Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 2011 г. по делу N 33-1179

 

Судья: Ерохина Н.В.

Докладчик: Кандакова Л.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе

председательствующего: Фатьяновой И.П.

судей: Кандаковой Л.Ю., Ларионовой С.Г.,

с участием прокурора Зотовой Г.Г.,

при секретаре Ф.К.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Кандаковой Л.Ю.

гражданское дело по кассационным жалобам К.Г. и К.В.

на решение Беловского городского суда Кемеровской области от 11 октября 2010 года

по делу по иску К.Г. к К.В. о прекращении права пользования жилым помещением и о выселении бывшего члена семьи, по встречному иску К.В. к К.Г. о признании имущества совместно нажитым и выделе из него доли, по иску К.А., К.Д. к К.В., К.Г. о признании права собственности, по иску К.Г. к К.В. о признании недействительным договора купли - продажи дома,

 

установила:

 

К.Г. обратилась в суд с иском к К.В. о прекращении права пользования жилым помещением и о выселении бывшего члена семьи, ссылаясь на то, что она с ответчиком состояла в зарегистрированном браке с 27.04.1985 г. по 14.09.2009 г. От брака имеют двоих взрослых детей. При расторжении брака они с ответчиком договорились добровольно разделить нажитое имущество, в связи с этим к истице перешла в собственность квартира по адресу: <...> а в собственность ответчика перешел жилой дом по адресу: <...> г Право собственности на указанную квартиру зарегистрировано истицей в ЕГРП в УФРС по КО 12.01.2010 г. Право собственности ответчика на дом, так же было зарегистрировано в ЕГРП в УФРС по КО 16.12.2009 г. К.В. должен был выписаться из спорной квартиры, зарегистрироваться в доме, а затем после выселения квартирантов из дома, перейти в него жить. Причиной такого решения стали неприязненные отношения сторон и конфликт, произошедший 29.07.2009 г. в ходе которого К.В. совершил угрозу убийством в отношении истицы. 28.01.2010 г. уголовное дело было прекращено в связи с примирением. Однако до настоящего времени К.В. проживает и зарегистрирован в спорной квартире принадлежащей истице. В настоящее время стороны супругами не являются, соглашение на сохранение за ответчиком право пользования и проживания спорным помещением, в случае прекращения семейных отношений - не заключалось.

В ходе судебного разбирательства К.Г. дополнила исковые требования к К.В., просила признать недействительным договора купли-продажи дома по адресу: <...> ссылаясь на то, что в рамках устного соглашения о разделе имущества супругов (в частности жилых помещений), оформили договор купли-продажи жилого дома по адресу: <...> Ранее дом принадлежал ей на праве собственности, на основании договора купли-продажи дома от 01.10.1998 г., стоимость дома в договоре в размере указана формально, так как никакие деньги при составлении и подписании договора купли-продажи фактически ответчиком ей не передавались. Договор купли-продажи дома был зарегистрирован в УФРС 16.12.2009 г. Полагает, что данный договор должен быть признан недействительным, в связи с тем, что фактически договора купли-продажи не было, поскольку деньги за дом она не получала, состоялась притворная сделка. Дом не был оценен по реальной рыночной стоимости. К.Г. была введена в заблуждение ответчиком К.В., который обещал выписаться из квартиры по адресу: <...> и проживать в доме, который они оформили на его имя и не претендовать на квартиру.

К.В. обратился в суд со встречным иском к К.Г. о признании имущества совместно нажитым и выделе из него доли. Требования мотивированы тем, что с ответчицей состояли в зарегистрированном браке, в период которого ими была совместно приобретена квартира по адресу: <...> Указанная квартира являлась кооперативной, все документы были оформлены на ответчицу, в том числе и ордер N 1295 от 25.06.1991 г., однако оплата за данное жилье производилась из семейного бюджета и является купленной на совместные деньги. Полный расчет за квартиру произведен в 1991 г. В квартире прописаны стороны и их совершеннолетние дети: сын К.А. 1986 г.р. и сын К.Д. 1989 г.р. 25.08.2009 г. брак с ответчицей был расторгнут. В настоящее время она проживает у своих родителей, он остался проживать в спорной квартире. Ему стало известно, что ответчица оформила право собственности на спорное жилье и собирается его продавать, в связи с чем, сказала ему о необходимости выселения его из квартиры. Считает данные действия ответчицы незаконными, поскольку квартира является их совместной собственностью, и он имеет право на долю в ней в размере <...> Стоимость спорного жилого помещения на 01.02.2010 г. составляет <...>. Стоимость его доли должна быть определена в размере <...>

Первоначально К.В. просил признать квартиру по адресу: <...> их совместно нажитой собственностью и выделить ему из спорного жилья, стоимостью <...>

Впоследствии К.В. требования уточнил, просил признать за ним право на <...> в праве собственности на спорную квартиру.

К.А. и К.Д. обратились в суд с исками к К.В., К.Г. о признании за ними права собственности на <...> в спорной квартире. Требования мотивированы тем, что квартиру по адресу: <...> приобретала и выплатила ее стоимость их бабушка - Ф.Л., а позднее оформила ее на их мать - К.Г., однако бабушка передавала квартиру не только их родителям, но и им, то есть всем членам семьи в равных долях. Просили признать за ними право собственности на каждому в квартире по адресу: <...>

Решением Беловского городского суда Кемеровской области от 11 октября 2010 года постановлено требования К.Г. к К.В. о прекращении права пользования жилым помещением и о выселении бывшего члена семьи удовлетворить полностью.

Прекратить право пользования жилым помещением и выселить К.В. из жилого помещения, расположенного по адресу: <...>

Решение суда является основанием для снятия К.В. с регистрационного учета по адресу: <...>

Взыскать с К.В. в пользу К.Г. судебные расходы

В удовлетворении исковых требований К.В. к К.Г. о признании имущества совместно нажитым и выделе из него доли; К.А., К.Д. к К.В., К.Г. о признании права собственности; К.Г. к К.В. о признании недействительным договора купли-продажи дома отказать полностью.

В кассационной жалобе К.Г. выражает несогласие с решением суда в части отказа в удовлетворении требований о признании недействительным договора купли-продажи дома. Ссылается на то, что вывод суда о том, что в деле не имеется допустимых доказательств того, что заключена притворная сделка, не соответствует действительности. Поскольку, она оспаривала договор купли-продажи дома по безденежности, эта сделка была оформлена в ходе добровольного раздела имущества между ею и К.В. Никаких денег за свою половину дома или за дом вообще она от К.В. не получала. Полагает ошибочной ссылку суда на то, что она не вправе оспаривать договор купли-продажи по основанию, указанному в исковом заявлении. Поскольку она является стороной в сделке и вправе ее оспорить по любому основанию, установленному ГК РФ.

На кассационную жалобу К.В. поданы возражения, в которых он просит решение суда в части отказа в удовлетворении требований К.Г. о признании недействительным договора купли-продажи дома оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

В кассационной жалобе К.В. просит отменить решение суда, мотивируя тем, что суд не указал материальный закон, которым руководствовался, необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о приостановлении производства по делу. Судья при рассмотрении дела вела себя необъективно, отклонила его ходатайство о назначении адвоката. Указывает, что заявление о принятии обеспечительных мер было подано им 04.10.2010 г., однако определение вынесено судом 11.10.2010 г., при этом не было оглашено и вручено ему вместе с решением 18.10.2010 г. Суд не принял во внимание его пояснения о том, что спорная квартира приобретена в период брака на совместно заработанные средства. Данное обстоятельство подтверждается показаниями его жены К.Г., справкой кооператива "Строитель" N 31, ордером от 25.06.1991 г. Суд не учел показания свидетелей К.Ж. М., С.К. которые подтвердили, что он и К.Г. занимались предпринимательской деятельностью, уплачивали взносы за квартиру из семейного бюджета. Суд пришел к необоснованному выводу о том, что кооперативная квартира не является совместно нажитым имуществом, на основании показаний свидетелей О. и Е. Однако указанные свидетели пояснили, что вносила деньги в кооператив якобы Ф.Л., но чьи это были деньги, они сказать не смогли. Других допустимых доказательств (решений кооператива, приходных ордеров, квитанций) К.Г. в суд не представлено. Суд не учел, что он не имеет другого жилья. В доме по <...> проживать невозможно, что подтверждено актом.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений, заслушав представителя К.В., заключение прокурора, полагавшей необходимым отменить решение в части, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела усматривается, что супруги К-н состояли в зарегистрированном браке с 1985 года по 14 сентября 2009 года.

На основании решения общего собрания ЖСК от 15 сентября 1989 года К.Г. выдан ордер на квартиру, расположенную по адресу: <...>

В ордер включены муж - К.В. и дети - К.А. и К.Д.

Право собственности на указанную квартиру зарегистрировано за К.Г. 12 января 2010 года на основании справки от 18 мая 1994 года, выданной жилищно-строительным кооперативом "Строитель".

Принимая решение по требованию К.Г. к К.В. о прекращении права пользования жилым помещением, выселении, и требованию К.В. о признании квартиры общим имуществом супругов, суд исходил из того, что вышеназванную квартиру в 1991 году выкупила мать К.Г., Ф.Л., и оформила ее на дочь, К.Г. Данное обстоятельство, мнению суда, свидетельствует о том, что квартира не является общим имуществом супругов.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда, поскольку он основан на неправильном применении норм материального права, неправильной оценке собранных по делу доказательств, и в связи с нарушением норм процессуального права, допущенных при рассмотрении дела.

В силу ч. 1 ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела установлены, и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

В соответствии с ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Решение суда не отвечает приведенным требованиям процессуального закона.

Согласно абз. 1 п. 1 ст. 33 Семейного кодекса Российской Федерации законным имуществом супругов является режим их совместной собственности.

В соответствии со ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

По смыслу приведенной нормы право на общее имущество принадлежит обоим супругам независимо от того, кем из них и на имя кого из них приобретено имущество, выдан правоустанавливающий документ, так как существует презумпция, что указанное имущество является совместной собственностью супругов. Иное может быть установлено брачным договором супругов (п. 1 ст. 33 СК РФ).

Как разъяснил Верховный суд РФ в постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 года N 5, раздел общего имущества супругов, законный режим которого не изменен брачным договором (п. 15), производится судом по правилам, установленным статьями 38 и 39 СК РФ, ст. 254 ГК РФ.

При этом обстоятельствами, имеющими значения для дела, являются, в том числе, состав, вид и стоимость имущества, основания и момент возникновения права собственности, определение долей.

Обращаясь в суд с иском, К.Г. первоначально ссылалась на то, что в состав общего имущества входят квартира, расположенная по адресу: <...> и жилой дом, расположенный по адресу: <...> г, что с бывшим супругом достигнута договоренность о разделе общего имущества, однако К.В., получив в собственность часть этого имущества (жилой дом), продолжает проживать в квартире (л.д. 3).

Эту позицию К.Г. отстаивала в судебных заседаниях (л.д. 56,68, 69).

Между тем, суд, принимая решение, делает вывод о том, что квартира общим имуществом супругов не является.

При этом, исходя из вышеприведенных норм материального права, данный вывод суда основан на их неправильной оценке.

Поскольку судом установлено, что квартира приобретена в период брака супругов К-н, в силу вышеприведенных норм материального права презюмируется, что квартира является общим имуществом супругов, если не доказано обратное.

Вывод суда о выплате пая матерью К.Г., Ф.Л., сделан на основании показания свидетелей О. и Е. справке на л.д. 80 и ордере на спорное жилое помещение.

Между тем, письменные документы на л.д. 80, 135 и 143 данное обстоятельство не подтверждают, а, напротив, из них видно, что пай выплачен К.Г., ордер выдан на нее и членов ее семьи.

Показания свидетелей, на которых суд основывает решение, при таких обстоятельствах допустимыми признать нельзя.

При этом судом не учтено, что в соответствии со ст. 13 Закона РСФСР от 24.12.1990 года N 443-1 "О собственности в РСФСР", действовавшего на момент выплаты пая, член жилищно-строительного кооператива, полностью внесший свой паевой взнос за квартиру, приобретает право собственности на это имущество.

Учитывая изложенное, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда об отказе включить квартиру в состав общего имущества супругов.

В материалах дела отсутствует письменный договор, из которого следует, что супруги К-н предусмотрели иной, кроме законного, режим общего имущества.

При таких обстоятельствах вывод суда о прекращении у К.В. права пользования квартирой, выселении, является преждевременным, в связи с чем решение в этой части подлежит отмене.

Отказывая в удовлетворении исковых требований К.В., суд исходил из того, что право собственности на квартиру К.Г. зарегистрировала только 12 января 2010 года, т.е. после расторжения брака.

В силу вышеприведенной нормы ст. 13 Закона РСФСР N 443-1 от 24.12.1990 года, дата регистрации права собственности К.Г. на спорную квартиру правового значения не имеет.

Кроме того, судом не учтено, что статьей 127 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрен порядок раздела жилого помещения в доме жилищного кооператива, в соответствии с которой судом может быть принято решение о признании за одним из супругов права на определенную долю в паенакоплении.

Вывод суда о том, что право собственности К.Г. на квартиру не оспорено, не имеет правового значения, поскольку на данное жилое помещение распространяется режим собственности супругов.

Судом также не учтено, что К.Г. в судебном заседании поясняла, что и жилой дом, расположенный по адресу: <...> приобретен во время брака, но оформлен на нее (л.д. 70). Кроме того, поясняла, что в соответствии с устной договоренностью, К.В. при разделе имущества передан, кроме жилого дома, автомобиль.

Данное обстоятельство судом оставлено без внимания. В материалах дела отсутствует договор купли-продажи названного жилого дома, из которого (даты его заключения) можно было сделать вывод о возможности включения дома в состав общего имущества.

Судом не предложено сторонам решить вопрос об определении всего имущества, подлежащего разделу, в том числе автомобилей, о приобретении которых в период брака говорили стороны.

При таких обстоятельствах решение суда и в части отказа К.Г. в иске о признании недействительным договора купли-продажи жилого дома, подлежит отмене.

При этом судебная коллегия находит обоснованной ссылку К.Г. в кассационной жалобе на то, что она как сторона в сделке, вправе в силу положений ст. 166 ГК РФ обратиться в суд с требованием о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Не имеется оснований для отмены решения суда в части отказа в удовлетворении исковых требований К.А., К.Д. о признании права собственности на квартиру, расположенную по адресу: <...>

В этой части решение суда не обжаловано.

В связи с отменой решения суда в части, подлежит отмене решение суда и в части распределения судебных расходов.

Поскольку судебная коллегия не имеет возможности исправить допущенные судом недостатки, дело подлежит направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суде следует учесть изложенное, правильно определить имеющие значение обстоятельства, и рассмотреть дело в соответствии с нормами материального и процессуального права.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Беловского городского суда Кемеровской области от 11 октября 2010 года в части прекращения права пользования К.В., его выселении из жилого помещения, расположенного по адресу: <...> отказе К.В. в иске о признании имущества совместно нажитым и выделе доли, отказе К.Г. в иске к К.В. о признании недействительным договора купли-продажи жилого дома, взыскании с К.В. в пользу К.Г. отменить, и направить на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей.

В остальной части решение оставить без изменения.

 

Председательствующий

И.П.ФАТЬЯНОВА

 

Судьи

Л.Ю.КАНДАКОВА

С.Г.ЛАРИОНОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь