Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. по делу N 33-2529

 

Судья: Чурсина С.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Огановой Э.Ю.

и судей Вишняковой Н.Е., Дедневой Л.В.

при секретаре М.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Вишняковой Н.Е.

дело по кассационной жалобе представителя К. - Н. на решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 18 октября 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении иска К. к К.Т. о признании договора дарения недействительным, исключении записи об отчуждении, аннулировании свидетельства о регистрации права, отказать.

 

установила:

 

К. обратилась в суд с иском к К.Т. о признании договора дарения недействительным, исключении записи об отчуждении, аннулировании свидетельства о регистрации права, ссылаясь на то обстоятельство, что 15 июня 2007 года, К. заключила с К.Т. договор дарения трехкомнатной квартиры N <...>, расположенной в доме <...> по ул. <...> г. <...>. Однако истец утверждает, что, являясь пожилым человеком, требующим постоянного ухода, и имея сложные отношения с ответчиком, не желала передавать ответчику квартиру по договору дарения. Кроме данной квартиры у истца не имеется другого жилья, поэтому она имела намерение передать квартиру только на условиях пожизненного содержания с иждивением, гарантируемого права пожизненного проживания в данной квартире, полного медицинского и бытового ухода за ней со стороны ответчика, а также оплаты затрат по содержанию квартиры. Истец полностью доверяла ответчику и Ф., которые воспользовались ее доверием и, пообещав произвести отчуждение квартиры на условиях пожизненного содержания с иждивением, поменяли первые страницы договора, распечатав на обратной стороне последнего подписанного листа договора пожизненного содержания с иждивением на договор дарения. Для совершения данной подмены договоров, Ф., пользуясь доверием истца, попросил истца выдать на имя его знакомого Е., нотариальную доверенность, на совершение регистрационных действий, что она и сделала, в связи с чем, истец не могла вовремя обнаружить подмены текста договора.

Истцу, юридически неграмотному человеку, было сложно обнаружить обман, документы после отчуждения квартиры она не видела, а ответчик до конца 2009 года выполняла обязанности по медицинскому и бытовому уходу за ней, не давая повода усомниться в подмене договоров.

Таким образом, истец просила суд признать договор дарения недействительным, исключить записи об отчуждении, аннулировать свидетельства о регистрации права.

Истец в судебное заседание явилась, требования поддержала, пояснила суду, что доверенность на Е. подписывала лично, но читала доверенность невнимательно, поэтому не видела, что в тексте доверенности указано о представлении интересов именно по переходу права собственности на основании договора дарения.

Представитель истца в судебное заседание явился, требования поддержал.

Ответчик К. в судебное заседание явилась, исковые требования, согласно ее письменному заявлению признала в полном объеме. Однако пояснила суду, что она не хотела обманывать истца и никогда ее не обманывала, что она сама не знала о подмене листа договора. Также пояснила суду, что так же как и истец, доверенность на Е. подписывала лично, но читала доверенность невнимательно, поэтому тоже не видела, что там написано о предоставлении ее интересов именно по переходу права собственности на основании договора дарения.

Представитель ответчика в судебное заседание явился, поддержал позицию ответчика.

Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого в кассационной жалобе просит представитель К. - Н.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя К. - Н., объяснения представителя К.Т. - А., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Согласно статье 179 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Как усматривается из материалов дела, 15 июня 2007 года К. заключила с К.Т. договор дарения трехкомнатной квартиры N <...>, расположенной в доме <...> по ул. <...>.

Согласно п. 7 договора дарения и истцу и ответчику были разъяснены и понятны статьи действующего законодательства, договор дарения в трех экземплярах был подписан собственноручно самими истцом и ответчиком.

В материалах дела также имеется доверенность, выданная лично К. гражданину Е., заверенная нотариально и.о. нотариуса Москвы С., подписанная лично истцом, что не оспаривалось ей в судебном заседании.

Согласно данной доверенности, истец доверила Е. быть ее представителем по вопросу регистрации перехода права собственности и договора дарения ответчику К.Т.

В материалах дела имеется также доверенность на Е., выданная ответчиком К.Т. в тот же день, и, как пояснила суду ответчик, она подписывала доверенность лично.

Рассматривая дело по существу, суд первой инстанции обоснованно не принял во внимание доводы истца, согласно которым К. не желала передавать ответчику квартиру по договору дарения, поскольку имела намерение передать квартиру только на условиях пожизненного содержания с иждивением, а также что данная сделка была совершена под влиянием обмана со стороны ответчика и некоего Ф., поскольку данные обстоятельства не подтверждены соответствующими доказательствами со стороны истца.

Также суд первой инстанции правомерно посчитал необоснованными доводы ответчика, согласно которым она также невнимательно читала доверенность и из-за невнимательности не усмотрела сути текста о представлении ее интересов именно по переходу права собственности на основании договора дарения.

В ходе рассмотрения дела ответчиком, изначально не признававшей исковые требования по тем основаниям, что она никогда не хотела обманывать истца и не обманывала ее, так как сама не знала о подмене листов договора, было заявлено устно и в письменном заявлении о признании иска в полном объеме. Однако ответчик настаивала на том, что с ее стороны никакого обмана истца при заключении договора не было.

Судебная коллегия полагает необходимым отметить, что и истцом, и ответчиком были выданы доверенности, заверенные нотариусом, подписанные сторонами лично, что не оспаривалось ими в судебном заседании. Согласно данных доверенностей, стороны доверили Е. быть их представителем по вопросу регистрации перехода права собственности и договора дарения ответчику К.Т. Доказательств того, что стороны из-за своей невнимательности не видели, что указано в доверенности о представлении их интересов по переходу права собственности на основании договора дарения, а не договора пожизненного содержания с иждивением, суду первой инстанции представлено не было.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, согласно которому указанные доказательства свидетельствует о том, что истец добровольно подписывала документы, необходимые для регистрации договора дарения и не могла не знать о том, какую именно сделку она совершает.

Принимая во внимание изложенное, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что договор дарения квартиры от 15 июня 2007 года, заключен в соответствии с требованиями закона, данный договор был зарегистрирован и оснований для признания данного договора недействительным не имеется.

В кассационной жалобе представитель истца указывает на то обстоятельство, что судом первой инстанции не были применены положения статьи 178 ГК РФ, согласно пункту 1 которой сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, в адрес суда представителем истца было направлено ходатайство в порядке статьи 39 ГПК РФ, согласно которому представитель указал на обстоятельства, свидетельствующие, по мнению истца, о совершении сделки под влиянием обмана со стороны Ф.

В поданном ходатайстве (л.д. 132 - 133) указано на то обстоятельство, что основанием искового заявления следует считать не положения статьи 178 ГК РФ, указанные ранее в исковом заявлении, а статьи 179 ГК РФ, в соответствии с которой сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

В соответствии с частью 1 статьи 39 ГПК РФ истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением.

Принимая во внимание то обстоятельство, что суд принимает решение по заявленным требованиям и по основаниям, указываемым истцом в обоснование заявленного иска, учитывая также, что истцом самостоятельно, посредством подачи ходатайства в порядке статьи 39 ГПК, была произведена замена правового основания искового заявления, судебная коллегия не находит оснований для признания данного довода состоятельным.

На заседании судебной коллегии представитель истца также указал на необоснованность выводов суда первой инстанции относительно отказа в принятии признания иска ответчиком.

В соответствии с частью 2 статьи 39 ГПК РФ, суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Как следует из материалов дела, между К.Т. ("Заемщиком") и Коммерческим банком "Москоммерцбанк" (ООО) ("Кредитором") заключен кредитный договор N 99-05921-КД-2007 от 17 августа 2007 года, согласно пункту 1.1 которого Кредитор предоставил Заемщику кредит в размере 70 000 долларов США сроком на 242 месяца на условиях указанного кредитного договора (л.д. 53 - 57).

В соответствии с пунктом 1.4.1 Кредитного договора, обеспечением исполнения обязательств Заемщика по указанному договору, в числе прочего, является ипотека квартиры, расположенной по адресу: <...>.

Факт нахождения указанной квартиры в залоге у кредитора подтверждается также договором ипотеки квартиры от 17 августа 2007 года, согласно которому К.Т. передала КБ "Москоммерцбанк" в залог указанное жилое помещение в обеспечение своих обязательств по Кредитному договору.

Учитывая изложенные обстоятельства, а также тот факт, что признание иска непосредственно затрагивает права залогодержателя и кредитора К.Т. - ООО КБ "Москоммерцбанк", суд первой инстанции обоснованно не принял признание иска ответчиком.

Изучение материалов дела не дает оснований признать состоятельными доводы кассационной жалобы для отмены решения суда. В решении суда отражены указанные ответчиком в подтверждение своей позиции доводы и судом дана оценка установленному в результате их проверки.

Доводы кассационной жалобы направлены к иной оценке собранных по делу доказательств и на иное толкование норм права и не содержат обстоятельств, опровергающих выводы суда и нуждающихся в дополнительной проверке.

Нарушений норм материального или процессуального права, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия -

 

определила:

 

решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 18 октября 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь