Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 2011 г. N 33-260/2011г.

 

Судья Багиров А.Б.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Мамаева И.М.

судей Бейтуллаевой З.А. и Гомленко Н.К.

при секретаре Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Махачкале от 9 февраля 2011 года дело по кассационной жалобе заместителя управляющего Дагестанским отделением ОАО "Сбербанк России" М. на решение Дербентского городского суда РД от 15 декабря 2010 года, которым постановлено:

"Исковые требования к Дагестанскому отделению N 8590 Сбербанка России удовлетворить: взыскав с ответчика в пользу истца задолженность по договору банковского вклада от 27 октября 1990 года на общую сумму 5 000 000 (пять миллионов) руб. и госпошлину в доход государства в сумме 20 000 (двадцати тысяч) руб."

Заслушав доклад судьи Бейтуллаевой З.А., объяснения представителя Дагестанского отделения ОАО "Сбербанк России" А. (на основании доверенности N 09/43159 от 9 ноября 2010 года), просившего решение суда отменить, объяснения представителя истца И. (на основании доверенности от 16 августа 2010 года), просившего решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

27.10.90 г. истец И. в сберегательной кассе N г. Дербента оформил срочный вклад с неограниченным сроком хранения за N на сумму 1000 руб. под 3% годовых. С 20.06.91 г. Сбербанк России стал акционерным коммерческим банком. Для привлечения клиентов в конкурентной борьбе в условиях зонирования Сбербанком России были повышены процентные ставки по вкладам и согласно Указу Президента РФ N 409 от 28.03.93 г. "О защите сбережений граждан РФ" процентная ставка по срочным вкладам населения была повышена до 120%. Однако начиная с 01.07.94 г. Сбербанк без сообщения вкладчику в одностороннем порядке регулярно снижал процентную ставку по срочному вкладу - вплоть до 0,1% годовых с 12.02.04 г. по настоящее время, чем по мнению истца, грубо нарушены его конституционные права и законные интересы.

Его претензию от 03.02.10 г. ответчик (Дагестанское отделение N 8590 Сбербанка России) признал частично, ответчик согласен выплатить причитающуюся сумму дохода по счету N, исходя из значительно заниженных процентных ставок и предлагая несколько вариантов своих расчетов, из которых в лучшем случае он может окончательно получить 810 руб. 47 коп., а в остальной части в удовлетворения претензии во внесудебном порядке ему было необоснованно отказано.

По изложенным основаниям истец просил взыскать с ответчика задолженность по невыплаченным процентам на сумму 24 771 384 руб. - в ходе судебного разбирательства с учетом изменения финансово-экономической ситуации в стране искомая сумма снижена им до 5 000 000 руб.

Судом постановлено указанное выше решение.

В кассационной жалобе представителя ответчика - заместителя управляющего Дагестанским отделением ОАО "Сбербанк России" М. содержится просьба об отмене решения суда, как вынесенного с существенными нарушениями норм материального права и без учета фактических обстоятельств дела.

Суд необоснованно не принял во внимание то, что, в 1990 года заключение договора не предусматривалось, сберегательная книжка по вкладу являлась в тот период документом, подтверждающим наличие между Банком и вкладчиком договорных отношений, вытекающих из договора банковского счета, по которому банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.

В связи с изменением экономических процессов в стране, конъюнктуры финансового рынка, непосредственно повлиявших на банковскую систему и экономику страны, Сбербанк России изменял процентные ставки, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения. Действия банка по изменению процентных ставок носили правомерный характер, поскольку ранее действовавшее законодательство не регламентировало порядок начисления процентов и изменения процентных ставок по вкладам.

Так, в 1992 - 1993 гг., т.е. в период наиболее высокого уровня инфляции, Сбербанк России неоднократно повышал процентные ставки, предлагая населению вклады с выплатой дохода в размере 130 - 190% годовых в зависимости от вида вклада. По срочному вкладу, каковой был сделан истцом, процентная ставка в тот период составляла 120% годовых, оставаясь достаточно высокой до середины 1994 года.

Дальнейшее изменение конъюнктуры на финансовом рынке повлекло за собой снижение размера процентных ставок по вкладам населения, в том числе, по срочным вкладам, размер дохода по которым с августа 1997 года составил 11% годовых.

В соответствии с Указом Президента РФ N 822 "Об изменении нарицательной стоимости российских денежных знаков и масштаба цен", предусматривающим пересчет всех остатков вкладов в кредитных организациях, в филиалах Сбербанка России, остатки, в том числе и по срочным вкладам, по состоянию на 01.01.1998 г. были уменьшены в 1 000 раз.

Согласно п. 3 ст. 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом или договором.

Часть 2 ст. 29 ФЗ от N "О банках и банковской деятельности" давала банкам право на изменение процентных ставок в одностороннем порядке.

Положение указанной нормы об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан, как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обуславливающих такую возможность, признано Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации.

По договорам срочных банковских вкладов, заключенным до введения в действие части второй ГК РФ, изменение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору срочного вклада содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке.

В ходе судебного разбирательства ответчик представил один расчет, являющийся верным с учетом отмены ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 02 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности", а в сравнение представил расчет с момента вступления в законную силу части второй ГК РФ, а также расчет по первоначальной процентной ставке - 3% годовых, предусмотренной договором. Из этих расчетов видно, что при различных расчетах окончательный результат не дает сумм, запрашиваемых истцом.

Статьей 395 ГК РСФСР, действовавшей на момент заключения и исполнения договора банковского вклада, было установлено, что "граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами".

На момент открытия вклада условия открытия и исполнения обязательств по вкладу содержались в Инструкции от 03.10.1980 года N 15 "О порядке совершения государственными трудовыми сберегательными кассами СССР операций по вкладам населения" (позже Инструкция N 1-р).

Инструкция N 15 полностью соответствует применяемому в ст. 395 ГК РСФСР понятию "изданные в установленном порядке правила" и является единственным документом, устанавливающим условия открытия вкладов в Сбербанке России и порядок операций по ним на момент возникновения спорных правоотношений.

Ненадлежащего исполнения обязательств со стороны Сбербанка России не имеется. По вкладу И. банк производил своевременно начисление процентов по данному виду вклада согласно законодательству и инструкциям банка, о чем свидетельствуют записи в сберегательной книжке (ежегодное причисление процентов на сумму вклада). Также на последней странице (оборотная сторона) сберегательной книжки типографским способом для сведения вкладчика приведены записи: "О гарантии тайны вклада, их сохранности и выдачи по первому требованию вкладчика" и т.д.

Случаев отказа в выплате данного вклада с причитающимися процентами истцу И. со стороны банка не было.

Вина Сбербанка России в обесценивании вклада И. отсутствует, напротив, банк предпринял все возможные меры (повышение процентной ставки) к максимальному сохранению покупательной способности денежных средств, хранящихся во вкладах. Обесценивание денег в начале 90-х годов не связано с деятельностью Сбербанка России, а является результатом инфляционных процессов, происходящих в государстве.

Сбербанк России, как субъект экономической деятельности не может нести ответственность за инфляционные процессы в стране. Закон РСФСР N 1799-1 от 24.10.1991 года "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР" (в ред. от 24.12.1993 года) не содержит конкретных механизмов реализации в части поддержания покупательной способности доходов и сбережений граждан, равных индексу роста цен, а лишь предусматривает, что сбережения граждан индексируются путем изменения процентных ставок по вкладам.

Сбербанк свои обязательства перед истцом исполнил в соответствии с указанным выше законом и Инструкцией.

Истец подал заявление об уменьшении исковых требований от 03.12.2010 г., истец просит снизить сумму исковых требований с 24 771 384,00 руб. до 5 000 000,00 руб.

Удовлетворяя исковые требования, суд не дал разъяснений в соответствии с какими нормативными документами был проведен расчет по вкладу для выплаты истцу 5 000 000 руб.

Истец в своих доводах и суд в решении суда от 15.12.2010 г. указывают на тот факт, что истец не требует компенсации обесценивших вкладов и его требования не связаны с обесцениванием вклада в связи с инфляцией, который является общегосударственным и данный факт был учтен истцом в заявленных требованиях и при составлении расчета.

Изменения конъюнктуры финансового рынка не является форс-мажорным обстоятельством. По записям, произведенным в сберегательной книжке истца видно, что И. с 1992 г. практически ежегодно приходил в отделение Сбербанка, для внесения записи о начисленных суммах по процентам, также в сберегательной книжке истца стоит штамп с отметкой "пересчитано на 01.01.1998 г. в новом масштабе цен" и соглашался с начисленными процентами, не предъявляя претензий и не оспаривая действия банка.

Судебная практика наглядно показывает, что все споры между вкладчиками и банками принявшими вклады с последующей выплатой процентов по ним, возникают с того периода времени, с которого вкладчик узнал о своем нарушенном праве. Последний визит в банк согласно сберегательной книжки осуществлен истцом 31.03.2002 г.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В возражениях на кассационную жалобу истец И. просит решение суда оставить без изменения, как законное и обоснованное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, в соответствии с правилами части 2 статьи 347 ГПК РФ, судебная коллегия находит решение суда первой инстанции подлежащим отмене ввиду неправильного применения судом норм материального права.

Как следует из материалов дела, 27 октября 1990 года истец И. в сберегательной кассе N г. Дербента оформил срочный вклад с неограниченным сроком хранения за N на сумму 1000 руб. под 3% годовых.

В связи с тем, что на момент возникновения спорных правоотношений заключение отдельного договора не предусматривалось, документом, подтверждающим наличие между Банком и вкладчиком договорных отношений, вытекающих из договора банковского счета, является сберегательная книжка по вкладу; по условиям этого договора банк обязался принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета, проведении других операций по счету.

Из содержащегося в письменном возражении ответчика на исковое заявление И. расчета следует, что с 1 января 1991 года по 1 июля 1994 года банк в одностороннем порядке повышал размер процентов по вкладу И., вследствие чего размер годовых был увеличен с 3% до 120%, затем в период с 1 июля 1994 года по 25 августа 1997 года размер годовых был банком также в одностороннем порядке уменьшен со 120% до 11%, в последующем ответчик еще дважды уменьшил размер процентной ставки годовых до 5% - с 15 сентября 2003 года, а с 12 февраля 2004 года - до 0,1% (л.д. 46).

В кассационной жалобе ответчика содержится расчет, согласно которому в связи с признанием Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П положений ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности" не соответствующими Конституции РФ установленная ответчиком по вкладу И. с 25 августа 1997 года процентная ставка - 11% годовых осталась неизменной (л.д. 121 - 121 об.).

Удовлетворяя требования истца, полагавшего, что банк был не вправе без его согласия уменьшать размер процентной ставки, и требовавшего обязать банк выдать ему вклад с начислением годовых не в предусмотренном заключенном сторонами договором размере - 3% годовых, а в размере 120% годовых, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с законодательством Российской Федерации у Сбербанка России на момент изменения процентной ставки по договору банковского счета, заключенного с И., в сторону понижения, то есть по состоянию на 1 июля 1994 года, отсутствовало право на одностороннее изменение размера процентной ставки по заключенному сторонами договору банковского вклада.

В обоснование решения об удовлетворении иска суд также сослался на то, что в соответствии с законодательством Российской Федерации, регулирующим отношения, вытекающие из договора банковского вклада, до вступления в силу с 1 марта 1996 года части второй ГК РФ, в частности статьи 838, право банков включать в договоры условие о возможности одностороннего изменения ставки процентов, начисляемых на вклад, предусмотрено не было. По мнению суда, невозможность включения в договоры банковского вклада условия о праве банка на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу вытекает из положения статьи 169 ГК РСФСР о недопустимости одностороннего изменения условий договора, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Эти выводы сделаны с существенными нарушениями норм материального права.

Основанием возникновения гражданских прав могут быть не только нормы законов и иных нормативных правовых актов, но также условия договоров и иных сделок.

Ст. ст. 29 и 39 Закона РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР" от 2 декабря 1990 года было установлено, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям в. а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Вывод суда о том, что Сбербанк России был бы вправе включать в договоры банковского вклада условие о праве на одностороннее изменение ставки банковского процента только в случае, если федеральным законом было бы прямо предусмотрено такое право ответчика, не соответствует общим началам и принципам гражданского законодательства.

Гражданское законодательство основано на принципе свободы договора, закрепленном в ст. 1 и ст. 421 ГК РФ.

Как следует из ст. 1 ГК РФ, субъекты гражданского права приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Таким образом, метод гражданско-правового регулирования соответствует принципу: "разрешено все, что не запрещено".

Для правильного разрешения заявленных истцом требований суду надлежало установить существенные условия заключенного сторонами договора банковского вклада, выяснить, содержалось ли в этом договоре условие о возможности банка изменять процентную ставку в одностороннем порядке, а также установить наличие или отсутствие законодательного запрета на включение в договоры такого условия, для чего надлежало руководствоваться законодательством, действовавшим на момент заключения этого договора, то есть по состоянию на 27 октября 1990 года.

При этом следует иметь в виду, что статьей 395 ГК РСФСР, действовавшей на момент заключения сторонами договора банковского вклада, было установлено, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.

Имеющие значение для дела доводы письменного возражения ответчика о том, что на момент открытия вклада условия открытия и исполнения обязательств по вкладу содержались в Инструкции от 03.10.1980 года N 15 "О порядке совершения государственными трудовыми сберегательными кассами СССР операций по вкладам населения", которая полностью соответствует применяемому в ст. 395 ГК РСФСР понятию "изданные в установленном порядке правила" и является единственным документом, устанавливающим условия открытия вкладов в Сбербанке России и порядок операций по ним на момент возникновения спорных правоотношений, что в условия заключенного с истцом договора срочного банковского вклада было включено право Сбербанка России на одностороннее изменение размера банковского процента и что истец был ознакомлен с условиями договора вклада перед его заключением, что дает банку право на одностороннее изменение договора в части процентной ставки по вкладу И., судом оставлены без проверки и надлежащей оценки, карточка лицевого счета и сберегательная книжка истца в судебном заседании не исследованы.

Соглашаясь с доводами истца о том, что ему по заключенному им с ответчиком договору банковского вклада подлежит выплате 24 771 384 рубля, из коих он просил суд взыскать в его пользу 5 000 000 рублей, отказавшись от остальной части иска, суд не проверил правильность расчетов истца.

В нарушение требований ст. ст. 196 - 198 ГПК РФ в решении суда не содержится расчета взыскной судом в пользу И. суммы.

Заслуживают внимания и доводы кассационной жалобы представителя Сберегательного банка о том, что с 1992 года истец практически ежегодно приходил в банк, сумма вклада пересчитывалась ответчиком с учетом причитающихся вкладчику процентов, о чем вносились записи в сберегательную книжку И., последний визит истца в банк состоялся 31 марта 2002 года.

Доводы ответчика о том, что истцом пропущен срок исковой давности судом первой инстанции правомерно признаны необоснованными, поскольку правоотношения, вытекающие из договора банковского счета, являются длящимися.

Вместе с тем обстоятельства, на которые ссылается ответчик, имели значение для правильной оценки его доводов о том, что вкладчик был ознакомлен с условиями договора, предусматривающими право банка на изменение процентной ставки по вкладу в одностороннем порядке.

Как правильно указано в кассационной жалобе, обращаясь в суд с требованием о выдаче вклада, И. в своем исковом заявлении при расчете подлежащей взысканию в его пользу с ответчика суммы исходил не из условий заключенного сторонами договора (3% годовых), а из условий измененного банком в одностороннем порядке договора по состоянию на 1 января 1994 года (120% годовых); по условиям заключенного сторонами при открытии банковского счета договора ответчик не принимал на себя обязательств по выплате И. 120% годовых.

Применение судом к рассматриваемому спору положений части второй Гражданского кодекса РФ, введенной в действие с 1 марта 1996 года (п. п. 2 и 3 ст. 838), является неправильным.

Как было указано выше, при разрешении вопроса о наличии у банка права на включение в договоры банковского вклада оспариваемого истцом условия суду надлежало руководствоваться нормами материального права, действовавшими на момент открытия ответчиком банковского счета на имя истца, имея в виду, что по договорам банковских вкладов, заключенным до введения в действие части второй Гражданского кодекса РФ, изменение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору срочного вклада содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке. Это условие на основании статьи 422 ГК РФ сохраняет свою силу после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон.

В соответствии со ст. 422 ГК РФ и ст. 5 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" нормы части второй ГК РФ, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие, т.е. после 1 нарта 1996 года (часть 3 статьи 6 Закона о введении в действие). По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие. Пункт 3 статьи 838 ГК РФ вступил в силу после заключения договора между истцом и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет.

При рассмотрении настоящего дела судом существенно нарушены нормы процессуального права. Суд не исследовал такое юридически значимое для данного дела обстоятельство, как вопрос о том, был ли истец ознакомлен с условиями договора банковского вклада и, следовательно, дал ли он свое согласие на последующее снижение или повышение банком без предварительного согласования с ним процентной ставки по его вкладу.

По изложенным основаниям решение суда не может быть признано законным, подлежит отмене.

Руководствуясь ст. ст. 361 - 363 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Дербентского городского суда от 15 декабря 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь