Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. по делу N 33-2576

 

Судья: Астахова Т.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Строгонова М.В.,

судей Дубинской В.К., Суминой Л.Н., с участием прокурора Любимовой И.Б., при секретаре Ч., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Суминой Л.Н. дело по кассационной жалобе представителя ДЖП и ЖФ г. Москвы по доверенности Г. на решение Тушинского районного суда г. Москвы от 01 октября 2010 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы к Б., действующему за себя и как законный представитель несовершеннолетнего сына Б.Е., о признании договора социального найма жилого помещения, договора передачи жилого помещения в собственность недействительными, исключении записи регистрации права собственности, выселении отказать,

 

установила:

 

Департамент жилищной политики и жилищного фонда города Москвы обратился в суд с исковым заявлением к Б., действующему за себя и как законный представитель несовершеннолетнего сына Б.Е., о признании договора социального найма жилого помещения, договора передачи жилого помещения в собственность недействительными, исключении записи регистрации права собственности, выселении и, уточнив свои требования, полагали необходимым признать недействительными договор N <...> от 29.01.2001 г. социального найма жилого помещения, расположенного по адресу: <...>, договор передачи указанного жилого помещения в собственность N <...> от 27.03.2007 г., исключить записи регистрации права собственности ответчиков на указанного жилое помещение, выселить Б. и его несовершеннолетнего сына Б.Е. из указанного жилого помещения, ссылаясь на то, что предоставление вышеназванной спорной двухкомнатной квартиры по договору социального найма Б. не соответствовало действующему на тот момент жилищному законодательству, данный договор заключен под влиянием обмана, на основании чего впоследствии произошло заключение договора передачи жилого помещения в собственность.

Одновременно ДЖП и ЖФ г. Москвы просил суд восстановить пропущенный срок исковой давности по заявленным исковым требованиям к ответчикам, так как истец в период с 23.05.2008 года и до момента обращения в суд принимал меры по урегулированию данного вопроса во внесудебном порядке. При этом, 23.05.2008 года в адрес ДЖП и ЖФ г. Москвы поступило постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а 10.09.2009 года ДЖП и ЖФ г. Москвы подал исковое заявление в суд.

В судебном заседании представитель истца по доверенности Г. исковые требования поддержала в полном объеме.

Представитель ответчика по доверенности адвокат Б.К., исковые требования ДЖП и ЖФ г. Москвы не признал в полном объеме, указав на то, что исковые требования незаконны, необоснованны и, в порядке ст. 199 ГК РФ, заявил о пропуске истцом срока исковой давности по требованию о признании недействительным договора социального найма жилого помещения и на основании требований ст. 181 ГК РФ, просил суд в удовлетворении этого требования, отказать. Обратил внимание на то, что срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска.

Третьи лица без самостоятельных требований С., С.М., С.Е. о времени и месте судебного заседания извещены по последнему известному месту жительства, в суд не явились.

Представитель третьего лица Муниципалитета внутригородского муниципального образования Митино в городе Москве, будучи извещенным о времени и месте судебного заседания, в суд не явился, направил письменный отзыв, в соответствии с которым просил рассмотреть дело в его отсутствие, вынести решение с учетом интересов несовершеннолетнего ребенка.

Представитель третьего лица Управления Росреестра по Москве также в суд направил письменный отзыв на иск с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого, как незаконного, просит представитель ДЖП и ЖФ г. Москвы по доверенности Г. по доводам кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив возможность рассмотрения дела в отсутствие не явившихся участников процесса, извещенных о месте и времени судебного заседания, выслушав объяснения представителя ответчика по доверенности адвоката Б.К., обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав заключение прокурора, полагавшего необходимым решение суда первой инстанции оставить без изменения, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями законодательства.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, распоряжением префекта СЗАО г. Москвы N 30 рн от 11.01.2001 года семье из 5-ти человек (С., С.М., С.Е., Б. и П.) в связи со сносом жилого дома по адресу: <...> было предоставлено три квартиры, а именно: С. и ее младшей дочери С.М. была предоставлена двухкомнатная квартира по адресу: <...>; С.Е. - однокомнатная квартира по адресу: <...>; а ответчику Б. и его бабушке П. - двухкомнатная квартира N 49, расположенная по <...>.

На спорную двухкомнатную квартиру, которая передавалась для проживания Б. и его бабушки П., договор социального найма 29.01.2001 года как наниматель заключал Б., который вышеуказанному адресу был зарегистрирован с 27.03.2001 года совместно с членом своей семьи бабушкой П., а 08.02.2005 года зарегистрировал по месту жительства своего сына Б.Е., <...> года рождения.

На основании свидетельства о смерти, выданного повторно 12.04.2006 года, 13.02.2007 года П. была снята с регистрационного учета в связи со смертью 28.03.2000 года. 27.03.2007 года был заключен договор передачи спорного жилого помещения в общую долевую собственность Б. и его несовершеннолетнему сыну Б.Е.

Из договора социального найма жилого помещения N <...> усматривается, что он подписан ДЖП и ЖФ г. Москвы и Б. 29.01.2001 года и в тот же день учтен, о чем свидетельствует оттиск штампа на нем.

В порядке ст. 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

По смыслу ст. 181 ГК РФ, срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Руководствуясь вышеназванными нормами закона, положениями ст. 433 ГК РФ, суд верно указал на то, что данная сделка начала исполняться в день ее заключения, то есть 29.01.2001 года, тогда как ДЖП и ЖФ г. Москвы обратился с иском в суд 10.09.2009 года, то есть более чем через 8 лет после начала исполнения сделки - договора социального найма жилого помещения, пропустив срок исковой давности, установленный ч. 1 ст. 181 ГК РФ, для применения последствий недействительности ничтожной сделки.

При вынесении решения судом первой инстанции дана надлежащая оценка доводам истцовой стороны о том, что о смерти П.Н. ДЖП и ЖФ г. Москвы стало известно не ранее момента снятия умершей с регистрационного учета - 13.02.2007 года, а более точно - с момента обращения истца в органы милиции с просьбой о проведении проверки по факту неправомерных действий Б. при получении квартиры в 2001 году, то есть 09.04.2008 года, поскольку и с учетом указанных дат истец обратился в суд более чем через год, то есть с пропуском срока исковой давности, установленным ч. 2 ст. 181 ГК РФ, для оспоримой сделки.

Кроме того, в нарушение ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, доказательств того, что договор социального найма спорного жилого помещения заключен под влиянием обмана со стороны Б., истцом суду не представлено.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции учел представленные в настоящее гражданское дело материалы об отказе в возбуждении уголовного дела N 438/4312 от 28.04.2008 г., из которого следует, что в ходе проверки заявления Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы в СЗАО о неправомерных действиях Б. установлено, что на момент получения спорной квартиры последний не знал о смерти П. (л.д. 106 - 129), на основании чего в возбуждении уголовного дела отказано в связи с отсутствием в действиях Б. состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ (л.д. 127 - 129).

В силу ч. 2 и 3 ст. 199 ГК РФ, исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Суд первой инстанции также правомерно руководствовался разъяснениям, данным в пункте 26 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 г. и 15.11.2001 г. N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для восстановления этого срока не имеется, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Исходя из изложенного, суд пришел к правильному выводу о том, что истец пропустил установленный законом срок обращения за восстановлением нарушенного права.

В соответствии со ст. 205 ГК РФ, в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Указанная норма закона, с учетом разъяснений, содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 февраля 1995 года N 2/1 (пункт 12), Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 года и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001 года N 15/18 (пункт 26), предусматривает возможность восстановления срока исковой давности в исключительных случаях и только в отношении физических лиц, при этом срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, а также гражданином-предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска.

Обсуждая заявленное представителем Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы ходатайство о восстановлении срока исковой давности, суд обоснованно отклонил ссылки его на то, что истец в период с 23.05.2008 года и до момента обращения в суд с иском принимал меры по урегулированию данного вопроса во вне судебном порядке, направлял Б. письма о добровольном расторжении договора социального найма помещения и договора передачи спорного жилого помещения в собственность ответчиков, поскольку такие обстоятельства, учитывая, что истец является юридическим лицом, не являются уважительными причинами пропуска срока.

В связи с пропуском истцом срока исковой давности на предъявление требования о признании недействительным договора социального найма N <...> от 29.01.2001 г. спорного жилого помещения, а исковые требования о признании недействительным договора передачи спорного жилого помещения в собственность ответчикам, выселении и исключении записи регистрации права из ЕГРП могут быть удовлетворены только при условии удовлетворения названного искового требования, поскольку правовыми основаниями к заключению договора передачи спорного жилого помещения в собственность и регистрации права собственности являлся договор социального найма, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении иска в полном объеме.

Доводы кассационной жалобы аналогичны доводам представителя истца, приведенным при рассмотрении дела в суде первой инстанции, не содержат указаний на обстоятельства, которые могли бы служить основанием к отмене обжалуемого решения, направлены на иное толкование норм действующего законодательства и переоценку собранных по делу доказательств, которым суд дал надлежащую оценку.

При вынесении решения суд правильно определил юридически значимые обстоятельства. Установленные обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными судом доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку, выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам, нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Тушинского районного суда г. Москвы от 01 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь