Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 2011 г. по делу N 33-357/2011

 

Судья: Крицына А.Н.

Докладчик Москаленко Т.П.

09 февраля 2011 г. судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Лепехиной Н.В.,

судей Москаленко Т.П. и Уколовой О.В.,

при секретаре Л.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу истца В. на решение Задонского районного суда Липецкой области от 16 ноября 2010 года, которым постановлено:

В. отказать в иске к ООО "А" об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Взыскать с В. государственную пошлину в размере 3600 (три тысячи шестьсот) рублей в доход местного бюджета.

Заслушав доклад судьи Москаленко Т.П., судебная коллегия

 

установила:

 

Истец В. обратился в суд с иском к ООО "А" об истребовании имущества из чужого незаконного владения. В обоснование заявленных требований указывал, что он является собственником шести металлических емкостей объемом 60 куб. м. каждая. По утверждению истца, указанные емкости были переданы на ответственное хранение в ООО "А" в сентябре 2007 года, гарантийным письмом ему был обещан возврат этих емкостей по первому требованию. Однако при его обращении к ответчику с требованием возвратить принадлежащие ему емкости, им был получен отказ. Полагая данные действия ответчика незаконными, истец обратился в суд с указанным иском.

В судебном заседании истец В. поддержал заявленные требования и суду объяснил, что в 2005 году за 180 000 рублей купил для себя шесть металлических емкостей объемом 60 куб. м. каждая, в настоящее время их стоимость 400 000 рублей. Данное имущество он не имел возможности хранить в своем хозяйстве, поэтому оставил под охраной ООО "А", где в то время работал, но письменного договора передачи имущества на ответственное хранение он не заключал. Лишь 5 сентября 2007 года указанные емкости были переданы на ответственное хранение работнику ООО "А" Щ., а истцу ему было выдано гарантийное письмо за подписью главного бухгалтера П. и зав. складом Щ., подтверждающее факт принятия на ответственное хранение от ИП КФХ В. 6-и емкостей металлических и их возврат по первому требованию.

Представитель истца С. иск поддержал, ссылаясь на те же доводы также указывал, что в ООО "А" нет имущества, аналогичного тому, об истребовании которого заявлен иск.

Представитель ответчика ООО "А" по доверенности А. исковые требования не признала, пояснив, что, действительно, основные средства ответчика включают в себя 6 металлических емкостей по 60 куб. м. каждая на общую сумму 120 000 рублей, однако какое-либо имущество, принятое ответчиком от третьих лиц на ответственное хранение, на предприятии отсутствует. Настаивала также на том, что доверенность, по которой спорное имущество было принято на хранение, была подписана неуполномоченными на то лицами. Также указывала, что гарантийное письмо, на которое истец ссылался в обоснование своих требований, не отвечает требованиям закона для документов такого рода, а именно: не имеет указания кому оно адресовано, не имеет даты составления, кроме того, подписано оно только главным бухгалтером и зав. складом, в то время как согласно Положению о бухгалтерском учете подобного рода гарантии должны быть подписаны руководителем и главным бухгалтером предприятия, а также скреплены печатью организации. По указанным основаниям просила в иске отказать.

Суд отказал в удовлетворении заявленных требований, постановив решение, резолютивная часть которого приведена выше.

В кассационной жалобе истец В. просит об отмене решения как незаконного и необоснованного, настаивает на ошибочности выводов суда о том, что наличие в ООО "А" шести металлических емкостей еще не является бесспорным доказательством, подтверждающим право собственности истца на указанное имущество. Оспаривает вывод суда о том, что для истребования имущества из чужого незаконного владения должна иметься возможность выделить вещь при помощи индивидуально-определенных признаков, которых истцом не было представлено.

Заслушав истца В., настаивавшего на отмене решения, обсудив доводы жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене, при этом исходит из следующего.

Частью 1 статьи 209 Гражданского кодекса РФ установлено, что собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В соответствии со ст. 301 Гражданского кодекса Российской Федерации, собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Как видно из материалов дела, с 20 октября 2003 года по 24 сентября 2007 года В. состоял в трудовых отношениях с ООО "А", а именно, занимал должность исполнительного директора. С 26 сентября 2007 года - назначен главой КФХ.

20 июня 2005 года истец В. приобрел у ООО "П" г. Липецка за наличный расчет металлические емкости объемом 60 куб. м. в количестве 6 штук по цене 30000 р/шт. Данные обстоятельства подтверждаются представленными истцом квитанцией к приходному ордеру N 139 от 20 июня 2005 года и накладной от той же даты.

5 сентября 2007 года действовавший от ООО "А" по доверенности Щ. получил от ИП КФХ В. на ответственное хранение материальные ценности в виде емкостей металлических объемом 60 куб. м. в количестве 6 шт.

В материалах дела имеется также гарантийное письмо от 5 сентября 2007 года, подписанное главным бухгалтером ООО "А" и заведующим складом Щ., из содержания которого следует, что 5 сентября 2007 года ООО "А" приняло на ответственное хранение от ИП КФХ В. емкости металлические 60 куб. м. в количестве 6 штук. Из гарантийного письма также следует, что ООО "А" обязалось возвратить В. указанные материальные ценности по первому его требованию.

Отказывая В. в удовлетворении исковых требований об истребовании спорных емкостей, суд исходил из того, что указанное имущество не передавалось истцом на ответственное хранение ответчику. При этом суд указал, что сам по себе факт наличия в ООО "А" шести металлических емкостей объемом 60 куб. м. каждая (т.е. аналогичных тем, об истребовании которых был заявлен настоящий иск) не является бесспорным доказательством, подтверждающим право собственности В. на истребуемое имущество. По мнению суда, для удовлетворения иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, должна иметься возможность выделить вещь из других однородных вещей при помощи индивидуальных, а также установить фактическое нахождение вещи в чужом незаконном владении ответчика на момент рассмотрения спора. Поскольку таких доказательств в ходе рассмотрения настоящего дела добыто не было, суд отказал в иске.

Судебная коллегия не может согласиться с таким выводом суда, поскольку он основан на неполном исследовании обстоятельств дела.

Как разъяснил Верховный Суд Российской Федерации в постановлении Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", применяя статью 301 ГК РФ, судам следует иметь в виду, что собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого оно фактически находится в незаконном владении.

При этом в соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Таким образом, при рассмотрении настоящего дела юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими установлению судом, являлось: факт наличия у истца права собственности на истребуемую вещь или иного права на обладание вещью; факт утраты фактического владения вещью; нахождение вещи в незаконном владении ответчика.

Проанализировав установленные по делу обстоятельства, судебная коллегия приходит к выводу о том, что первые два указанных обстоятельства нашли свое подтверждение в ходе рассмотрения дела.

Так, факт правомерного приобретения истцом В. у ООО "П" г. Липецка спорного имущества был установлен в ходе рассмотрения и дела и подтверждается имеющимися в деле доказательствами.

В свою очередь, факт утраты истцом фактического владения спорными емкостями также косвенно подтвержден имеющимися в материалах дела доказательствами, а именно: гарантийным письмом ООО "А" о получении от истца спорных емкостей на ответственное хранение, а также доверенностью ООО "А" Черниговка на имя Щ. на получение от истца указанного имущества.

Отвергая в качестве доказательства указанную выше доверенность, суд указал, что она была составлена с нарушением установленных законом требований к доверенностям, в частности, она была подписана неуполномоченными на то лицами, обязательные к заполнению графы в доверенности не заполнены, а лицо, получившее доверенность по выполнению предполагаемого задания не отчиталось.

При этом суд не учел положения ст. 183 ГК РФ, которая устанавливает, что при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

В ходе рассмотрения дела судом был допрошен ряд свидетелей по делу, в частности, Щ., работавший в ООО "А" с 2003 года заведующим склада, с 2007 года - управляющим. Из показаний данного свидетеля усматривается, что в 2007 году ему было поручено взять на ответственное хранение 6 принадлежащих В. емкостей. Аналогичные показания были даны суду и свидетелем П., работавшей в ООО "А" главным бухгалтером до 2007 года. Из показаний данного свидетеля также усматривается, что на территории ООО "А" находились принадлежащие истцу В. емкости в количестве 6 штук. По утверждению данного свидетеля, первоначально указанное имущество было принято ответчиком по устной договоренности, а впоследствии, когда менялся собственник ООО "А" данные емкости были приняты на хранение по гарантийному письму.

При таких обстоятельствах следует признать, что впоследствии руководство ООО "А" не возражало против нахождения на территории предприятия имущества истца, а, следовательно, с учетом приведенной выше правовой нормы, одобрило сделку.

Суд не дал должной оценки показаниям указанных свидетелей, как не дал оценки имеющемуся в деле письму в адрес ООО "А", подписанному М. В указанном письме наряду с другими требованиями к ООО "А" содержится и напоминание последнему о невыплаченных В. деньгах в сумме 300 000 рублей за емкости.

Учитывая то обстоятельство, что на момент предполагаемой передачи В. спорного имущества ответчику руководителем ООО "А" являлся именно М., то, по мнению судебной коллегии, суду следовало проанализировать данное письмо, дать ему оценку наряду с другими представленными в дело доказательствами, которые косвенно подтверждают факт нахождения спорного имущества во владении ответчика.

При этом судебная коллегия не соглашается с выводом суда о том, что в данном случае не имелось возможности выделить истребуемое имущество из других однородных вещей при помощи индивидуальных признаков.

Как усматривается из протокола судебного заседания от 21 октября 2010 года на вопрос суда о наличии каких-либо индивидуальных признаков истребуемого имущества истец В. пояснил, что цистерны коричневого цвета, металлические, объемом 60 куб. м. Также истец указал, что три из указанных емкостей находятся около первого склада базы ООО "А" на огороженной территории, а другие три емкости - на расстоянии около 150 метров от складов на неогороженной территории. В кассационной жалобе истец указывал, что его емкости ржавые, не имеют номеров.

Суд посчитал, что на основании данных объяснений истца сделать вывод о наличии у спорного имущества индивидуально-определенных признаков нельзя. Вместе с тем, суд не учел, что действующее гражданское процессуальное законодательство предоставляет суду возможность исследовать доказательства по делу как в зале судебного заседания, так и вне его.

Так, ст. 58 ГПК РФ устанавливает, что суд может произвести осмотр и исследование письменных или вещественных доказательств по месту их хранения или месту их нахождения в случае невозможности или затруднительности доставки их в суд.

С учетом того, что в данном случае юридически значимым обстоятельством для суда являлось установление факта нахождения на территории предприятия ответчика именно того имущества, относительно которого был предъявлен иск, а также с учетом того, что в судебном заседании от 11 ноября 2010 год (л.д. 157 - 159) представитель ответчика пояснила, что на территории ООО "А" имеются еще 7 емкостей, которые стоят на балансе ответчика, с целью максимально полного установления обстоятельств по делу суду следовало провести выездное судебное заседание с тем, чтобы произвести осмотр и исследование доказательств по делу, а именно, емкостей, относительно которых заявлен иск.

При изложенных обстоятельствах решение нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, правильно установить значимые в данном случае обстоятельства, распределить обязанность по доказыванию каждой из сторон тех обстоятельств, которые имеют значение с учетом специфики данного спора, обязать ответчика представить доказательства приобретения спорных емкостей ООО "А", тщательным образом проанализировать все представленные сторонами доказательства в их совокупности, а также, используя все предоставленные гражданским процессуальным законодательством возможности, установить или опровергнуть факт нахождения на территории ответчика спорного имущества. С учетом указанных обстоятельств вынести законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Задонского районного суда Липецкой области от 16 ноября 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь