Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 2011 г. по делу N 22-589

 

Судья Канева Е.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Маркова С.М.,

судей Сергеевой О.В., Шараповой Н.В.,

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных М. и Х., адвоката Лубягиной А.Д. на приговор Лефортовского районного суда г. Москвы от 15 октября 2010 г., которым

М., <...>, ранее не судим,

Х., <...>, ранее не судим,

- осуждены каждый по ст. 30 ч. 3, ст. 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ - к 9 годам 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания исчислен каждому с 31 января 2010 г. В приговоре разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Сергеевой О.В., объяснения осужденных М. и Х., адвокатов Верещагиной Е.М. и Тойджанова М.С. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Потапова И.Е., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. и Х. признаны виновными в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, то есть умышленных действиях, непосредственно направленных на совершение незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено в период с 28 по 31 января 2010 г. в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах осужденный М., считает приговор суда необоснованным и несправедливым, в виду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и просит переквалифицировать его действия на ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Указывает, что дело было рассмотрено с обвинительным уклоном, поскольку суд не принял во внимание его показания и показания Х. о их не причастности к инкриминируемому деянию, при этом в приговоре не полностью приведены показания свидетелей, которые являлись понятыми, а показания же свидетеля Б. были сфабрикованы, так как она была запугана сотрудниками милиции.

При этом считает, что свидетель Г., не добровольно, а в силу сложившихся у него обстоятельств, стал сотрудничать с правоохранительными органами. Кроме того, он был знаком с Катковым - начальником СО ОВД Лефортово.

Указывает также, что суд необоснованно отказал в ходатайстве Х. о проведении дактилоскопической экспертизы по изъятым у Х. денежным средствам.

Просит принять во внимание, что суд не дал оценки тому обстоятельству, что с целью получения необходимых следствию показаний на него оказывалось физическое и психологическое воздействие со стороны оперативных сотрудников.

В кассационных жалобах осужденный Х., также считает, что дело было рассмотрено с обвинительным уклоном.

При этом описывая случившееся с ним, указывает, что суд не дал должной оценки его показаниям и показаниям М., которые они изложили в судебном заседании, так как на предварительном следствии они давали показания под психологическим воздействием сотрудников милиции, которые сфабриковали данное дело.

Указывает, что свидетель Г., в судебном заседании, подтвердил их версию о непричастности к сбыту наркотических средств, однако, по его мнению, суд изложил недостоверно показания данного свидетеля, так как по своему содержанию они противоречат показаниям, данным им в судебном заседании.

Кроме того, суд не учел, что свидетель Г. является "агентом" ОВД Лефортово.

Суд также не принял во внимание, что деньги в размере 27 000 рублей ему "подбросили" сотрудники милиции.

Просит учесть, что в период предварительного следствия и судебного разбирательства необоснованно было отклонено его ходатайство о проведении дактилоскопической экспертизы по изъятым у него денежным средствам.

В кассационной жалобе адвокат Лубягина, в защиту осужденного Х., просит приговор суда изменить, действия Х. и М. квалифицировать по ч. 2 ст. 228 УК РФ и назначить Х. наказание, не связанное с лишением свободы, поскольку вывод суда о виновности Х. в незаконном сбыте наркотических средств, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, а основан только на показаниях Г., которые нелогичны, при этом следует учесть, что Г. имел самостоятельный доступ к сумке с наркотическим веществом, в связи с чем имелась возможность с его помощью провести контрольную закупку.

Считает, что доказательств подтверждающих предварительный сговор между осужденными на сбыт наркотических средств, отсутствует.

Указывает, что характер действий осужденных свидетельствует о том, что марихуана оказалась у них на хранении случайно, и они не имели намерения заниматься ее реализацией, а невольно оказались вовлеченными в незаконное хранение наркотических средств.

Описывая процедуру изъятия у Х. денежных средств, считает, что их Х. "подкинули" сотрудники милиции.

Излагая психологический портрет Х. и М., считает, что у них отсутствовала необходимость заниматься сбытом наркотических средств.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель Боярышев В.В. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит вывод суда о виновности осужденных обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которым дан в приговоре, а доводы жалоб - несостоятельными.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям М. и Х. судом дана правильная юридическая оценка.

Материалами дела установлено, что М. и Х. в неустановленное время, в неустановленном месте, при неустановленных обстоятельствах, незаконно, в целях сбыта, приобрели вещество растительного происхождения, массой не менее 729,3 г., являющееся наркотическим средством - марихуаной, которое незаконно в целях сбыта хранили в квартире N 52 д. 49/1 по <...> и на чердаке вышеуказанного дома.

28 января 2010 г. М. незаконно сбыл Г., наркотическое средство - марихуану, массой 36,3 г. за 2500 рублей. 31 января 2010 г. М. передал соучастнику Х. пакет с веществом растительного происхождения массой 433 г., которое является наркотическим средством - марихуаной. В этот же день Х. незаконно сбыл Г., участвовавшему в оперативно-розыскных мероприятиях, наркотическое средство - марихуану, в особо крупном размере за 27 000 рублей, после чего М. и Х. были задержаны сотрудниками милиции.

Несмотря на отрицание Х. и М. умысла на сбыт наркотического средства, данное обстоятельство подтверждается исследованными судом материалами дела.

Так показания допрошенных свидетелей Г., Б., С., Ш., Г., К. и К., как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, свидетельствуют о заранее обдуманном умысле осужденных на сбыт Г. наркотических средств и его реализации, путем передачи наркотика покупателю и получения за это денежных средств.

Данные обстоятельства установлены показаниями свидетеля Г., о приобретении им в ходе проведения оперативного мероприятия "проверочная закупка" у Х. и М. - наркотика; показаниями сотрудников милиции о проведении оперативного мероприятия "проверочная закупка" с участием Г., в ходе которого он приобрел у Х. и М. наркотическое средство.

Кроме этого, судом учитывались показания свидетелей Г. и К., из которых следует, что они участвовали в качестве понятых при проведении оперативно-розыскного мероприятия - "проверочная закупка", после чего был составлен и подписан протокол, а также они присутствовали в качестве понятых при досмотре Х., и в ходе данного мероприятия у Х. были изъяты денежные средства в сумме 27 000 рублей.

Виновность Х. и М. в инкриминируемом им деянии, также подтверждается протоколами: личного досмотра Х., протоколом проверочной закупки, а также иными доказательствами, обоснованно признанными судом относимыми, допустимыми и достоверными.

Судом дана надлежащая оценка показаниям вышеприведенных свидетелей, данным ими как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, и у суда не было оснований сомневаться в их достоверности, так как показания данных лиц последовательны, взаимосогласованы как между собой, так и с другими доказательствами по делу.

При этом у суда не было оснований не доверять показаниям сотрудников милиции Симагина и Шульгина, поскольку вина М. и Х. в совершении преступления подтверждена не только показаниями данных свидетелей, но и показаниями других свидетелей и протоколами следственных действий.

Каких-либо объективных данных свидетельствующих о заинтересованности со стороны сотрудников правоохранительных органов в исходе дела, в материалах дела не имеется.

Суд, в соответствии с требованиями закона, исследовал также все показания осужденных, данные ими как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного заседания, и указал в приговоре мотивы, по которым, принимает как достоверные одни показания, и опровергает другие.

Доводы осужденных о том, что в основу приговора положены недопустимые доказательства по делу, в частности, протокол личного досмотра и изъятия у Х. денежных средств и вещественные доказательства - денежные купюры, нельзя признать состоятельными, поскольку, как видно из материалов дела, судом данные документы были предметом исследования в ходе судебного разбирательства, и суд в приговоре подробно мотивировал принятое решение о признании их допустимыми доказательствами.

Утверждение в кассационных жалобах осужденных о том, что оперативный эксперимент был проведен с нарушением закона и является провокацией со стороны лиц, участвовавших в контрольной закупке, является несостоятельным, поскольку оперативный эксперимент проводился в соответствии с требованиями закона, доводы М. и Х. об этом тщательно исследовались в ходе судебного разбирательства, и обоснованно признаны неубедительными с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Доводы кассационных жалоб о том, что сотрудничество Г. со следствием не было добровольным, является необоснованным, поскольку опровергаются показаниями свидетеля Г., которые объективно подтверждены показаниями других свидетелей и письменными доказательствами.

Все изложенные в приговоре доказательства суд, в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ, проверил, сопоставил их между собой, и дал им оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, в том числе и протоколу личного досмотра Х. и изъятия денежных средств, поэтому доводы жалоб осужденных и защитника о том, что суд не дал надлежащей оценки этим доказательствам, являются несостоятельными.

Как видно из приговора, суд не ограничился только указанием на доказательства, но и дал им надлежащую оценку, мотивировав свои выводы о предпочтении одних доказательств перед другими, поэтому доводы жалоб о том, что выводы о виновности М. и Х., изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, являются несостоятельными.

Таким образом, доводы осужденных и адвоката на незаконность и необоснованность приговора, а также о непричастности их к совершению преступления, за которое они осуждены, являются несостоятельными и опровергаются совокупностью приведенных в приговоре доказательств.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции.

С доводами жалоб о необходимости квалификации действий Х. и М. по ст. 228 ч. 2 УК РФ, судебная коллегия не соглашается.

Оценив фактические обстоятельства дела и собранные доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что М. и Х. совершили, сбыт наркотических средств. Об умысле на сбыт свидетельствует наличие соответствующей договоренности между ними с потребителем, значительный объем наркотических средств, специфическая тара и удобная для сбыта расфасовка.

Доводы кассационных жалоб осужденных о применении к ним в период предварительного следствия недозволенных методов ведения следствия со стороны сотрудников милиции, судебная коллегия находит несостоятельными.

Из протоколов допросов осужденных видно, что свои показания, они давали в присутствии защитника. Правильность сведений, изложенных в протоколах, удостоверили собственноручными подписями.

Таким образом, судебная коллегия считает, что объективных данных, свидетельствующих о применении к осужденным на предварительном следствии насилия или психологического воздействия со стороны сотрудников правоохранительных органов и следствия, в материалах дела не имеется.

Кроме этого данную версию осужденные высказали только в кассационных жалобах.

Не нашли своего подтверждения и ссылки в жалобах на обвинительный уклон суда, при постановлении приговора, как не основанные на материалах дела, согласно которым судебное разбирательство проведено с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон.

Судебная коллегия не может также согласиться с доводами осужденных о необоснованном отклонении ходатайства о назначении дактилоскопической экспертизы, поскольку все представленные сторонами доказательства были судом исследованы, заявленные ходатайства разрешены в установленном законом порядке.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 273 - 291 УПК РФ.

Доводы кассационных жалоб о несоответствии записанных в протоколе судебного заседания показаний осужденных и свидетелей, данные им в ходе судебного разбирательства, судебная коллегия признает несостоятельными, так как они опровергаются постановлением суда о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, из которого следует, что протокол судебного заседания полностью отражал ход судебного заседания, показания указанных лиц, допрошенных в ходе судебного следствия, в том числе и свидетеля Г., отражены в протоколе полно и правильно.

Таким образом, анализ доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся совершенного осужденными преступления, и правильно квалифицировал действия М. и Х. по ст. 30 ч. 3, ст. 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании нарушений закона, влекущего отмену или изменение приговора или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено объективно в соответствии с законом.

Наказание М. и Х. назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ими преступления, данных о личности осужденных и всех обстоятельств дела, и является справедливым.

При назначении М. и Х. наказания, суд учел конкретные обстоятельства дела, а также нахождение у М. на иждивении отца - инвалида 1 группы.

Оснований для смягчения наказания М. и Х., судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда

 

определила:

 

приговор Лефортовского районного суда г. Москвы от 15 октября 2010 г. в отношении М. и Х. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь