной О.Н.

при секретаре Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 02 февраля 2011 года дело по кассационной жалобе Д.Н. на решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 09 ноября 2010 года по иску ФГОУ ВПО к Д.Н., действующей также в интересах несовершеннолетнего Д., о выселении, снятии с регистрационного учета, по встречному иску Д.Н., действующей также в интересах несовершеннолетнего Д. к ФГОУ ВПО, Администрации <...> района Санкт-Петербурга о признании частично недействительным ордера, восстановлении на очереди по улучшению жилищных условий, обязании заключить договор специализированного найма на жилое помещение.

Заслушав доклад судьи Витушкиной Е.А., объяснения Д.Н. и ее представителя Г., Д.Е., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителей ФГОУ ВПО А. и адвоката Ловцовой М.В., находивших решение суда законным и обоснованным, заключение прокурора Мазиной О.Н., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

ФГОУ ВПО (далее - Университет) обратилось в суд с иском к Д.Н., действующей также в интересах несовершеннолетнего сына Д.., <...> 09.2002 г.р., о выселении из квартиры 1, расположенной в общежитии N <...> Университета по адресу <...>, со снятием с регистрационного учета, указывая, что 19.11.1991 г. Д.Е., ее супруг М.А., сын М.Ф. и дочь Д.Н. были временно без соблюдения установленного порядка предоставления жилой площади вселены в общежитие по спорному адресу; законного права на проживание в общежитии данные лица не имели, так как не являлись сотрудниками Университета; в 2002 г. указанной семье была предоставлена отдельная трехкомнатная квартира 2 площадью 41,90 кв. м; Д.Е., М.А. и М.Ф. в октябре 2002 г. освободили жилую площадь в общежитии и снялись с регистрационного учета, а Д.Н. с сыном Д., <...> 2002 г.р., остались проживать в общежитии, зарегистрированы здесь постоянно в квартире N <...>, фактически проживают в квартире 1.

Д.Н., действующая также в интересах несовершеннолетнего Д., обратилась в суд с встречным иском к Университету, Администрации <...> района Санкт-Петербурга о признании недействительным ордера N <...> от 20.08.2002 г. в части Д.Н., восстановлении на очереди по улучшению жилищных условий, обязании заключить договор специализированного найма в отношении квартиры 1 Санкт-Петербурга, указывая, что была вселена в спорное жилое помещение на законных основаниях, постоянно там проживает; ордер с ее учетом был выдан неправомерно, поскольку на момент его выдачи фактически существовало три семьи, кроме того, была нарушена норма предоставления жилой площади - 12 кв. м на человека.

Решением Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 09 ноября 2010 года исковые требования Университета удовлетворены в полном объеме, в удовлетворении встречного иска Д.Н., действующей также в интересах несовершеннолетнего Д.Д., отказано.

Представитель Д.Н. в кассационной жалобе просит решение суда отменить, указывая, что решение суда является незаконным и необоснованным.

Выслушав объяснения участников процесса, заключение прокурора, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

Из материалов дела усматривается, что при вселении в 1991 г. в общежитие по спорному адресу Д.Е., ее супруга М.А., сына М.Ф. и дочери Д.Н. порядок предоставления жилой площади, установленный п. 10 Примерного положения об общежитиях, утвержденного постановлением Совета Министров РСФСР от 11.08.1988 г. N 328, соблюден не был: совместное решение администрации Университета и профсоюзного комитета не выносилось, внутренний ордер не выдавался, сотрудниками Университета никто из указанных лиц не являлся; доказательства обратного в материалах дела отсутствуют.

Одновременно, из материалов дела следует, что на основании Распоряжения главы территориального управления <...> административного района от 08.08.2002 г. N <...> М.А. 20.08.2002 г. был выдан ордер N <...> на семью из 4-х человек (сам, бывшая жена Д.Е., сын М.Ф. и дочь Д.Н.) на отдельную трехкомнатную квартиру 2 Санкт-Петербурга площадью 41,90 кв. м; заявление, содержащее просьбу предоставить указанную квартиру по ордеру, подписано всеми членами семьи М.А., включая Д.Н. (л.д. 42); 17.10.2002 г. Д.Н. написала заявление об отказе от приватизации указанной квартиры (л.д. 124), а 18.10.2010 г. подписала соглашение на оформление договора передачи квартиры в собственность Д.Е. (1/4), М.Ф. (2/4), М.А. (1/4) (л.д. 130), т.е. реализовала свои права на данную жилую площадь.

При таких обстоятельствах, учитывая, что Д.Е., М.Ф., М.А. и Д.Н. были вселены в общежитие по спорному адресу с нарушением установленного порядка представления жилой площади, в связи с чем право на спорное жилое помещение у Д.Н. с несовершеннолетним сыном, права которого производны от прав Д.Н., не возникло, принимая во внимание положения п. 41 Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в Ленинграде, утвержденных решением Исполкома Ленгорсовета и Президиума Леноблсовета профессиональных союзов от 22.04.1985 г. N 201/3 (далее - Правила учета), об обязанности граждан освободить ранее занимаемую жилую площадь при получении ими жилого помещения в доме государственного или общественного жилищного фонда, суд пришел к правильному выводу о том, что исковые требования Университета о выселении Д.Н. из спорного жилого помещения подлежат удовлетворению, а в удовлетворении требований Д.Н. об обязании заключить договор найма специализированного жилого помещения надлежит отказать.

При этом, суд обоснованно указал на несостоятельность доводов Д.Н. о пропуске Университетом срока исковой давности по требованиям о ее выселении, поскольку в силу ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения, исковая давность не распространяется.

Ссылка представителя Д.Н. на п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", является несостоятельной, поскольку не имеет под собой правовых оснований.

Так, согласно указанному пункту если в Жилищном кодексе Российской Федерации (далее - ЖК РФ) не установлены сроки исковой давности для защиты нарушенных жилищных прав, то к спорным жилищным отношениям применяются сроки исковой давности, предусмотренные ГК РФ (ст. ст. 196, 197 ГК РФ), и иные положения главы 12 ГК РФ об исковой давности (ч. 1 ст. 7 ЖК РФ). При этом к спорным жилищным отношениям, одним из оснований возникновения которых является договор (например, договор социального найма жилого помещения, договор найма специализированного жилого помещения, договор поднайма жилого помещения, договор о вселении и пользовании жилым помещением члена семьи собственника жилого помещения и другие), применяется общий трехлетний срок исковой давности (ст. 196 ГК РФ).

Поскольку основанием для возникновения правоотношений, связанных с выселением Д.Н. с несовершеннолетним сыном, являлся не договор, а их проживание в настоящее время в спорном жилом помещении без законных оснований, учитывая, что примененная судом ст. 208 ГК РФ входит в главу 12 ГК РФ, на необходимость применения которой указывает Верховный Суд РФ, судебная коллегия считает, что какие-либо противоречия между постановленным районным судом решением и правовой позицией Верховного Суда РФ, изложенной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", отсутствуют.

Ссылка представителя Д.Н. на п. 41 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ о применении трехгодичного срока исковой давности к требованиям о признании недействительными решения о предоставлении гражданину специализированного жилого помещения и заключенного на его основании договора найма специализированного жилого помещения, также не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, поскольку требований о признании решения о предоставлении М.А. с семьей спорного жилого помещения заявлено не было, в установленном порядке такое решение не принималось.

Кроме того, после предоставления М.А. с семьей, в состав которой входила в том числе Д.Н., квартиры 2 у Д.Н. отсутствовали законные основания для проживания в спорном жилом помещении в силу п. 41 Правил учета, следовательно, названный выше довод жалобы правового значения не имеет.

Одновременно, судебная коллегия считает правомерным вывод суда об отказе Д.Н. в удовлетворении ее требований о признании частично недействительным ордера на квартиру, предоставленную с ее учетом семье М.А. из 4-х человек в 2002 г., поскольку жилая площадь данной квартиры составляет 41,90 кв. м, что соответствует норме предоставления (8 кв. м на человека), установленной в п. 12 Правил учета, действовавших на момент предоставления указанной квартиры; при предоставлении указанной квартиры М.А. Д.Н. против включения ее в ордер в составе семьи М.А. не возражала, подписала заявление, в котором просила предоставить данную квартиру М.А. на семью из 4-х человек, включающую и саму Д.Н.

Кроме того, суд правильно указал, что Д.Н. по требованию о признании ордера недействительным также пропущен трехлетний срок исковой давности, установленный ст. 48 Жилищного кодекса РСФСР, о чем было заявлено представителем Администрации <...> района Санкт-Петербурга, и что в силу ст. 199 ГК РФ является самостоятельным основанием для отказа в иске, поскольку, как усматривается из материалов дела, о включении в ордер на квартиру 2 Д.Н. стало известно еще в 2002 г., однако с иском в суд она обратилась лишь в 2010 г.

Обоснованным с учетом вышеизложенного является и вывод суда об отказе в удовлетворении требований Д.Н. о восстановлении на очереди по улучшению жилищных условий, поскольку снятие граждан с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий в случае улучшения их жилищных условий, если жилая площадь на каждого члена семьи составляет не менее размера, установленного для предоставления жилого помещения (п. 12 Правил учета), и отпали другие основания для предоставления жилого помещения, было прямо предусмотрено п. 29.1 Правил учета.

Остальные доводы кассационной жалобы являются несостоятельными, поскольку не опровергают вышеизложенных выводов, основаны на неправильном применении норм материального права, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и правового значения не имеют.

Представленные по делу доказательства судом первой инстанции оценены по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, решение постановлено в соответствии с требованиями закона и не может быть отменено по доводам жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 09 ноября 2010 года - оставить без изменения, кассационную жалобу Д.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь