Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 февраля 2011 г. по делу N 33-3362

 

Судья: Сперанская Н.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

Председательствующего Фроловой Л.А.

Судей Катковой Г.В. Пономарева А.Н.

При секретаре П.

Заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Катковой Г.В.

Дело по кассационной жалобе представителя Д., О., К., Л., Л.С., К., ООО "Виктория-Финанс" по доверенности С.

На решение Басманного районного суда города Москвы от 14 октября 2010 года,

Которым постановлено: В удовлетворении исковых требований Д., О., К., Л., Л.С., К.Т., ООО "Виктория-Финанс" к Ш., ОСАО "Ингосстрах", Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по городу Москве о признании нежилого помещения общей площадью 68,8 кв. м (кадастровый номер <...>) общим имуществом многоквартирного жилого дома, расположенного по адресу: <...>, признании недействительными: государственной регистрации права собственности ОСАО "Ингосстрах" на нежилое помещение общей площадью 68,8 кв. м (кадастровый номер <...>), договора купли-продажи нежилого помещения <...> от <...> года, государственной регистрации права собственности Ш. на нежилое помещение общей площадью 68,8 кв. м - отказать.

 

установила:

 

Д., О., К., Л., Л.С., К.Т., ООО "Виктория-Финанс" обратились в суд с иском к Ш., ОСАО "Ингосстрах", Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по городу Москве о признании нежилого помещения общей площадью 68,8 кв. м (кадастровый номер <...>) общим имуществом многоквартирного жилого дома, признании недействительными: договора купли-продажи нежилого помещения N <...> от <...> года, государственной регистрации права собственности ОСАО "Ингосстрах" на нежилое помещение, государственной регистрации права собственности Ш. на нежилое помещение.

В обоснование требований указали, что истцы являются собственниками жилых и нежилых помещений, расположенных в многоквартирном жилом доме по адресу: <...> Большинство помещений, принадлежащих истцам, были приобретены ими на основании договоров, заключенных в <...> годах с ответчиком ОСАО "Ингосстрах". В <...> года истец О. узнал, что Щ. в подвале указанного дома принадлежит нежилое помещение общей площадью 68,8 кв. м, состоящее из <...> помещений, которые с момента заселения жилого дома в <...> году не имеет самостоятельного назначения и используется как общее имущество всего жилого дома. В указанном помещении находятся оборудование и инженерные коммуникации, обслуживающие весь жилой дом, следовательно, данное помещение является общим имуществом жилого дома и должно находится в общей собственности собственников квартир и помещений в многоквартирном доме. В <...> году ОСАО "Ингосстрах" зарегистрировало свое право собственности на спорное нежилое помещение, однако на момент государственной регистрации данное помещение в силу закона уже находилось в общей долевой собственности собственников квартир. Следовательно, договор купли-продажи указанного нежилого помещения, заключенный в <...> году между ОСАО "Ингосстрах" и Ш. является ничтожной сделкой.

Представители истцов по доверенностям С. и М. в судебное заседание явились, исковые требования поддержали в полном объеме по основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Представитель ответчика ОСАО "Ингосстрах" Ж. в судебное заседание явилась, возражала против удовлетворения исковых требований по основаниям, изложенным в возражениях на иск, указала на пропуск истцами срока исковой давности.

Представитель ответчика Ш. по доверенности Ш.П. в судебное заседание явился, возражал против удовлетворения исковых требований.

Представитель ООО УК "Дом Мастер" У. в судебное заседание явилась, не возражала против удовлетворения исковых требований.

Представитель ответчика Управление федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии г. Москвы и представитель третьего лица ГУ ИС "Басманного района города Москвы" в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого, как незаконного, просит в кассационной жалобе представитель истцов по доверенности С.

Судебная коллегия, выслушав представителя истцов по доверенностям М., О., Д.М. по доверенности Д., Ж. представителя ОСАО "Ингосстрах" по доверенности, проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, не находит оснований к отмене решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями закона.

Согласно ст. 290 ГК РФ собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

В силу ст. 36 ЖК РФ собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения, земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке.

Из материалов дела судом установлено, что на основании акта о результатах реализации Инвестиционного проекта согласно Контракта от <...> года N <...> на инвестиционном объекте по адресу: <...> года, составленного между сторонами по контракту - Правительством Москвы и ОСАО "Ингосстрах", объект закончен строительством, все условия и обязательства сторон Инвестиционного контракта выполнены в полном объеме. Согласно п. 5 ОСАО "Ингосстрах" получает в собственность объект по адресу: <...> общей площадью 2309,1 кв. м, из них: общая жилая площадь - 1816,9 кв. м, общая нежилая площадь - 300,7 кв. м, площадь лестничных клеток - 191, 5 кв. м (т. 2 л.д. 14 - 17).

Из свидетельства о государственной регистрации права от <...> года усматривается, что ОСАО "Ингосстрах" является собственником части здания площадью 68,8 кв. м, расположенного по адресу: <...>, реестровый номер <...> (т. 1 л.д. 103 - 104)

Согласно договору купли-продажи нежилого помещения N <...> от <...> года ОСАО "Ингосстрах" продало Ш., нежилое помещение, расположенное по адресу: <...>, общей площадью 68,8 кв. м, а именно: комната 1, <...>, площадью 18,2 кв. м, комната 2, площадью 8,6 кв. м, комната 3, <...>, площадью 10,8 кв. м, комната 4, <...>, площадью 14,4 кв. м, комната 8, <...>, площадью 8,4 кв. м, комната 15, <...>, площадью 1,6 кв. м, комната 16 <...>, площадью 6,8 кв. м (т. 1 л.д. 26 - 28, 99 - 102).

Согласно свидетельству о государственной регистрации права <...> года зарегистрировано право собственности Ш. на нежилое помещение общей площадью 68,8 кв. м, кадастровый номер <...>, расположенное по адресу: <...>, (т. 1 л.д. 29).

Установлено также, что ООО "Виктория-Финанс" с <...> года является собственником нежилого помещения общей площадью 100,5 кв. м, кадастровый номер <...>, расположенное по адресу: <...>, на основании договора купли-продажи N <...> от <...> года с ЗАО "Деловой центр "ГЕЛИКС" (т. 1 л.д. 30, т. 3 л.д. 5 - 9).

Согласно свидетельству о государственной регистрации прав от <...> года К.Т. является собственником части здания площадью 131,4 кв. м, реестровый номер <...>, по адресу <...>, стр. 4 (т. 1 л.д. 31).

Из свидетельства о государственной регистрации права от <...> года усматривается, что К. является собственником квартиры, расположенной по адресу: <...> на основании договора купли-продажи квартиры от <...> года (т. 1 л.д. 32, т. 2 л.д. 108).

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от <...> года Д. на основании договора купли-продажи квартиры от <...> года является собственником квартиры, расположенной по адресу: <...> (т. 1 л.д. 33, т. 2 л.д. 139 - 140).

Из свидетельства о государственной регистрации права от <...> года усматривается, что на основании договора передачи квартиры в собственность от <...> года N <...> Л. и Л.С. являются собственниками по 1/2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по адресу: <...> (т. 1 л.д. 34- 36).

Согласно договору купли-продажи квартиры от <...> года ОСАО "Ингосстрах" продало О.И., О., М.М., М.П., действующему за себя и за несовершеннолетнюю дочь М.Д. в равнодолевую собственность квартиру, расположенную по адресу: <...> (т. 1 л.д. 37 - 39).

Судом установлено, что Распоряжением Департамента муниципального жилья от <...> года N <...> о передачи жилой площади ОСАО "Ингосстрах" получило после капитального ремонта на основании Постановления Правительства Москвы от <...> года N <...> контракта от <...> года N <...>, акта от <...> года о реализации инвестиционного проекта расположенного по адресу <...> общей площадью 1816,9 кв. м, жилой площадью 1191,1 кв. м (т. 1 л.д. 85 - 86).

Как пояснила суду представитель ответчика ОСАО "Ингосстрах" Ж., в <...> году, после заключения нескольких дополнительных соглашений ОСАО "Ингосстрах" вступило в проект как инвестор, чтобы закончить реконструкцию здания. За реализацию инвестиционного проекта Правительство Москвы расплатилось тем, что на основании контракта и акта реализации ОСАО "Ингосстрах" получило в собственность весь объект реконструкции, все жилые и нежилые помещения. Однако регистрация права собственности на жилые и нежилые помещения происходила в несколько этапов. После подписания акта реализации с <...> года ОСАО "Ингосстрах" стало продавать первые квартиры.

Ответчик пояснила также, что обращаясь в суд с иском, истцы воспользовались способом защиты, предусмотренным ст. 12 ГК РФ и ст. 290 ГК РФ, в связи с чем у лиц, которые приобрели квартиры в доме по адресу: <...>, возникло право требования нечинения препятствий пользования общим имуществом многоквартирного дома. Учитывая, что в случае смены собственника квартиры, срок исковой давности не начинает течь заново в силу ст. 201 ГК РФ, согласно которому перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления, то срок исковой давности для признания спорного нежилого помещения общим имуществом начал течь с момента продажи ОСАО "Ингосстрах" первой квартиры в доме по указанному адресу, т.е. с <...> года.

Кроме того, как указала представитель ответчика, истцы должны были узнать о нарушении своих прав три года назад при выборе способа управления многоквартирным домом. Тот факт, что собственники помещений не выполнили надлежащим образом п. п. 2, 3 ст. 161 ЖК РФ, не выяснили, какое именно имущество подлежит управлению в их доме не должно рассматриваться как основание для признания началом течения срока давности более поздней даты.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что спорные жилые помещения, хотя и имеют инженерные коммуникации, обслуживающие более одной квартиры в доме, однако по своим техническим характеристикам не могут считаться общей долевой собственностью домовладельцев в силу несоответствия критериям, указанным в ч. 1 ст. 36 ЖК РФ, поскольку формировались для использования в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома, и не имеют только вспомогательного назначения, поскольку имеют отдельные входы, не связаны с другими помещениями дома, их принадлежность определенному лицу не препятствует возможности использования других помещений дома, в том числе расположенных на том же этаже помещений, принадлежащих ООО "Виктория-Финанс".

Суд пришел к правильному выводу о том, что нахождение в спорных помещениях инженерных коммуникаций, силового агрегата, оборудования лифта, электрического оборудования, оборудование и сети холодного и горячего водоснабжения, отопления многоквартирного дома не может служить достаточным основанием для отнесения данных помещений к вспомогательным, поскольку из представленных доказательств не следует, что данное нежилое помещение не имеет самостоятельного назначения.

Суд также принял во внимание, что в судебном заседании представителями истцов и ООО УК "Дом Мастер" не отрицалось, что ключи от спорных помещений находятся у жильцов дома и ООО УК "Дом Мастер", как управляющей организации, препятствий, в том числе со стороны Ш., к доступу в спорные помещения в любое время не имеется.

Суд так же обоснованно применил срок исковой давности.

Согласно ст. 195 и ст. 196 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности устанавливается в три года.

В силу ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Из материалов дела установлено, что <...> года ОСАО "Ингосстрах" продало в собственность Р. квартиру, расположенную по адресу: <...>, которая, в свою очередь, продала <...> года указанную квартиру К. (т. 2, л.д. 108, 119 - 120). Суд правильно указал, что срок исковой давности начинает течь с <...> года, поскольку данных о продаже первой квартиры в <...> году в материалах дела не имеется, а смена собственников в силу ст. 202, 203 ГК РФ не является основанием для приостановления или перерыва течения срока исковой давности.

Доводы истцов о том, что они обладают правом на защиту нарушенных прав, суд обоснованно признал основанными на неправильном толковании норм материального права, поскольку на момент введения в действие Жилищного кодекса РФ (01.03.2005 года) спорные помещения имели собственника, поэтому право общей долевой собственности домовладельцев на эти помещения не могло возникнуть автоматически, в судебном или ином порядке не признано.

Вывод суда о том, что продажа ОСАО "Ингосстрах" первого жилого помещения в указанном доме являлась основанием для появления в одном доме нескольких собственников и возникновения у них права общей долевой собственности на общее имущество дома, в связи с чем это право возникло только одни раз - в момент продажи первой квартиры, соответствует требованиям действующего законодательства.

Судом также обоснованно принято во внимание, что при выборе способа управления многоквартирным домом и управляющей организации собственники квартир не могли не знать какое именно общее имущество подлежит управлению.

При таких обстоятельствах, суд пришел к обоснованному выводу, что оснований для удовлетворения заявленных исковых требований не имеется.

Судебная коллегия согласна с выводом суда первой инстанции.

Судом полно и всесторонне проверены все юридически значимые по делу обстоятельства, им дана надлежащая правовая оценка и с этой оценкой судебная коллегия согласна.

Нормы материального и процессуального законодательства судом применены правильно.

Доводы жалобы направлены на иное толкование действующего законодательства, в связи с чем не могут служить основанием к отмене решения суда.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Басманного районного суда гор. Москвы от 14 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь