Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 2011 г. N 33-1842/2011

 

Судья: Демидова О.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Нюхтилиной А.В. и Пучинина Д.А.

с участием прокурора Кузьминой И.Д.

при секретаре К.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании 09 февраля 2011 года кассационные жалобы Л. и К.Е. на решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 29 ноября 2010 года по делу N 2-1976/2010 по иску Л. к К.Е. и Н. о возмещении вреда, причиненного здоровью, и о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения Л. и К.Е., поддержавших жалобы, и заключение прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Кузьминой И.Д., полагавшей, что жалоба К.Е. удовлетворению не подлежит, а жалоба Л. является обоснованной, судебная коллегия

 

установила:

 

Решением Пушкинского районного суда от 29.11.2010 г. по настоящему делу частично удовлетворено требование Л. о компенсации морального вреда, вызванного нападением на истца 15.07.2010 г. собаки породы американский стаффордширский терьер, выгул которой осуществляла К.Е., и последствиями причиненных при этом травм: постановлено взыскать с К.Е. в пользу истца денежную компенсацию морального вреда в размере 75.000 рублей.

В удовлетворении требования истца о возмещении вреда, причиненного здоровью, в виде предстоящих расходов на рекомендованную ему пластическую операцию в размере 60.000 рублей, а в отношении Н. - также о компенсации морального вреда решением суда отказано.

В кассационной жалобе Л. просит отменить указанное решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального и процессуального права, и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В кассационной жалобе К.Е. просит изменить решение суда и уменьшить размер присужденной истцу компенсации, считая его завышенным и не учитывающим все обстоятельства дела.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Правильность решения суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований Л. в отношении Н., а также связанный с этим вывод о возложении ответственности за вред на К.Е. не оспаривается сторонами.

Решение в этой части соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, который, правильно применив нормы действующего законодательства в области содержания животных и надлежащим образом оценив имеющиеся доказательства (объяснения сторон и третьего лица М., а также материалы проверки по факту нападения собаки), обоснованно признал, что в данном случае лицом, ответственным за вред, является К.Е., которая, выгуливая собаку, не выполнила связанные с этим обязанности по контролю за поведением животного, осуществляла выгул в общественном месте без поводка и намордника.

Доводы кассационной жалобы К.Е., приводившиеся и при рассмотрении дела в суде первой инстанции, о том, что потерпевший своим поведением мог спровоцировать нападение, какими-либо доказательствами, кроме объяснений ответчиков, не подтверждены и не могут быть приняты во внимание. В свою очередь, нетрезвое состояние Л., как правильно признал суд, правового значения в данном случае не имеет.

Вместе с тем надлежащей оценки степени физических и нравственных страданий истца, которые могут быть основанием для компенсации морального вреда в соответствии с положениями ст. ст. 151, 1099 - 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции не дал.

Как следует из материалов дела, возможность установить все последствия повреждения здоровья истца в результате нападения собаки в настоящее время отсутствует: у Л. имеется <...> (л.д. 22 - справка клиники челюстно-лицевой и пластической хирургии СПб ГУЗ "Больница N 15").

Следовательно, оценка того, в какой степени устранимы изменения внешности Л., может быть дана только после прохождения соответствующего лечения. Кроме того, такое лечение может быть связано с дополнительными физическими и нравственными страданиями.

Исходя из этого, разрешая спор в части компенсации морального вреда, суд мог оценивать только те физические и нравственные страдания, которые фактически уже испытаны истцом к настоящему времени.

В случае выявления более долговременных последствий травмы (неизгладимого обезображивания лица, нуждаемости в дополнительных операциях и ином лечении) Л. не может быть лишен возможности повторно обратиться в суд с требованием о компенсации связанных с этим дополнительных физических и нравственных страданий.

В свою очередь, доводы истца о том, что он перенес физическую боль и страх при укусе собаки, в процессе лечения в городской больнице N 15 в июле 2010 г. перенес две операции, после чего провел 18 дней с пришитой к носу правой рукой, помимо связанных с этим серьезных физических страданий испытывает нравственные страдания от изменения своей внешности, требующего дальнейшего лечения, заслуживают внимания.

Тот факт, что ответчица К.Е. <...> находится на иждивении у матери, не работает, не учится и не имеет собственного источника доходов, 01.02.2011 г. была поставлена на учет в качестве безработной, о чем представила справку в суд кассационной инстанции, не может быть основанием для снижения размера компенсации морального вреда, на которую имеет право истец, поскольку возможность устройства на работу и получения заработка для ответчицы ничем объективно не ограничена.

Поэтому доводы кассационной жалобы К.Е. о необходимости снижения установленного судом размера компенсации несостоятельны.

Напротив, с учетом приведенных выше фактических обстоятельств судебная коллегия находит указанный размер недостаточным и считает необходимым увеличить его до 100.000 рублей, принимая при этом во внимание, что истец, как указано выше, в дальнейшем имеет возможность повторно обратиться в суд с требованием о компенсации дополнительно понесенных физических и нравственных страданий.

Решение суда первой инстанции нельзя признать обоснованным и соответствующим закону также в части отказа в удовлетворении требования Л. о возмещении вреда, причиненного его здоровью, в виде необходимых расходов на лечение.

В соответствии с п. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Судом первой инстанции дано неправильное толкование этого положения закона как предусматривающего возмещение потерпевшему только фактически понесенных расходов на лечение.

По общему правилу п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются, в частности, расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

Таким образом, в понятие убытков входят и будущие расходы, необходимые потерпевшему.

В кассационной жалобе Л. указывает, что не имеет средств для проведения необходимой ему операции, но остро в ней нуждается. Этот довод заслуживает внимания, поскольку отказ в возмещении вреда по основанию, указанному судом первой инстанции, может фактически лишить потерпевшего возможности получить необходимое лечение.

При этом интерес истца, связанный с максимальным возможным восстановлением его внешности, заслуживает уважения, в связи с чем, исходя из характера причиненных истцу повреждений, отраженного в материалах дела, рекомендованная ему пластическая операция может быть признана необходимым видом медицинской помощи, права на бесплатное получение которой Л. не имеет.

Поскольку истец нуждается в данной операции не по медицинским показаниям, а исходя из эстетических соображений, необходимость в назначении судебно-медицинской экспертизы с целью оценки такой нуждаемости отсутствовала.

То обстоятельство, что указанная в справке клиники челюстно-лицевой и пластической хирургии СПб ГУЗ "Больница N 15" стоимость лечения в 60.000 рублей является приблизительной (л.д. 22), по мнению судебной коллегии, не исключает возможности взыскания в пользу Л. этой суммы в качестве необходимых расходов на лечение, поскольку справка дана исходя из фактически применяемых расценок на данный вид помощи, указанная в ней стоимость не превышает разумные пределы, доказательств, указывающих на возможность предоставления истцу соответствующего лечения при меньших расходах, суду представлено не было.

С учетом изложенного судебная коллегия считает возможным, отменив решение районного суда в части отказа в удовлетворении требования Л. о возмещении вреда, причиненного здоровью, вынести новое решение о взыскании в его пользу указанной выше суммы.

Необходимости в направлении дела для повторного рассмотрения в суд первой инстанции в данном случае не усматривается, поскольку юридически значимые обстоятельства могут быть установлены и оценены на основе имеющихся доказательств.

На основании ч. 1 ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина, от уплаты которой истец при обращении в суд был освобожден согласно подпункту 3 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 29 ноября 2010 года по настоящему делу в части взыскания с К.Е. в пользу Л. денежной компенсации морального вреда изменить, увеличив размер указанной компенсации до 100.000 (ста тысяч) рублей.

В части отказа в удовлетворении требования Л. к К.Е. о возмещении вреда, причиненного здоровью, решение отменить.

Взыскать с К.Е. в пользу Л. сумму необходимых расходов на лечение в размере 60.000 (шестидесяти тысяч) рублей.

Дополнить решение указанием о взыскании с К.Е. государственной пошлины в размере 2.200 (двух тысяч двухсот) рублей в доход бюджета Российской Федерации.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь