Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 2011 г. N 33-1799/2011

 

Судья: Стахова Т.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Рогачева И.А.

судей Пучинина Д.А. и Нюхтилиной А.В.

с участием прокурора Кузьминой И.Д.

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании 09 февраля 2011 года кассационную жалобу Л.Т. на решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 14 декабря 2010 года по делу N 2-4328/2010 по иску Д. к Л.Т. о признании утратившей право пользования жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения Л.Т. и ее представителя М., поддержавших жалобу, заключение прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Кузьминой И.Д., полагавшей, что обжалуемое решение подлежит отмене с вынесением нового об отказе в удовлетворении иска, судебная коллегия

 

установила:

 

<...> Д. состоял в браке с Л.Т. с 11.01.2003 г. Брак прекращен 12.10.2010 г. на основании решения мирового судьи судебного участка N 4 Санкт-Петербурга от 27.04.2010 г. о расторжении брака (л.д. 40, 62 - 66).

Решением Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 28.07.2010 г. по гражданскому делу N 2-1108/2010, оставленным без изменения определением суда кассационной инстанции от 22.09.2010 г. и вступившим в законную силу, были удовлетворены требования Д. о признании недействительным договора дарения, заключенного им 12.03.2003 г. с Л.Т. в отношении трехкомнатной квартиры <...> и о признании недействительной (в порядке применения последствий недействительности договора) государственной регистрации права собственности Л.Т. на указанную квартиру (л.д. 12 - 18, 19 - 24).

В ноябре 2010 г. Д. обратился в суд с иском о выселении Л.Т. из указанной квартиры, указывая на прекращение у нее права пользования жилым помещением в силу ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации как у бывшего члена семьи собственника и на нуждаемость в распоряжении квартирой для личных нужд.

Уточнив и дополнив исковые требования в ходе судебного разбирательства, истец просил по указанным выше основаниям признать ответчицу утратившей право пользования жилым помещением, выселить ее и снять с регистрационного учета (л.д. 60 - 61).

Решением Октябрьского районного суда от 14.12.2010 г. требования истца удовлетворены.

В кассационной жалобе Л.Т. просит отменить указанное решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального права, и принять новое об отказе в иске.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие истца и его представителя Л.Н., учитывая, что последний извещен о времени и месте заседания суда кассационной инстанции (л.д. 86), о причине неявки не сообщил.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение вынесенное по делу решение подлежит отмене, а в удовлетворении предъявленного иска должно быть отказано, по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд исходил из того, что Д. является собственником спорного жилого помещения, и применил к отношениям между ним и ответчицей положения ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, регулирующие отношения между собственником и бывшим членом его семьи.

Согласно этим положениям в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию.

Однако правоотношения сторон определены судом неправильно, без учета положений закона и фактических обстоятельств дела.

В силу п. 1 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Пунктом 2 той же статьи предусмотрено, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Исходя из этих положений закона решение суда о применении последствий недействительности сделки должно рассматриваться как решение о присуждении (о возвращении сторонам полученного по сделке).

Из этого следует, что такое решение само по себе не может влечь восстановления права собственности соответствующей стороны на имущество, которое ей присуждено в порядке реституции.

Для такого восстановления необходим фактический возврат имущества, а если объектом сделки являлось недвижимое имущество - также государственная регистрация перехода права собственности, которая в силу п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" представляет собой юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

При этом до исполнения судебного решения для сторон не исключается возможность прийти к соглашению о восстановлении их прав иным способом: возмещением стоимости имущества в деньгах, передачей другого имущества и т.п., при этом может быть сохранено право собственности на имущество той стороной, на которую судом возложена обязанность по его возврату.

В связи с этим заслуживают внимания доводы кассационной жалобы Л.Т. о том, что право собственности на спорную квартиру не зарегистрировано за Д. и, несмотря на вступившее в законную силу судебное решение, он не может до исполнения этого решения выступать в качестве собственника квартиры и, в частности, предъявлять требование о выселении ответчицы как бывшего члена семьи собственника.

Данные обстоятельства исследовались судом первой инстанции, однако он не дал надлежащей оценки имеющимся в деле сведениям из Управления Росреестра по Санкт-Петербургу о регистрации права собственности на спорную квартиру за Л.Т. (л.д. 38 - 39, 59).

Таким образом, требование истца по указанным им основаниям не могло быть удовлетворено.

Не имеется также оснований рассматривать выселение Л.Т. из спорной квартиры как часть реституции, которая должна быть произведена на основании судебного решения о признании сделки недействительной (изъятия квартиры из владения ответчицы и восстановления владения истца).

В данном случае, как видно из материалов дела, вселение Л.Т. в спорную квартиру состоялось до приобретения ею права собственности на основании договора дарения (л.д. 33 - справка о регистрации) 1, т.е. она вселялась туда в качестве члена семьи Д. после регистрации брака с ним.

Соответственно, возврат сторон договора дарения в первоначальное положение, предусмотренный ст. 167 ГК РФ, сам по себе не предполагает выселения Л.Т., а означает лишь необходимость восстановления ее статуса как лица, вселенного собственником в качестве члена его семьи.

Исходя из этого ответчица может быть выселена из спорной квартиры только по основаниям, предусмотренным законом для членов и бывших членов семьи собственника, однако условия для предъявления Д. соответствующего требования, как указано выше, не наступили.

Таким образом, требования Д. по указанным им основаниям подлежали отклонению, о чем судебная коллегия считает возможным вынести новое решение без направления дела для повторного рассмотрения в суд первой инстанции, поскольку юридически значимые обстоятельства установлены в полном объеме на основе имеющихся доказательств.

Вместе с тем судебная коллегия считает необходимым также указать, что, независимо от правильности применения к отношениям сторон нормы ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, суд первой инстанции без каких-либо оснований сделал вывод о сохранении ответчицей права пользования жилым домом по адресу <...>, находящимся в собственности ее родителей, и об отсутствии в связи с этим необходимости сохранять за ней на тот или иной срок право пользования спорной квартирой. Материалы, позволяющие проверить этот вывод, в деле отсутствуют. В то же время судом не исследовалось, использовала ли фактически ответчица спорную квартиру для проживания, что могло бы влиять на оценку ее заинтересованности в ней как в жилье.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 14 декабря 2010 года по настоящему делу отменить. В удовлетворении требований Д. отказать.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь