Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. по делу N 33-246

 

Судья: Москалева Л.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Коробейниковой Л.Н.,

судей Шаровой Т.В., Глуховой И.Л.,

при секретаре Б.А.Ш.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 2 февраля 2011 года дело по кассационной жалобе К.Д.В.

на решение Ленинского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 7 декабря 2010 года,

которым оставлены без удовлетворения исковые требования К.Д.В. к ООО "Г", ФБУ ИК-3 УФСИН России по УР об истребовании в его пользу форматно-раскроечного станка GRIGGIO СА-400 Nr N из незаконного владения ООО "Г" и ФБУ ИК-3 УФСИН России по УР.

Взыскана с К.Д.В. в доход местного бюджета государственная пошлина в размере <...> руб.

Заслушав доклад судьи Шаровой Т.В., объяснения К.Д.В. и его представителя К.А.В., поддержавшего доводы жалобы, объяснения представителей ООО "Г" - С.А.В. и директора К.А.Б., объяснения представителя ФБУ ИК-3 УФСИН России по УР - Ш.Е.В., ссылавшихся на необоснованность жалобы и просивших оставить решение без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

К.Д.В. обратился в суд с иском к ООО "Г" об истребовании имущества - форматно-раскроечного станка GRIGGIO СА-400А, инвентарный номер N, из чужого незаконного владения, возмещении расходов по оплате услуг представителя в размере <...> руб.

Требования мотивированы тем, что 15 декабря 2008 года между ним и Д.Д.В. был заключен договор купли-продажи, согласно которому он приобрел у Д.Д.В. в собственность форматно-раскроечный станок GRIGGIO СА-400А, инвентарный номер N, и уплатил денежную сумму в размере <...> руб. Право собственности продавца (Д.Д.В.) на данный станок возникло в результате следующих сделок: договора финансовой аренды (лизинга) имущества N - лот 23 августа 2005 г., заключенного между ООО "У" и ООО "Ф"; договора купли-продажи N от 23 августа 2005 г., заключенного между ООО "У", ООО "Ф" и ИП Д.И.А.; договора поставки N от 6 июня 2007 г., заключенного между ООО "У" и ООО М".

Для целей хранения вышеуказанного станка 15 апреля 2009 г. между ним и Т.В.Е. был заключен договор найма гаража, расположенного по адресу: <...>, в помещении которого был установлен станок. 30 апреля 2009 г. договор найма расторгнут, однако обеспечить вывоз станка он не смог. 1 мая 2009 года гараж, в котором находился принадлежащий ему станок, передан в аренду ИП К.А.Б. В последующем К.А.Б. чинил ему препятствия при попытках забрать станок. При указанных обстоятельствах истец обратился в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении в отношении К.А.Б. уголовного дела по ст. 158 УК РФ по факту совершения им кражи принадлежащего ему станка. В ходе проверки его заявления было установлено, что форматно-раскроечный станок принадлежит ООО "Г", в котором К.А.Б. является директором. Спорный станок приобретен был ООО "Г" у ООО НТЦ "Н", с которым он никаких сделок не совершал, документов на передачу права собственности или уполномочивающих других лиц на отчуждение станка никогда не подписывал. В связи с тем, что спорный станок выбыл из владения собственника помимо его воли, он подлежит возврату из чужого незаконного владения.

В судебном заседании истец и его представитель К.А.В., исковые требования изменили в порядке ст. 39 ГПК РФ, просили истребовать в пользу истца форматно-раскроечный станок GRIGGIO СА-400 Nr N из незаконного владения ООО "Г" и ФБУ ИК-3 УФСИН России по УР, в пользовании которого находится истребуемый станок, при этом суду пояснили следующее. Наименование модели и номер спорного станка были указаны истцом в исковом заявлении исходя из буквального содержания условий договора купли-продажи от 15 декабря 2008 года, заключенного между К.Д.В. и Д.Д.В. (п. 1.2 договора). Вместе с тем указание сторонами в договоре такой модели форматно-раскроечного станка, а также его инвентарного номера следует признать технической опечаткой, допущенной сторонами при составлении договора, поскольку модификации модели с указанием СА-400 "А" не существует в модельном ряде аналогичного типа станков, а номер является заводским и ошибочно именован сторонами договора - физическими лицами - в качестве инвентарного номера, что также следует из совокупности первичных документов собственников станка, предшествующих продавцу Д.Д.В., право собственности которого, основанное на сделках, могло возникнуть лишь на форматно-раскроечный станок GRIGGIO СА-400 Nr N, а не на какой-либо иной станок.

Представители ответчика - ООО "Г" - К.А.Б., действующий на основании Устава, С.А.В., действующий на основании доверенности, исковые требования не признали, суду пояснили, что спорный станок был приобретен ООО "Г" на основании договора поставки с ООО НТЦ "Н" и использовался для изготовления мебели в гаражах, расположенных в ГСК "Д". На день рассмотрения спора станок передан по договору подряда в ФБУ ИК-3. На данном станке работал брат истца - свидетель Е.А.С., в связи с чем ему были известны реквизиты модели станка и его эксплуатационные дефекты. Данные о станке стали известны истцу 26 ноября 2009 года из протокола осмотра места происшествия, осмотр производился в отсутствие представителей ответчика. Истцом не подтверждено возникновение права собственности на станок, а также наличие идентифицирующих признаков.

Представитель ФБУ ИК-3 УФСИН России по УР, привлеченного к участию в деле в качестве соответчика в порядке ст. 40 ГПК РФ, - Ш.Е.В. исковые требования не признала, суду пояснила, что спорный станок находится в пользовании ответчика на основании договора подряда от 20 января 2010 года и акта передачи от 15 апреля 2010 года. На станке отсутствует заводской номер и другие индивидуальные характеристики. Кроме того, истцом не доказана недобросовестность ответчика - ООО "Г".

Представитель ООО НТЦ "Н", извещенный о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, о причинах неявки суду не сообщил, дело рассмотрено в отсутствие представителя третьего лица в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Судом было постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе истец просит решение отменить, считает, что судом неправильно были применены нормы материального и процессуального права; неполно выяснены обстоятельства дела; выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Проверив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения сторон, проверив материалы дела, Судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям.

Из материалов дела усматриваются следующие обстоятельства.

ООО "ГЦ" сообщило суду, что общество является представителем завода-изготовителя, до 2009 года завод серийно производил форматно-раскроечный станок СА-400, станок с модификацией "А" компания не производит и не производила. Форматно-раскроечный станок GRIGGIO СА-400 серийный (заводской) номер N был отгружен заводом-изготовителем в январе 2005 г. (согласно справкам ООО "ГЦ" от 27 июля 2010 г. и от 16 сентября 2010 г. (л.д. 113, 180).

23 августа 2005 г. указанный станок СА-400 был предметом договора финансовой аренды (лизинга) от 23 августа 2005 г. (л.д. 28), заключенного между ООО "У" (лизингодатель) и ООО "Ф" (лизингополучатель).

В свою очередь, ООО "У" приобрел данный станок у индивидуального предпринимателя Д.И.А. по договору купли-продажи от 17 сентября 2005 г. за <...> руб. (л.д. 31).

В последующем на стороне лизингополучателя по заключенному тройственному соглашению от 9 марта 2006 г. о переводе долга и уступке требования по договору от 23 августа 2005 г. произошла замена ООО "Ф" на ООО "М" (л.д. 33 - 34).

После исполнения "М" всех обязательств перед ООО "УБЛ" (ранее был ООО "У") по договору лизинга от 23 мая 2005 г. станок СА-400 поступил в собственность ООО "М" по договору поставки от 6 июня 2007 г. (л.д. 36 - 39).

Далее станок СА-400 был продан ООО "М" его директору Д.Д.В. (л.д. 40), вместе с тем в данном акте Д.Д.В. ошибочно указал станок с модификацией "А" - СА-400 А.

15 декабря 2008 г. Д.Д.В., в свою очередь, продал станок истцу К.Д.В. (договор купли-продажи от 15 декабря 2008 г., акт приема-передачи (л.д. 23, 259, 297). На копии договора (л.д. 23, 259) указано, что продавец Д.Д.В. получил сумму в размере <...> руб. полностью 15 декабря 2008 г., имеется подпись продавца.

Вместе с тем в данном договоре в названии станка указана также ошибочно модификация станка с буквой "А" - СА-400 А.

15 апреля 2009 г. истец заключил договор найма гаража, расположенного в ГСК "Д", блок N, место N с собственником гаража Т.В.Е., перевез станок в данный гараж и производил на нем мебель (л.д. 41).

1 сентября 2010 г. было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении К.А.Б. по факту проверки материалов в ОБЭП N УВД по г. Ижевску от 11 ноября 2009 г. (К.Д.В. обращался с заявлением по факту хищения спорного станка). В постановлении указано, что в действиях К.А.Б. отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ, а усматриваются гражданско-правовые отношения.

Истец считает, что вышеуказанный станок никому не отчуждал, намерен был продать. Вместе с тем К.А.Б. уговорил истца передать ему ключи от арендуемого гаража, где был расположен станок, для того, чтобы поработать на нем до момента приобретения. В апреле 2009 г. он передал К.А.Б. ключи от гаража, который, в свою очередь, заключил с собственником гаража Т.В.Е. договор найма с 1 мая 2009 г. (л.д. 42), а затем вывез станок, указывая, что станок принадлежит ему на праве собственности.

Директор ООО "Г" К.А.Б. считает, что приобрел станок СА-400 на основании договора поставки с ООО НТЦ "Н", оплату произвел по платежному поручению от 7 декабря 2009 г. и использовал его для производства мебели в гаражах, расположенных в ГСК "Д". На день рассмотрения дела станок передан им по договору подряда в ФБУ ИК-3 УФСИН России по УР.

Из материалов дела усматривается, что ответчик приобрел станок согласно договору купли-продажи от 4 мая 2009 г. у ООО НТЦ "Н" (директор Б.С.Ю.). Акт приема-передачи оформлен 4 мая 2009 года. Платежное поручение от 7 декабря 2009 г., оплата произведена за станок в размере <...> руб. (л.д. 70 - 74).

В свою очередь, ООО НТЦ "Н" приобрело станок у ООО "И" (директор С.А.В.) согласно договору купли-продажи от 4 мая 2009 г., товарная накладная и счет-фактура от этой же даты.

Оценивая доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия приходит к выводу, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и судом дана неправильная оценка полученным доказательствам, неправильно применены судом нормы материального права.

В соответствии со ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Согласно ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В соответствии со ст. 302, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Анализ ст. 302 ГК РФ позволяет сделать вывод, что спорный станок, принадлежащий истцу на праве собственности, выбыл из владения истца иным путем помимо его воли.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции необоснованно пришел к выводу о недоказанности истцом факта возникновения и наличия у него права собственности на спорное имущество, суд неправильно оценил обстоятельства передачи Д.Д.В. в адрес К.Д.В. станка и оплаты данного товара.

Так, суд указал, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих факт оплаты стоимости станка по договору, представленная истцом копия договора с распиской Д.Д.В., содержащейся на оборотной стороне договора, не является допустимым доказательством в соответствии со ст.ст. 161, 162 ГК РФ. Оригинал экземпляра договора, представленный истцом, не содержит сведений об оплате передаваемого станка.

Судебная коллегия не может согласиться с данными выводами суда, считает, что истец представил доказательства, подтверждающие оплату им стоимости станка Д.Д.В.

Так, в копии договора купли-продажи станка и в подлинном договоре (приобщенном к материалам дела) в п. 3.2 указано, что оплата товара производится наличными деньгами, о чем при оплате товара продавец выдает покупателю расписку о получении денег.

Отсутствие в оригинале экземпляра договора подписи Д.Д.В. о том, что он получил деньги за станок от истца, не является обстоятельством, подтверждающим отсутствие оплаты. Кроме того, Д.Д.В. в судебном заседании подтвердил факт оплаты товара истцом.

Суд необоснованно посчитал факт возникновения у Д.Д.В. права собственности на станок недоказанным, данный вывод противоречит материалам дела и основан на ненадлежащей оценке судом совокупности представленных доказательств.

Вывод суда о недоказанности истцом наличия индивидуально-родовых признаков у спорного станка не основан на материалах дела.

То обстоятельство, что в договоре финансовой аренды от 23 августа 2005 г. не указано наименование станка и его заводской номер, не является основанием считать, что в аренду передавался другой станок.

Так, в спецификации от 25 августа 2005 г. указан станок СА-400, в договоре лизинга указано, что лизингодатель приобретает станок у ИП Д.И.А., в накладной указан станок GRIGGIO СА-400 (л.д. 32).

То обстоятельство, что в документах Д.Д.В. отсутствует указание на производителя станка - GRIGGIO и что истцу передавался станок СА-400 А, а не СА-400, не является основанием для отказа в удовлетворении требований иска.

Согласно ответу на запрос суда ООО "ГЦ" станков с модификацией "А" компания GRIGGIO не производит и никогда не производила.

Судебная коллегия соглашается с объяснениями истца, что в договоре, заключенном истцом, ошибочно указан станок с буквой "А" - СА-400 А вместо СА-400.

Судом необоснованно не были приняты во внимание показания свидетелей Т.В.Е., Е.А.С., Р.А.В., З.А.Н.

Так, свидетель Т.В.Е., собственник гаража, в котором эксплуатировался станок, подтвердил, что сдавал гараж в 2009 г. К.Д.В., который завез станок и использовал его для производства мебели, затем сдавал гараж К.А.Б..

Свидетели Е.А.С., Р.А.В., З.А.Н. подтвердили то обстоятельство, что сначала работали на К.Д.В., затем в том же гараже, но только уже под руководством К.А.Б. (директора ООО "Г").

Факт нахождения спорного станка у К.А.Б. подтверждается результатами оценки спорного имущества от 7 декабря 2009 г. ООО "В" (л.д. 15 - 22) и протоколом осмотра места происшествия от 29 ноября 2009 г. (л.д. 97), составленного оперуполномоченным ОМ N 4 УВД г. Ижевска Б.С.А., содержащим указание на модель и номер станка, место его нахождения в гараже N место N в кооперативе "Д", арендуемом в то время К.А.Б.

Вышеуказанные обстоятельства подтверждают, что спорный станок, который истец передал во временное пользование К.А.Б., находился во владении К.А.Б., что не оспаривал и сам К.А.Б. при рассмотрении дела.

Довод жалобы о том, что суд не разрешил вопрос о добросовестности либо недобросовестности приобретателя станка - ООО "Г" - является ошибочным, указанное обстоятельство не входит в предмет доказывания, поскольку ст. 302 ГК РФ предусматривает истребование имущества у добросовестного приобретателя.

Вместе с тем из материалов дела, пояснений сторон, показаний свидетелей можно сделать вывод, что ООО "Г" не является добросовестным приобретателем имущества.

Так, ООО "Г" в лице директора К.А.Б., который является единственным учредителем ООО "Г", должен был знать об отсутствии у лица, якобы продавшего ему спорное имущество, права на отчуждение станка, так как знал о том, что к моменту совершения сделки имелись притязания истца К.Д.В. в отношении спорного станка, о которых ему было известно.

Признавая ООО НТЦ "Н" правомочным отчуждателем спорного имущества в адрес ООО "Г", суд неправильно применил положения ст. 183 ГК РФ.

Оспаривая законность приобретения гаража ответчиком, истец представил в материалы дела доказательства фиктивности сделки по отчуждению данного станка ООО "И" в адрес ООО НТЦ "Н", а именно объяснения, отобранные в ходе проверки сообщения о преступлении в УВД у директора ООО "И" С.А.В. (л.д. 255).

Из которых следовало, что фирма ООО "И" оформлена на него в декабре 2008 г., он нашел объявление в газете и за каждое оформление фирмы ему платили <...> руб., на него оформлено 20 фирм, имеющих большие суммы задолженности перед кредиторами и невыплаченные налоги. Каких-либо договоров, накладных и счетов-фактур, касающихся отчуждения спорного станка в адрес ООО НТЦ "Н" он не подписывал, подпись в документах выполнена не им.

В суде свидетель С.А.В. также подтвердил данные обстоятельства (л.д. 332), указал, что ООО "И" никогда в собственности станков не имело и никому не отчуждало, он директора ООО НТЦ "Н" Б.С.В., не знает. Кроме того, пояснил, что является директором порядка 42 фирм.

Кроме того, согласно выписке из реестра ЕГРЮЛ (л.д. 287) единственным учредителем ООО "И" является С.А.В., руководителем являлся Б.С.Ю., с 6 февраля 2009 г. руководителем данного общества являлся С.А.В.

В материалах дела имеется устав ООО НТЦ "Н", который утвержден 10 декабря 2009 г. решением учредителя ООО НТЦ "Н" Б.С.Ю.

Вышеуказанные обстоятельства подтверждают тот факт, что Б.С.Ю. принимал участие в руководстве ООО "И" и ООО НТЦ "Н" и должен был знать, что станок его предприятие не покупало и не продавало.

Данными доказательствами о фиктивности документов, подписанных между ООО "И" (от имени директора С.) и ООО НТЦ "Н" (от имени директора Б.С.Ю.), непосредственно подтверждается факт отсутствия у ООО "И" и ООО НТЦ "Н" статуса собственника станка и, соответственно, незаконность владения спорным станком ООО "Г".

Отказывая в удовлетворении требований иска, суд указал, что заключенная между ООО "И" и ООО НТЦ "Н" сделка никем не оспорена, незаключенной или недействительной не признана.

Поскольку добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права его отчуждать, последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация). Следовательно, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите с использованием механизма, установленного пунктами 1 и 2 ст. 167 ГК РФ.

Таким образом, для применения ст. 302 ГК РФ не требуется признания сделок, в результате которых был приобретен ответчиком станок, недействительными либо незаключенными.

Судом неправильно были применены положения ст. 183 ГК РФ, устанавливающие последствия совершения сделки неуполномоченным лицом. Судом не было учтено, что вышеуказанная сделка выполнена не от имени представителя, а от имени директора ООО "И" С.А.В., подпись в документах С. была оспорена. Каких-либо доказательств, подтверждающих, что данная подпись выполнена кем-либо из представителей ООО "И" у суда фактически не имелось, поскольку ни в одном из документов нет ссылки на то, что названный документ подписывается не директором, а представителем.

Судебная коллегия считает, что по делу необходимо вынести новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся в деле доказательств.

Требования истца об истребовании имущества из чужого незаконного владения необходимо удовлетворить, обязать ООО "Г" и ФБУ ИК-3 УФСИН России по УР передать станок К.Д.В.

Необходимо удовлетворить и требования истца о взыскании расходов на оплату услуг представителя в размере <...> руб. и взыскать их с ООО "Г", поскольку решение суда вынесено в пользу истца.

Оплата услуг представителя подтверждается договором об оказании юридических услуг и квитанцией об оплате данных услуг (л.д. 50, 296).

Судебная коллегия считает, что размер расходов на оплату услуг представителя заявлен в соответствии с требованиями ст. 100 ГПК РФ в разумных пределах, соотносим с объемом защищаемого права, сложностью дела.

Кроме того, в соответствии со ст. 98 ГПК РФ необходимо взыскать с ответчика - ООО "Г" в пользу истца госпошлину в размере <...> руб., которую истец уплатил при подаче искового заявления. Всего при подаче иска истец должен был уплатить госпошлину в размере <...> руб. (цена иска <...> руб.), госпошлину в размере <...> руб. взыскать с ООО "Г" в доход местного бюджета.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 7 декабря 2010 г. отменить, по делу вынести новое решение.

Исковые требования К.Д.В. к ООО "Г", ФБУ ИК-3 УФСИН России по УР об истребовании в его пользу форматно-раскроечного станка GRIGGIO СА-400 Nr N из незаконного владения ООО "Г" и ФБУ ИК-3 УФСИН России по УР удовлетворить.

Обязать ООО "Г" и ФБУ ИК-3 УФСИН России по УР передать К.Д.В. форматно-раскроечный станок GRIGGIO СА-400 Nr N, находящийся в пользовании ФБУ ИК-3 УФСИН России по УР.

Взыскать с ООО "Г" в пользу К.Д.В. расходы по оплате услуг представителя в размере <...> руб. и госпошлину в размере <...> руб.

Взыскать с ООО "Г" в доход местного бюджета государственную пошлину в размере <...> руб.

Кассационную жалобу К.Д.В. - удовлетворить.

 

Председательствующий

Л.Н.КОРОБЕЙНИКОВА

 

Судьи

И.Л.ГЛУХОВА

Т.В.ШАРОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь