Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 2011 г. N 22-237/2011

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи - Перфильева Г.В.,

судей Котовой С.Я. и Теске Н.А.,

при секретаре К.,

рассмотрела 9 февраля 2011 года в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам адвоката Яковлева А.Е. и осужденной М. на приговор Тихвинского городского суда Ленинградской области от 8 декабря 2010 года, которым

М., <...>, ранее не судимая, <...>,

осуждена:

по ч. 3 ст. 159 УК РФ (преступление, совершенное в период с 30.09.2009 года по 15.03.2010 года) к штрафу в размере 100 000 (сто тысяч) рублей;

по ч. 3 ст. 159 УК РФ (преступление, совершенное в период с 28.10.2009 года по 15.03.2010 года) к штрафу в размере 100 000 (сто тысяч) рублей;

по ч. 1 ст. 292 УК РФ к штрафу в размере 2 500 (две тысячи пятьсот) рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено М. наказание в виде штрафа в размере 120 000 (сто двадцать тысяч) рублей с рассрочкой выплаты равными частями ежемесячно не позднее последнего дня каждого месяца в течение двух лет.

М. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу.

Заслушав доклад судьи Котовой С.Я., мнение прокурора Григоряна Д.К., полагавшего приговор Тихвинского городского суда оставить без изменения, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

установила:

 

М. признана виновной в том, что дважды совершила мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, с использованием своего служебного положения.

Она же осуждена за служебный подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений из корыстной заинтересованности.

Преступления, согласно приговору, совершены ею при следующих обстоятельствах.

М., являясь менеджером по персоналу <...> расположенного в <...>, и выполняя в соответствии с трудовым договором и должностной инструкцией организационно-распорядительные функции, в том числе оформление приема, перевода и увольнения работников, из корыстных побуждений, путем обмана, используя свое служебное положение, 30 сентября 2009 года оформила на работу своего сына <ФИО4> на вакантную должность педагога дополнительного образования подросткового клуба <...>. С момента устройства на работу и до увольнения, 15 марта 2010 года, <ФИО4> свои трудовые обязанности не выполнял, а М., достоверно зная об этом, получала начисляемую <ФИО4> заработную плату и другие выплаты, похитив таким образом 9 ноября 2009 года - <...> 10 декабря 2009 года - <...> <...>, 30 декабря 2009 года - <...>, 10 февраля 2010 года - <...>, 9 марта 2010 года - <...>, всего совершив хищение денежных средств на сумму <...>, принадлежащих МО <...>.

Она же, являясь менеджером по персоналу <...> расположенного в <...>, и выполняя в соответствии с трудовым договором и должностной инструкцией организационно-распорядительные функции, в том числе оформление приема, перевода и увольнения работников, из корыстных побуждений, путем обмана, используя свое служебное положение, 28 октября 2009 года оформила на работу своего сына <ФИО4> на вакантную должность специалиста по работе с молодежью объединения подростковых клубов. С момента устройства на работу и до увольнения, 15 марта 2010 года, <ФИО4> свои трудовые обязанности не выполнял, а М., достоверно зная об этом, получала начисляемую <ФИО4> заработную плату и другие выплаты, похитив таким образом, 10 декабря 2009 года - <...> 30 декабря 2009 года - <...>, 10 февраля 2010 года - <...>, 9 марта 2010 года - <...>, а всего - <...> принадлежащих Муниципальному образованию <...>.

Она же, являясь менеджером по персоналу <...> расположенного в <...>, то есть должностным лицом, выполняющим организационно-распорядительные функции, действуя умышленно и из корыстной заинтересованности, 1 октября 2009 года, с целью незаконного получения денежных средств, заполнила трудовую книжку N <...> на имя <ФИО4>, которая является официальным документом, и внесла в нее заведомо ложные, не соответствующие действительности, сведения о приеме <ФИО4> на должность педагога дополнительного образования подросткового клуба <...>.

В кассационной жалобе адвокат Яковлев А.Е. не согласен с приговором суда, просит его изменить, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона и нарушением уголовно-процессуального закона, применить к осужденной уголовный закон о менее тяжком преступлении и снизить наказание в соответствии с измененной квалификацией.

В обоснование жалобы указывает, что М. в соответствии со своей должностной инструкцией не обладала организационно-распорядительными функциями. Находясь в непосредственном подчинении у директора <...> <ФИО8>, в свою очередь подчиненных не имела, занималась чисто технической работой, никаких руководящих полномочий не осуществляла. Суд ошибочно отнес к организационно-распорядительным функциям такие обязанности М., как оформление приема, перевода и увольнения работников, формирование и ведение личных дел работников, внесение в них изменений, связанных с трудовой деятельностью, заполнение, учет и хранение трудовых книжек, что является, на самом деле, технической работой.

Адвокат полагает, что действия М. неправомерно квалифицированы как следствием, так и судом по ч. 3 ст. 159 УК РФ и по ч. 1 ст. 292 УК РФ, в связи с тем, что она, как менеджер по персоналу, не обладает признаками должностного лица и, при этом, не является муниципальным служащим, а потому ее действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 159 УК РФ, а состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 292 УК РФ в ее действиях отсутствует, так как она не является специальным субъектом, то есть должностным лицом.

В кассационной жалобе осужденная М. указывает, что в соответствии со своей должностной инструкцией не обладала организационно-распорядительными функциями, включающими в себя, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий. Находясь в непосредственном подчинении у директора <...> <ФИО8>, она подчиненных не имела, занималась чисто технической работой, никаких руководящих полномочий не осуществляла.

Полагает, что суд ошибочно отнес к организационно-распорядительным функциям такие обязанности, как оформление приема, перевода и увольнения работников, формирование и ведение личных дел работников, внесение в них изменений, связанных с трудовой деятельностью, заполнение, учет и хранение трудовых книжек, что является чисто технической работой.

Считает, что ее действия неправомерно квалифицированы как следствием, так и судом по ч. 3 ст. 159 УК РФ и по ч. 1 ст. 292 УК РФ, в связи с тем, что она, как менеджер по персоналу, не обладает признаками должностного лица и не является муниципальным служащим. Просит разобраться в деле и изменить приговор.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель <ФИО6> считает приговор законным и обоснованным просит оставить его без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит, что выводы суда о доказанности вины М. в инкриминируемых ей преступлениях соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Судом установлено, что М., являясь менеджером по персоналу <...> и выполняя в соответствии с трудовым договором и должностной инструкцией организационно-распорядительные функции, в том числе оформление, прием, перевод и увольнение работников, из корыстных побуждений, путем обмана, используя свое служебное положение, 30 сентября 2009 года оформила на работу своего сына <ФИО4> на вакантную должность педагога дополнительного образования подросткового клуба <...> и который свои трудовые обязанности не выполнял, 28 октября 2009 года она оформила сына на вакантную должность специалиста по работе с молодежью объединения подростковых клубов, который свои обязанности также не выполнял, а она, зная об этом, получала начисляемую на сына заработную плату и другие выплаты, похитив, таким образом, денежные средства в сумме <...>, принадлежащие Муниципальному образованию <...>.

Сама М. не отрицала факт совершения мошенничества, однако полагала, что она не обладала организационно-распорядительными функциями, занималась чисто технической работой.

Вина М., кроме частичного признания вины самой осужденной, доказана показаниями представителя потерпевшего <ФИО7>, юрисконсульта администрации <...> о том, что в период с 1 сентября 2009 года по 31 марта 2010 года М. было совершено хищение бюджетных денежных средств в размере <...>.

Указанные обстоятельства подтвердил свидетель <ФИО8>, директор <...> который показал, что в конце сентября 2009 года к нему обратилась менеджер по персоналу М. с просьбой о трудоустройстве ее сына <ФИО4> на вакантную должность педагога дополнительного образования клуба <...> на 0,5 ставки. М. предоставила заявление от имени сына, предварительно согласованное с руководителем структурного подразделения <ФИО9>, которое он подписал. М. подготовила все необходимые документы и приказ для приема на работу <ФИО4>, которые он подписал и передал ей. Спустя месяц она вновь обратилась к нему с просьбой об устройстве на работу ее сына на 0,5 ставки на должность специалиста по работе с молодежью по совместительству. Он не возражал против этого. Поскольку он доверял М., с ее сыном он не встречался, впоследствии узнал, что <ФИО4> к работе не приступал, заработную плату за сына ежемесячно получала М., которая внесла в трудовую книжку сына запись о приеме его на работу в <...>.

Свидетель <ФИО9>, руководитель объединения подростковых клубов <...>, подтвердила, что осенью 2009 года к ней подошла менеджер по персоналу М. и сказала, чтобы она включила в табель учета рабочего времени ее сына <ФИО4>, заявив, что он принят на работу в подростковый клуб <...> и это согласовано с руководством <...>. Она выполнила ее указание, однако не знала, что <ФИО4> не выполнял свою работу.

Из показаний свидетеля <ФИО10>, главного бухгалтера <...> усматривается, что с октября 2009 года по март 2010 года зарплату за <ФИО4>, числившегося на должности педагога дополнительного образования и по совместительству специалиста по работе с молодежью, получала его мать М. по рукописной доверенности, всего ею было получено <...>.

Указанные обстоятельства подтвердили свидетели <ФИО11> и <ФИО12>, работающие бухгалтерами <...>.

В суде в порядке ст. 281 УПК РФ были оглашены показания свидетеля <ФИО4>, из которых видно, что он не работал ни на каких должностях в <...>.

Заключениями экспертов установлено, что подписи на заявлении о приеме на работу и на доверенности от имени <ФИО4> выполнены М.

Доводы жалоб об отсутствии в действиях М. квалифицирующего признака мошенничества "использование служебного положения" и состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, являются несостоятельными.

По смыслу закона под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества следует понимать не только должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к статье 285 УК РФ, а также государственных и муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, и иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к статье 201 УК РФ.

Если специалист, работающий в муниципальном учреждении, наряду или в связи с осуществлением сугубо профессиональных и технических обязанностей исполняет организационно-распорядительные функции, в случае их нарушения несет ответственность как должностное лицо.

Государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц, несут уголовную ответственность за преступления против службы в органах местного самоуправления и за служебный подлог.

Из материалов дела видно, что М. работала менеджером по персоналу в муниципальном учреждении, в связи с чем довод жалобы о том, что М. не являлась муниципальным служащим является необоснованным и опровергается материалами дела.

В соответствии с должностной инструкцией она, помимо прочих обязанностей, осуществляла контроль за своевременным исполнением приказов, распоряжений, поручений директора <...>, вела учет личного состава и структурных подразделений <...>, в ее обязанности входило выдавать справки о настоящей и прошлой трудовой деятельности, контролировать сдачу табелей учета рабочего времени, осуществлять контроль за соблюдением трудовой дисциплины в подразделениях <...> и соблюдением работниками правил внутреннего распорядка.

Данные полномочия М., вопреки доводам кассационных жалоб, обоснованно расценены судом как организационно-распорядительные функции.

В соответствии с п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 16 октября 2009 года "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий", в случаях, когда лицо в связи с исполнением своих служебных обязанностей внесло в официальные документы ложные сведения либо исправления, искажающие их действительное содержание, содеянное должно быть квалифицировано по статье 292 УК РФ.

Суд, исследовав добытые по делу доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о виновности М. в инкриминируемых ей преступлениях и правильно квалифицировал ее действия по ч. 3 ст. 159 УК РФ (два преступления) и ч. 1 ст. 292 УК РФ.

При назначении наказания суд учел характер, степень общественной опасности совершенных М. преступлений, личность виновной, все обстоятельства дела, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи.

Обстоятельством, смягчающим наказание, суд обоснованно признал добровольное возмещение причиненного ущерба.

Отягчающих наказание обстоятельств не установлено.

Другие вопросы в приговоре разрешены в соответствии с действующим законодательством.

При таких обстоятельствах оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

определила:

 

приговор Тихвинского городского суда Ленинградской области от 8 декабря 2010 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденной М. и адвоката Яковлева А.Е. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь