Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 2011 г. N 33-202

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационным жалобам З.М.С., Г.Л.А., М.В.М. на решение Московского районного суда города Рязани от 22 ноября 2010 года, которым постановлено:

Исковые требования прокурора Московского района в интересах несовершеннолетней З.Э.В. удовлетворить.

Признать недействительным договор безвозмездной передачи жилого помещения, расположенного по адресу: <...> собственность граждан N 13667-Ф от 10 августа 2009 г., заключенный между администрацией г. Рязани, З.М.С. и М.Г.М.

Признать недействительным договор дарения 1/2 доли <...> от 26 августа 2009 г., заключенный между З.М.С. и М.В.М.

Признать недействительным договор купли-продажи квартиры <...> от 25 ноября 2009 г., заключенный между М.В.М., М.Г.М. и Г.Л.А.

Применить последствия недействительности ничтожных сделок:

Исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации N права собственности Г.Л.А. на квартиру, расположенную по адресу: <...>. Взыскать с М.Г.М. и М.В.М. в пользу Г.Л.А. по <...> рублей с каждой.

Исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации N права собственности М.В.М. на 1/2 долю <...>.

Исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации N права собственности М.Г.М. и З.М.С. на квартиру, расположенную по адресу: <...> равных долях.

Возвратить квартиру <...> в собственность администрации г. Рязани. Администрации г. Рязани возобновить договор найма квартиры <...> с нанимателем З.М.С.

М.В.М., З.М.С. в удовлетворении исков к П.Ю.В. в интересах несовершеннолетней З.Э.В., о признании не приобретшей права пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <...> отказать.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Рожковой Л.Н., объяснения представителя Г.Л.А. - М.Е.Н., поддержавшего кассационную жалобу, прокурора М.Т.Н, возражавшего против доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Прокурор Московского района г. Рязани обратился в суд в интересах несовершеннолетней З.Э.В. с иском к З.М.С., М.Г.М., в котором просил признать договор безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан N 13667-Ф от 09.08.2009 недействительным, возвратить стороны в первоначальное положение, а именно: исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись регистрации N права собственности на З.М.С. и М.Г.М. на квартиру, расположенную по адресу: <...>, мотивируя свои требования тем, что 15 апреля 2009 г. З.М.С. обратилась в суд с иском к З.Л.В., действующей в интересах несовершеннолетней З.Э.В. о признании не приобретшей права пользования квартирой <...>. Заочным решением Московского районного суда г. Рязани от 17.06.2009 исковые требования З.М.С. были удовлетворены. 31.07.2009 З.Э.В. была снята с регистрационного учета по вышеуказанному адресу. Определением Московского районного суда г. Рязани от 17.12.2009 заочное решение о признании З.Э.В. не приобретшей права пользования жилым помещением отменено. Следовательно, З.Э.В. не признана не приобретшей права пользования жилым помещением и имеет право пользоваться им. Вместе с тем 09.08.2009 на основании договора N 13667-Ф безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан квартира <...> была передана в собственность М.Г.М. и З.М.С. в равных долях. Совершая данную сделку ответчики нарушили право несовершеннолетней З.Э.В. на участие в приватизации квартиры, расположенной по указанному выше адресу.

В ходе рассмотрения дела прокурор дополнил исковые требования к новым ответчикам и просил признать договор дарения доли квартиры от 26.08.2009 недействительным, признать недействительным договор купли-продажи <...> и возвратить стороны в первоначальное положение, мотивируя эти требования тем, что после приватизации квартиры З.М.С. подарила свою долю в квартире М.В.М. В дальнейшем М.В.М. и М.Г.М. заключили с Г.Л.А. договор купли-продажи квартиры. Данные сделки являются недействительными в силу недействительности договора безвозмездной передачи в собственность граждан жилого помещения.

З.М.С. обратилась в суд со встречным исковым заявлением к З.Э.В., в котором просит признать З.Э.В. не приобретшей право пользования квартирой <...>, мотивируя свои требования тем, что З.Э.В. хотя и была зарегистрирована по адресу спорной квартиры своим отцом втайне от нанимателя жилого помещения, но в спорное жилое помещение никогда не вселялась и в нем не проживала..

М.В.М. обратилась в суд со встречным исковым заявлением к З.Э.В., в котором просит признать ее не приобретшей право пользования спорным жилым помещением, мотивируя свои требования тем, что ответчица в спорное жилое помещение не вселялась и не проживала. З.Э.В. на момент приватизации была снята с регистрации по адресу спорного жилого помещения, поэтому договор приватизации и все последующие сделки были заключены в соответствии с требованиями закона.

Суд удовлетворил исковые требования прокурора, в удовлетворении встречных исков отказал, постановив вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе З.М.С. просит решение суда отменить, постановить новое об отказе в иске прокурора в интересах несовершеннолетней З.Э.В. и удовлетворении встречных исков в полном объеме.

В кассационных жалобах Г.Л.А., М.В.М. просят решение суда отменить, направить дело на новое рассмотрение.

Кассаторы считают решение суда незаконным и необоснованным в связи неправильным определением судом обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием выводов суда обстоятельствам дела, недоказанностью обстоятельств, изложенных в решении суда, нарушением норм материального и процессуального права.

Кассатор З.М.С. считает, что иск в интересах несовершеннолетней З.Э. подан ненадлежащим лицом (прокурором), поскольку у несовершеннолетней имеется попечитель и только он вправе подавать таковой иск. Полагает, что права З.Э. приватизацией квартиры и дальнейшем ее отчуждением не нарушены. Снятие с регистрации З.Э.В. произошло на основании судебного решения, и то обстоятельство, что в дальнейшем решение суда было отменено, правомерность приватизации квартиры, по утверждению кассаторов, не отменяет. В спорное жилое помещение несовершеннолетняя З. никогда не вселялась и не проживала, а потому и не приобрела право пользования этой квартирой, а, значит, и право на участие в ее приватизации. Суд не дал должной оценки показаниям свидетелей, подтвердивших данный факт, а к показаниям свидетелей стороны истца по первому иску, необходимо отнестись критически, но судом этого сделано не было.

Кассатор Г.Л.А. не согласна с выводом районного суда о том, что она не является добросовестным приобретателем спорной квартиры. Она не могла и не должна была знать о притязаниях несовершеннолетней З. на спорную квартиру в момент заключения и регистрации договора купли-продажи квартиры.

Кассатор Г.Л.А. полагает, что суд незаконно при разрешении дела сослался на ст. 53 ЖК РСФСР, признав несовершеннолетнюю З. членом семьи нанимателя - З.М.С. Считает, что она не приобрела право пользования этой квартирой, тем самым не имеет право и на приватизацию. Не согласна с выводом суда, о том, что регистрация З.Э.В. по адресу места жительства ее попечителя носит вынужденный характер.

При таких обстоятельствах кассаторы считают решение суда подлежащим отмене.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов кассационной жалобы, считает, что оснований для его отмены не имеется.

При рассмотрении данного иска судом первой инстанции подробно исследованы обстоятельства дела, проанализированы доводы стороны истца и возражения ответчика, дан анализ представленным сторонами доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ. Решение суда содержит подробное изложение указанных фактов.

Судом первой инстанции установлено, что З.М.С. проживала в квартире <...> с 5 июля 1976 года и являлась нанимателем данного жилого помещения. Помимо нее в квартире зарегистрированы дочери истицы М.Г.М., М.В.М. и внучка ФИО10 26 сентября 1996 года на спорной жилой площади зарегистрирована внучка З.М.С. З.Э.В.

Заочным решением Московского районного суд г. Рязани от 17 июня 2009 г. З.Э.В. признана не приобретшей право пользования жилым помещением в квартире <...>.

Определением Московского районного суда г. Рязани от 17 декабря 2009 г. заочное решение отменено.

31 июля 2009 г. З.Э.В. была снята с регистрационного учета по вышеуказанному адресу, что подтверждается справкой МУП КВЦ.

10 августа 2009 г. между З.М.С., М.Г.М. и Администрацией г. Рязани был заключен договор безвозмездной передачи жилого помещения в собственность граждан, согласно которому Администрация передала З.М.С. и М.Г.М. в собственность каждой по 1/2 доле спорной квартиры.

19 августа 2009 г. за М.Г.М. и З.М.С. зарегистрировано право собственности на данную квартиру по 1/2 доле за каждой, о чем сделана запись о государственной регистрации N.

25 ноября 2009 г. между М., М.Г.М. и Г.Л.А. заключен договор купли-продажи квартиры, согласно которому продавцы продали, а покупатель купил квартиру <...>. Указанная квартира по взаимному соглашению сторон продана за сумму <...> рублей. На основании данного договора за Г.Л.А. зарегистрировано право собственности, номер регистрации N, что подтверждается копией договора.

Указанные обстоятельства подтверждаются материалами дела и сторонами в суде не оспаривались.

Вопреки утверждению кассатора о неправильном применении норм материального права, суд обоснованно применил законодательство, регулирующее спорные правоотношения.

Спорные правоотношения между сторонами являются длящимися.

Поэтому суд правильно применил нормы жилищного законодательства, действующего в период возникновения спорных правоотношений - ст. 53, 54 ЖК РСФСР, согласно которым наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, получив на это согласие всех совершеннолетних членов своей семьи. На вселение к родителям их детей, не достигших совершеннолетия, не требуется согласия остальных членов семьи. Граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи, ст. (53 ЖК РСФСР), и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

Аналогичные нормы содержатся и в ст. 69, 70 ЖК РФ.

Суд, исходя из принципа состязательности процесса, создал равные условия для доказывания своей позиции обоим сторонам, правильно определил юридически значимые обстоятельства и распределил бремя доказывания. Достаточных доказательств, подтверждающих тот факт, что З.Э.В. не вселялась в спорное жилое помещение сторона ответчика по первичному иску не представила.

Исследуя представленные сторонами доказательства, в частности показания свидетелей, суд указал в решении, по каким основаниям он принял в качестве достоверных показания свидетелей стороны истца и критически оценил показания свидетелей стороны ответчика. Не согласиться с оценкой, данной судом первой инстанции исследованным доказательствам, у судебной коллегии оснований не имеется.

При этом юридически значимым для разрешения иска о признании несовершеннолетней З.Э.В. неприобретшей право пользования спорным жилым помещением является сам факт вселения ребенка его родителями (одним из них) в жилое помещение. При этот период дальнейшего проживания в нем ребенка правового значения для рассмотрения этого дела не имеет.

Между тем, представленные стороной истца по первоначальному иску письменные доказательства, вопреки показаниям свидетелей стороны ответчиков, подтверждают факт вселения З.Э.В. сразу после ее рождения в спорную квартиру. Так, согласно справки МУЗ "Городская детская поликлиника N" от 26 марта 2010 г. З.Э.В. наблюдалась в детской поликлинике N с 1994 года по адресам: <...>. С ноября 2000 года ребенок наблюдается в МУЗ "Городская поликлиника N".

В материалах дела имеются: направления З.Э.В. от 1994 г. к отолорингологу, в которых указано место жительство: <...> дородовый патронаж, согласно которому З.Л.В. наблюдалась во время беременности по <...> и выписана из роддома по тому же адресу.

Помимо этого, из обозренной в суде первой инстанции медицинской карты З.Э.В. усматривается, что в 1995 году врачом осуществлялся выход на дом по адресу: <...>.

Свидетели стороны истца в подтверждение данных письменных доказательств пояснили, что З.Э.В. после рождения и до дня смерти ее отца ФИО12 (в 1998 г.) проживала с родителями в спорной квартире.

При таких обстоятельствах, вывод районного суда о том, что вселившись в квартиру З.М.С. в 1993 г., и зарегистрировавшись в ней в 1996 г. З.Э.В. приобрела право пользования спорным жилым помещением, в связи с чем исковые требования о признании ее не приобретшей права пользования данным жилым помещением удовлетворению не подлежат - является обоснованным.

Доводы кассаторов, что в настоящее время З.Э.В. зарегистрирована у своего попечителя П.Ю.В. в квартире <...>, где и приобрела право пользования жилым помещением, в связи с чем не может иметь право пользования в спорной квартире по договору социального найма, явились предметом судебного исследования и суд дал им подробную надлежащую оценку, оснований не согласиться с которой у судебной коллегии не имеется. Суд правильно указал, что зарегистрирована З.Э.В. в квартире П.Ю.В. была в силу того, что он назначен ее опекуном и на момент назначения опеки, она не была зарегистрирована по иному адресу.

Сам по себе факт регистрации гражданина, либо отсутствие такового не может служить основанием для возникновения, либо ограничения прав на жилое помещение. Для этого необходимо установление всех обстоятельств дела, что судом первой инстанции и было сделано.

Таким образом, как правильно указал суд, на момент приватизации М.Г.М. и З.М.С. квартиры <...>, З.Э.В. являлась членом семьи нанимателя и в силу ст. 69 ч. 2 ЖК РФ имела равные с нанимателем права и обязанности.

В соответствии со ст. 2 ФЗ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", граждане РФ, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных законом, иными нормативными актами РФ и субъектов РФ.

Как установлено в судебном заседании, З.Э.В. своего согласия на приватизацию квартиры не давала, в связи с чем, суд правильно сделку по приватизации жилого помещения оценил ничтожной, не порождающей правовых последствий.

Поскольку договор приватизации спорного жилого помещения является недействительной сделкой в силу ее ничтожности, недействительным признан и договор дарения доли квартиры З.М.С. М.В.М. и дальнейший договор купли-продажи. Данная позиция суда первой инстанции является правильной. Она подробно изложена в оспариваемом решении, и оснований не согласиться с ней судебная коллегия не имеет.

Согласна судебная коллегия и с позицией суда, не принявшего доводов ответчиков о статусе добросовестного приобретателя спорной квартиры в отношении Г.Л.А.

Пунктом 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой прав собственности и других вещных прав" установлено, что приобретатель признается добросовестным, если докажет, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества продавцом, в частности принял все разумные меры для выяснений правомочий продавца на отчуждение имущества.

Добросовестным считается приобретение, соединенное с отсутствием у приобретателя как достоверных сведений о нелегитимности сделки по отчуждению имущества (не знал), так и оснований сомневаться в ее легитимности, очевидных для всякого нормального участника гражданского оборота исходя из общих представлений о требуемых от него заботливости и осмотрительности и с учетом обстоятельств, в которых совершается сделка (не мог знать).

В материалах регистрационного дела имеется справка ООО КА "<...>" о составе семьи, из которой усматривается, что несовершеннолетняя З.Э.В. была зарегистрирована в спорном жилом помещении с 26.09.1996 и снята с регистрационного учета 31.07.2009 на основании заочного решения Московского районного суда г. Рязани. Документы для регистрации сделки купли-продажи представлены в Управление Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии 24 декабря 2009 г., то есть после отмены заочного решения о признании З.Э.В. не приобретшей право пользования жилым помещением.

При таких обстоятельствах дела суд сделал обоснованный вывод, что Г.Л.А. проявила неосмотрительность и неосторожность и не удостоверилась в наличии данного решения на момент регистрации договора купли-продажи, не проверила не отменено ли данное решение.

Кроме того, согласно ст. 3 Конвенции о правах ребенка, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989, во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Материальные интересы Г.Л.А. восстановлены судом применением последствий недействительности сделки в полном соответствии со ст. 167 ГК РФ.

Доводы кассатора З.М.С. о том, что прокурор Московского района не наделен полномочиями на подачу иска в интересах несовершеннолетней З.Э.В., необоснованны.

В силу ст. 45 ГПК РФ прокурор имеет право обратиться в суд с заявлением в защиту прав и интересов несовершеннолетней З.Э.В. и это право не ставится в зависимость от наличия либо отсутствия у несовершеннолетнего законного представителя, обладающего правом на такое обращение, но не использующего его.

При таких обстоятельствах дела с учетом правового регулирования спорных правоотношений суд обоснованно первоначальный иск удовлетворил., в удовлетворении встречных исков отказал.

Иных доводов кассационная жалоба не содержит, а исследованные судом кассационной инстанции - не могут служить основанием для отмены судебного решения, поскольку признаны несостоятельными.

Таким образом, судом полно и всесторонне проверены обстоятельства дела, правильно определен круг юридически значимых по делу обстоятельств, дана объективная, соответствующая нормам процессуального права оценка доказательств. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подробно аргументированы с применением норм материального права, регулирующего спорные отношения.

Решение суда отвечает требованиям ст. 195 ГПК РФ о законности и обоснованности и оснований для его отмены не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Московского районного суда города Рязани от 22 ноября 2010 года оставить без изменения, а кассационные жалобы З.М.С., Г.Л.А., М.В.М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь