Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 2011 г. по делу N 22-486/2011

 

Судья Тишечко М.О.

Докладчик судья Колесник Г.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Колесник Г.И.

судей Левшаковой Т.Д., Сергеевой Е.А.

при секретаре Б.Т.

рассмотрела в судебном заседании от 9 февраля 2011 г. кассационные жалобы адвокатов Кунгурцевой М.Н., Бойковой Л.А. и кассационное представление государственного обвинителя Шкуренкова А.В.

на приговор Ленинского районного суда г. Новосибирска от 18 ноября 2010 г., которым

А.,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Д.Н.Н.,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В.,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать солидарно с А., Д.Н.Н., В. в пользу Д.Н.С. в счет возмещения материального ущерба 2648 рублей, компенсацию морального вреда в размере 20000 рублей, судебные расходы за услуги представителя - 15000 рублей.

А., Д.Н.Н., В. признаны виновными и осуждены за разбой, то есть нападение на Д.Н.С. в целях хищения его имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено ими при обстоятельствах, установленных приговором суда.

В судебном заседании подсудимые А., Д.Н.Н., В. виновными себя признали частично.

Заслушав доклад судьи областного суда Колесник Г.И., мнение прокурора Городилова Д.С., поддержавшего представление по изложенным в нем основаниям и возражавшего против доводов жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении государственный обвинитель Шкуренков А.В. просит приговор изменить, исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание суда о том, что А. совершил преступление в период непогашенной судимости, так как из материалов дела следует, что прежние судимости А. погашены.

В кассационной жалобе адвокат Кунгурцева М.Н. в защиту интересов Д.Н.Н. просит приговор суда изменить, переквалифицировать действия осужденного на ч. 1 ст. 161 УК РФ.

По доводам жалобы, Д.Н.Н. виновным себя признал частично, пояснив, что в предварительный сговор с В. и А. не вступал, роли между собой они не распределяли, он только разнимал потерпевшего и А., а затем взял кошелек потерпевшего.

Показания Д.Н.Н. частично подтвердил потерпевший, других свидетелей преступления нет.

Д.Н.Н. не применял насилия к потерпевшему, последний указал только на А., как на лицо, применившее к нему насилие.

В данном случае в действиях А. имеет место эксцесс исполнителя, что подтвердил сам А., пояснив, что применял насилие к потерпевшему один, в сговор ни с кем не вступал.

В кассационной жалобе адвокат Бойкова Л.А. в защиту интересов осужденного В. просит приговор суда отменить, уголовное дело прекратить.

По доводам жалобы адвоката, В. пояснил, что в предварительный сговор с Д.Н.Н. и А. не вступал и никакого преступления в отношении Д.Н.С. не совершал. Он видел, что А. подбежал к потерпевшему и нанес ему удар рукой в лицо, отчего последний упал, а Д.Н.Н., подбежав к Д.Н.С., прижал его рукой к земле, в это время А. стал наносить удары потерпевшему, спрашивая, есть ли деньги и телефон.

В. сказал А. и Д.Н.Н. прекратить данные действия, в это время А. сорвал с шеи потерпевшего телефон, и стал спрашивать деньги, потерпевший достал портмоне, затем В. ушел.

Данные показания подтвердил и потерпевший Д.Н.С. на очной ставки с В., указав, что В. при совершении преступления он не видел и претензий к нему не имеет, однако в судебном заседании Д.Н.С. изменил показания и стал утверждать, что нападавших было трое, при этом действия В. описать не мог, высказывал только предположения. Потерпевший подтвердил свои показания, данные на стадии предварительного следствия, вместе с тем они опровергаются показаниями А. и Д.Н.Н., однако суд признал их допустимым доказательством.

Допрошенные в ходе судебного следствия свидетели очевидцами события не являлись и заинтересованы в исходе дела.

Сомнения в виновности В. в совершении разбойного нападения подтверждают показания потерпевшего, противоречия в которых касаются количества нападавших (трое или четверо), положения при нанесении ему ударов. Кроме того, в своих первоначальных показаниях потерпевший не говорил об угрозе ножом и своем отношении к тому, что он увидел нож, впоследствии стал говорить, что испугался.

Все осужденные отрицают наличие сговора на совершение преступления, для В. и Д.Н.Н. действия А. были неожиданными, тяжесть телесных повреждений была неожиданной для самого А., таких последствий он не желал.

Тот факт, что потерпевшему показалось, что действия осужденных носили слаженный характер, является только предположением потерпевшего.

Также адвокат просит учесть, что В. ранее не судим, имеет образование, работает, положительно характеризуется, имеет на иждивении бабушку инвалида, имеет хронические заболевания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда в отношении Д.Н.Н. и В. законным, обоснованным и справедливым, а в отношении А. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность А., Д.Н.Н. и В. в совершении разбойного нападения установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Доводы Д.Н.Н. и В. о невиновности в предъявленном им обвинении, аналогичные изложенным в жалобах их адвокатов, проверялись в судебном заседании и обоснованно отвергнуты судом как несостоятельные.

Так, потерпевший Д.Н.С. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании пояснил, что на него напали три человека, А., фамилию которого он узнал позднее, ударил его в лицо два раза в область носа, от второго удара он упал на живот лицом вниз. К А. подошли двое других парней, стали помогать прижимать его к земле. Кто-то из нападавших стал требовать у него деньги, телефон, золото. В этот момент он получил еще один удар в переносицу, вероятно, ногой. Испугавшись за свою жизнь, он стал вытаскивать из-под кофты сотовый телефон и увидел на уровне своей груди лезвие ножа, который находился у парня, удерживавшего его сверху. Кто-то из парней, но не А., продолжали требовать передачи имущества, при этом лезвие ножа находилось возле его груди. Он вытащил из кармана джинсов кошелек, который сразу же выхватил кто-то из парней.

Кроме этого, потерпевший Д.Н.С. пояснил, что парни действовали заодно, согласованно, он не слышал, чтобы кто-то из парней останавливал других, просил прекратить действия в отношении него.

Оценивая показания потерпевшего, суд обоснованно не усмотрел в них существенных противоречий, которые бы поставили под сомнение выводы суда о виновности А., Д.Н.Н. и В. в совершении разбойного нападения.

О согласованности действий напавших на него парней потерпевший Д.Н.С. сделал вывод на основании конкретных действий каждого из них, поэтому нельзя согласиться с доводом жалобы адвоката Бойковой Л.А. о том, что показания потерпевшего в этой части являются предположительными.

Доводы жалоб адвокатов о том, что Д.Н.Н. и В. не применяли насилие к потерпевшему, В. ножом потерпевшему не угрожал, Д.Н.С. и не мог видеть нож, А., Д.Н.Н. и В. не договаривались предварительно о нападении, в действиях А. имеется эксцесс исполнителя, опровергаются не только показаниями потерпевшего Д.Н.С., но и другими доказательствами.

В явке с повинной А. сообщил, что когда он увидел потерпевшего, разговаривающего по телефону, кто-то предложил забрать у парня телефон, он согласился и побежал за парнем, ударил его в нос, а В. и Д.Н.Н. подбежали, стали угрожать ножом, требовать у парня деньги и телефон.

При допросе в качестве подозреваемого в присутствии защитника А. пояснил, что он нанес парню один удар рукой по лицу, после чего подошли Д.Н.Н. и В. и стали наносить парню удары ногами. Он говорил парню, чтобы тот отдал деньги и телефон, Д.Н.Н. взял у парня сотовый телефон. В это время "Т" (В.) сидел верхом на парне, что-то говорил парню, в какой-то момент он увидел у "Т" нож.

Допрошенный в качестве подозреваемого Д.Н.Н. пояснил, что А. нанес удары мужчине, после чего он и В. также подбежали к мужчине, где он стал требовать деньги и ценности. Мужчина достал кошелек, который он взял себе, А. взял сотовый телефон. После этого они убежали. Он показывал А. и В. содержимое кошелька, а А. показывал им сотовый телефон.

Свидетель Л. пояснил, что x февраля 20x года А., Д.Н.Н. и В. приходили к нему в гости, и по дороге в магазин Д.Н.Н. доставал из кармана деньги и говорил, что он вместе с А. и В. забрал их у мужчины на ул. Большая.

Из показаний допрошенного в качестве обвиняемого В. следует, что А. предложил ему и Д.Н.Н. отобрать у мужчины телефон.

С учетом этих доказательств суд правильно пришел к выводу о том, что между А., Д.Н.Н. и В. имелась предварительная договоренность на совершение преступления в отношении Д.Н.С., начатое А. применение насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении Д.Н.С. было поддержано Д.Н.Н. и В., все вместе высказывали угрозы применения такого насилия.

Применение насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении потерпевшего Д.Н.С. подтверждается заключением эксперта судебно-медицинской экспертизы, согласно которому у Д.Н.С. имелся открытый (с локализацией раны в проекции перелома) перелом костей носа со смещением. Данное телесное повреждение расценивается как легкий вред здоровью, образование его возможно x февраля 20x года.

Из протокола осмотра служебной автомашины ДПС, на которой доставлялись в милицию задержанные А., В. и Д.Н.Н., следует, что под правым передним сиденьем обнаружен и изъят сотовый телефон "Сименс А-70", который был впоследствии опознан потерпевшим Д.Н.С.

При досмотре Д.Н.Н. у него были изъяты деньги в сумме 2600 рублей, что соответствует показаниям потерпевшего Д.Н.С. о количестве похищенных у него денег.

Виновность А., В. и Д.Н.Н. подтверждается также показаниями свидетелей М.С.В., Г.В.С., К.Е.В., принимавших участие в задержании подозреваемых, свидетеля Д.О.А., свидетелей З.А.В. и К.Д.С., которые участвовали в качестве понятых при личном досмотре задержанных, и другими доказательствами, имеющимися в деле и приведенными в приговоре.

Ссылку в жалобе адвоката Бойковой на то, что указанные свидетели, а также следователь М.А.А. являются заинтересованными лицами, судебная коллегия находит надуманной, поскольку из материалов дела не усматривается оснований, позволяющих полагать о заинтересованности кого-либо из свидетелей в неблагоприятном исходе дела в отношении А., В. и Д.Н.Н.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины А., Д.Н.Н., В. в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, совершенном группой лиц по предварительному сговору, и верно квалифицировал действия каждого из них по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Наказание А., Д.Н.Н., В. назначено судом в соответствии с требованиями ст. 60, 61 УК РФ, в отношении А. ст. 62 УК РФ, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных о личности, влияния назначенного наказания на их исправление и конкретных обстоятельств дела.

Такие данные о личности В., как отсутствие судимостей, его трудоустройство, положительные характеристики, о чем указывает в жалобе адвокат Бойкова, судом учитывались при назначении ему наказания.

Учтено судом и состояние здоровья В., а также состояние здоровья его родственников в качестве смягчающих наказание обстоятельств.

Назначенное А., В. и Д.Н.Н. наказание является справедливым, и судебная коллегия не находит оснований к его смягчению.

Вместе с тем, довод кассационного представления о том, что суд необоснованно учел в описательно-мотивировочной части приговора, что А. совершил данное преступление в период непогашенной судимости, заслуживают внимания.

Как видно из материалов дела, судимости А. по приговорам от x октября 200x года и от x марта 200x года погасились соответственно x октября 200x года и в ноябре 200x года с учетом погашения судимостей для лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, то есть до совершения им преступления по данному уголовному делу.

В связи с этим указание суда о совершении А. преступления в период непогашенной судимости подлежит исключению из приговора.

Данное указание не учитывалось судом в качестве отягчающего наказание обстоятельства, поэтому его исключение, по мнению судебной коллегии, не влечет за собой смягчение А. наказания.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену или изменение приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Ленинского районного суда г. Новосибирска от 18 ноября 2010 года в отношении Д.Н.Н. и В. оставить без изменения.

Этот же приговор в отношении А. изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание о совершении А. преступления в период непогашенной судимости.

В остальной части этот же приговор в отношении А. оставить без изменения

Кассационное представление государственного обвинителя Шкуренкова А.В. удовлетворить, а кассационные жалобы адвокатов Кунгурцевой М.Н. и Бойковой Л.А. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь