Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. N 33-1465/2011

 

Судья: Токарь А.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Пошурковой Е.В.

судей Витушкиной Е.А. и Володкиной А.И.

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании 02 февраля 2011 года гражданское дело N 2-3235/2010 по кассационной жалобе С. на решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 15 ноября 2010 года по иску С. к А.И. о возмещении стоимости неосновательного обогащения, взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Заслушав доклад судьи Пошурковой Е.В., -

судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

С. обратился в суд с иском к А.И. о возмещении стоимости неосновательного обогащения, взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование заявленных требований истец указывал, что в 2007 году супруг ответчицы - А., действуя на основании нотариально удостоверенной доверенности, выданной ответчицей, предложил ему приобрести пять земельных участков в садоводческом товариществе <...> в <...>, в том числе участок N <...>, на котором расположен дом, за 290000 долларов США; в дальнейшем в связи с увеличением рыночной цены недвижимости стоимость возросла до 320000 долларов США; истец частично оплатил стоимость пяти участков, передав А. денежные средства в сумме 4188462 рублей, о чем были составлены три расписки; в ходе проверки, проведенной в сентябре 2009 года участковым уполномоченным 89 отдела милиции УВД по <...> району Ленинградской области установлено, что истец является добросовестным приобретателем участка N <...> с расположенным на нем домом; вследствие указанных обстоятельств истец считал участок своей собственностью, оплачивал расходы по его содержанию, однако договор купли-продажи земельных участков, в том числе и вышеуказанного ни с ответчицей ни с А. не заключал, переход права собственности не регистрировал; при отсутствии правоустанавливающих документов и не сомневаясь, что участок принадлежит ему, истец произвел неотделимые улучшения в виде ремонтных работ в указанном доме на сумму 5158878 рублей; с ответчицей истец никогда не встречался и условия ремонта и благоустройства участка N <...> не обсуждал; в ходе судебного разбирательства по делу N <...> в Выборгском городском суде Ленинградской области истцу стало известно о том, что собственником спорного земельного участка и дома является ответчица, данное обстоятельство истец не оспаривал; в связи с изложенными обстоятельствами, уточнив исковые требования истец просил взыскать в его пользу с ответчицы неосновательное обогащение в размере 6151993 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 841798 рублей и расходы по оплате государственной пошлины.

Решением Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 15.11.2010 года в удовлетворении заявленных исковых требований отказано в полном объеме.

В кассационной жалобе истец просит отменить указанное решение суда как незаконное и необоснованное и направить дело на новое рассмотрение.

Стороны в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, документов, подтверждающих уважительность причины своей неявки, в судебную коллегию не представили. В силу ч. 2 ст. 354 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела в суде кассационной инстанции. В связи с вышеизложенным, и учитывая, что истец подробно изложил свои доводы в кассационной жалобе, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями закона.

Из материалов дела усматривается, что собственником земельного участка N <...> общей площадью 600 кв. м, расположенного по адресу: <...>, садоводческое товарищество <...> является ответчица, о чем свидетельствует Постановление главы администрации Ленинского сельского Совета <...> района Ленинградской области N <...> от 02.04.1993 года (л.д. 130) и свидетельство о государственной регистрации права от 2009 года (л.д. 7). Собственником дома площадью 168 кв. м, расположенном на вышеуказанном участке также является ответчица на основании свидетельства о государственной регистрации права (л.д. 8). 22.03.2005 года между ответчицей и А. был расторгнут брак, что подтверждается свидетельством о расторжении брака от 2007 (л.д. 83). Доверенность на право распоряжения спорным земельным участком с домом, выданную по утверждению истца, ответчицей ее бывшему супругу истец не предоставил, однако в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции представитель истца заявлял ходатайство об истребовании указанной доверенности, но впоследствии отозвал ходатайство.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, оценив представленные в материалах дела доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд первой инстанции руководствовался следующим.

Как следует из материалов дела, 06.02.2008 года истцом с <ООО> был заключен договор подряда N <...> на выполнение комплекса работ по ремонту помещений в спорном доме (л.д. 14 - 17), 06.02.2008 года истцом утверждена смета на выполнение общестроительных, сантехнических и электромонтажных работ (л.д. 20 - 27), 26.05.2009 года истец принял указанные работы по акту сдачи-приемки (л.д. 19), оплата выполненных работ произведена истцом в полном объеме, что подтверждается представленными в материалах дела квитанциями (л.д. 29, 33, 37, 40, 43, 47, 51, 56). Благоустройство спорного земельного участка производилось также по заключенному истцом 05.05.2009 года договору N <...> с <ООО1>, оплата работ по указанному договору также подтверждается квитанцией от 01.07.2010 года (л.д. 96).

Судом первой инстанции установлено и сторонами не оспаривается, что первый разговор между сторонами состоялся 07.05.2009 года, т.е. после окончания работ. В судебном заседании 27.10.2010 года представитель истца пояснил, что поскольку истец считал себя добросовестным приобретателем, то не приглашал ответчицу при заключении договоров на проведение работ (л.д. 118), а при разговоре с ней по телефону не сообщил о проведенных улучшениях (л.д. 119), в судебном заседании 15.11.2010 года представитель ответчика пояснил, что истец никогда не встречался с ответчицей, ни до начала ремонтных работ ни после их завершения.

При таком положении районный суд обоснованно пришел к выводу, что поскольку истец не вступал с ответчицей в какие-либо правоотношения и притом не отрицал факт отсутствия согласования с ней производства работ по ремонту дома и благоустройству участка, то между сторонами не возникло никаких обязательств.

В силу п. 4 ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК) в качестве неосновательного обогащения не подлежат возврату денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

На основании вышеизложенного и с учетом указанной нормы, судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводом суда первой инстанции, что поскольку истец, зная, что не является собственником спорного земельного участка с домом, не имея притом обязательств по проведению ремонтных работ и благоустройству земельного участка произвел указанные работы в собственных интересах, не ставя об этом в известность ответчицу, произвел затраты в счет несуществующего между сторонами обязательства. Кроме того, часть затрат на благоустройство дома истец понес уже после того, как достоверно узнал об отсутствии на это согласия ответчицы, то есть после мая 2009 года.

Вместе с тем, следует принять во внимание, что решением Выборгского городского суда Ленинградской области от 15.07.2010 года по делу N <...> установлено, что 30.04.2008 года истцом была заменена дверь в спорном доме, ключей от которой у ответчицы не имеется, а с мая 2009 года в доме проживает Р. (л.д. 107 - 108). Решение суда вступило в законную силу 19.08.2010 года. Между тем, в ходе судебного заседания 15.11.2010 года представитель истца подтвердил, что в спорном доме живет Р., которая в свою очередь 14.05.2010 года в объяснениях участковому уполномоченному милиции 89 ОМ УВД по <...> району Ленинградской области пояснила, что приобрела дом по договору купли-продажи у А. и произвела необходимый ремонт за свой счет.

В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Исходя из смысла указанной нормы и на основании представленных в материалах дела доказательствах районный суд пришел к обоснованному выводу, что поскольку спорное имущество не находится во владении ответчицы, то настоящий иск предъявлен к ненадлежащему ответчику, в связи с чем оснований для его удовлетворения не имеется.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что судом первой инстанции правомерно отказано в удовлетворении заявленных требований.

Судебная коллегия считает несостоятельным довод кассационной жалобы о том, что обязанность по возврату неосновательно приобретенного или сбереженного имущества должна возникать вне зависимости от того, являлось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя, потерпевшего или третьих лиц и том, поскольку материалами дела не подтвержден факт добросовестного приобретения истцом спорного имущества, ввиду отсутствия правоустанавливающих документов. Кроме того, следует учесть, что представленные в материалах дела расписки, выданные А., не содержат сведений о том, в счет каких обязательств по каким договорам передаются денежные средства.

В свою очередь нельзя согласиться и с доводом кассационной жалобы о неправомерности отказа суда в иске по основаниям п. 4 ст. 1109 ГК РФ, притом, что ответчица не оспаривала проведение работ по ремонту дома и благоустройству земельного участка, поскольку материалами дела подтверждено, что истец не сообщал ответчице о проведенных работах и не имел перед ней обязательств по их проведению.

Доводы кассационной жалобы, сводящиеся к оспариванию обоснованности вывода суда о том, что право требования неосновательного обогащения у истца возникнет только после того, как ответчица станет фактические обладать домом с произведенными улучшениями, не может быть принят во внимание судебной коллегией, поскольку материалами дела не подтверждены полномочия бывшего супруга ответчицы на совершение сделок со спорным имуществом, при всем том, что за ответчицей зарегистрировано право собственности на спорное имущество. Однако, ответчица лишена возможности владеть и распоряжаться принадлежащим ей на праве собственности имуществом ввиду отсутствия у нее ключей от дома и нахождения в нем третьих лиц.

Доводы кассационной жалобы истца основаны на ином толковании правовых норм, направлены на переоценку доказательств, оцененных судом в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, и выводов суда, не опровергают их и не могут служить основанием к отмене обжалуемого решения.

Решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 15.11.2010 года, постановлено в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права и не может быть отменено по доводам кассационной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 15 ноября 2010 года - оставить без изменения, кассационную жалобу С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь