Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 февраля 2011 г. по делу N 33-167

 

Судья: Теселкина Н.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда в составе:

председательствующего И.А. Кулаковой,

судей Н.Н. Демьяновой, С.В. Андреева

с участием прокурора Е.С. Хрящевой

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Г., кассационное представление прокурора г. Костромы В.Л. Смирнова на решение Свердловского районного суда г. Костромы от 17 ноября 2010 года, которым Г. в удовлетворении исковых требований к муниципальному унитарному предприятию города Костромы "Костромагорводоканал", муниципальному образованию городской округ города Кострома в лице администрации города Костромы о взыскании компенсации морального вреда и материального ущерба отказано.

Заслушав доклад судьи Н.Н. Демьяновой, выслушав Г., поддержавшего доводы кассационной жалобы, прокурора Е.С. Хрящеву, не поддержавшую кассационное представление, представителя МУП г. Костромы "Костромагорводоканал" А., представителя МУП г. Костромы "Городское дорожное специализированное управление" ФИО7, возражавших относительно удовлетворения кассационной жалобы и кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. обратился в суд с иском к МУП г. Костромы "Костромагорводоканал", в котором просил взыскать с ответчика в его пользу компенсацию морального вреда в размере 30000 рублей, недополученный заработок в размере 3414 рублей 02 копейки, расходы по уплате госпошлины в размере 600 рублей.

В обоснование требований указал, что 18 января 2010 года по пути с работы в 18.00 часов на ул. <...> между ОАО "Фанплит" и УФСИН России по Костромской области он провалился в открытый канализационный люк. Освещения на данном участке дороги нет, колодец был занесен снегом, поэтому он его не увидел. При падении он ударился, почувствовал резкую боль в правой ноге, с трудом выбрался из колодца. В 20.00 часов этого же дня он обратился в травмпункт 1-ой городской больницы, где ему был поставлен диагноз "Повреждение внутренних боковых связок внутреннего мениска правового коленного сустава". В связи с полученной травмой ему был открыт больничный лист с 18 января 2010 года по 5 февраля 2010 года. Причинение вреда здоровью имело место по вине ответчика, который не проконтролировал наличие люка на канализационном колодце, не оборудовал его защитными знаками и защитным оборудованием. Он перенес нравственные и физические страдания, испытал шок и боль, находился в гипсе 10 дней, не мог свободно передвигаться, испытывает дискомфорт по настоящее время.

К участию в деле привлечены в качестве соответчиков муниципальное образование городской округ г. Кострома в лице администрации г. Костромы, ОАО "Электромеханический завод "Пегас", ОАО "Компания ЮНИМИЛК", ОАО "Фанплит"; в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, МУП г. Костромы "Городское дорожное специализированное управление", Комитет по управлению городскими землями и муниципальным имуществом администрации г. Костромы, Управление муниципальных инспекций.

В судебном заседании 17 ноября 2010 года истец уточнил исковые требования. Просил суд определить надлежащего ответчика по делу - муниципальное образование городского округа г. Кострома в лице администрации г. Костромы или МУП г. Костромы "Костромагорводоканал"; компенсацию морального вреда, причиненный ущерб взыскать с надлежащего ответчика. Исковые требования к другим ответчикам не поддержал.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе Г. просит решение суда отменить, его иск удовлетворить.

Указывает, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, судом так и не был определен надлежащий ответчик по делу. Суд отказал ему в иске по тем основаниям, что им не доказан полный состав правонарушения, при этом все бремя доказывания по делу было возложено на него, в том числе и вины ответчиков. В исковом заявлении, в письменных пояснениях он указывал, при каких обстоятельствах получил травму, как действовал в последующем. Утверждения суда о том, что у него не было каких-либо препятствий в фиксации факта получения травмы путем вызова по мобильному телефону скорой помощи, милиции являются несправедливыми. В реальной жизни человек не всегда может мгновенно адекватно оценить ситуацию, предусмотреть все наперед. Он надеялся на объективное разбирательство в суде, представил все доказательства, которые имелись. Суд не учел в решении основного вывода экспертов о том, что образование травмы возможно при указанных им обстоятельствах. Предположение представителей ответчиков и суда о том, что травма могла быть получена при иных обстоятельствах, не подтверждено никакими доказательствами. Суд должен исходить из виновности причинителя вреда. При представлении истцом минимума необходимых доказательств по делу он считается исполнившим процессуальную обязанность доказывания заявленного требования.

В кассационном представлении прокурор г. Костромы В.Л. Смирнов просит решение суда отменить, принять новое решение об удовлетворении исковых требований Г.

Указывает, что суд, принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, пришел к выводу, что истцом не доказаны обстоятельства получения им травмы. С данным выводом суда согласиться не представляется возможным. Факт получения травмы Г. именно в результате падения в канализационный люк нашел свое подтверждение в судебном заседании. Показания свидетелей, третьего лица последовательны, не противоречат ни друг другу, ни объяснениям истца, подтверждаются собранными по делу письменными доказательствами и в целом создают картину происшествия. Доказательств того, что травма получена Г. при каких-либо иных обстоятельствах, в материалах дела не имеется. Довод ответчиков о том, что истцом не доказаны обстоятельства получения им травмы, не основан ни на одном из исследованных при рассмотрении дела доказательствах. Не представляется возможным согласиться и с выводом суда о том, что показания истца не следует рассматривать как доказательство наличия условий, предусмотренных ст. 1064 ГК РФ, так как истец является материально заинтересованным лицом. В соответствии со ст. ст. 55, 68 ГК РФ объяснения сторон являются доказательствами по делу, подлежат проверке и оценке наряду с другими доказательствами. В решении суда не указано, по каким основаниям суд признает показания свидетелей ФИО8, ФИО9 не соответствующими принципам относимости и допустимости. Суд принял решение об отказе в удовлетворении исковых требований Г. и по тому основанию, что им не доказано, что именно ответчики ненадлежащим образом содержали колодец. Суд не принял во внимание, что согласно постановлению Главы г. Костромы от 7 ноября 2008 года N 2144 "Об утверждении плана мероприятий по принятию бесхозяйных сетей в муниципальную собственность города Костромы" обязанность по выявлению бесхозяйных инженерных сетей возложена на МУП г. Костромы "Костромагорводоканал". Именно в результате невыполнения данным ответчиком своей обязанности по выявлению бесхозяйных сетей и передачи информации о них Комитету ЖКХ администрации г. Костромы и стало возможным причинение вреда здоровью Г.

В возражениях на кассационную жалобу Г. и кассационное представление прокурора г. Костромы В.Л. Смирнова представитель МУП г. Костромы "Костромагорводоканал" А. просит решении суда оставить без изменения.

Указывает, что решение суда является правильным, соответствует фактическим обстоятельствам и представленным в материалы дела доказательствам. Суд всесторонне и полно исследовал и оценил представленные Г. доказательства, пришел к обоснованному выводу о недоказанности причинения истцу вреда именно в результате падения в колодец, причинно-следственной связи между действиями ответчиков и полученным вредом. Г. не представлено доказательств, отвечающих требованиям ст. ст. 59, 60 ГПК РФ, подтверждающих причинение МУП г. Костромы "Костромагорводоканал" и администрацией г. Костромы вреда. Поскольку ответчики не являются владельцами колодца, не эксплуатируют сети, на которых он расположен, то на них в силу ст. 210 ГК РФ не может быть возложена ответственность за их содержание. Постановление Главы г. Костромы от 7 августа 2008 года N 2144, которым предусмотрено выявление предприятием бесхозяйных инженерных сетей, не возлагает на ответчиков обязанность нести бремя их содержания. МУП г. Костромы "Костромагорводоканал" было выполнено предписание Управления муниципальных инспекций о закрытии колодца. Однако обязанность по содержанию данного колодца указанным предписанием не возлагалась. Поскольку необходимые условия, предусмотренные ст. 1064 ГК РФ, отсутствуют, у суда не было оснований для удовлетворения исковых требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, кассационного представления и возражений на них, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене с принятием нового решения по делу.

В соответствии с пп. 1, 2 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Как следует из материалов дела и установлено судом, 18 января 2010 года Г. получил травму правого коленного сустава в виде повреждения связок, которая, по заключению судебно-медицинской экспертизы, опасности для жизни не имела, повлекла кратковременное расстройство здоровья на срок не более 21 дня и незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, по данным критериям причинила легкий вред здоровью.

В связи с полученной травмой истец с 18 января 2010 года по 5 февраля 2010 года находился на больничном листе.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу, что истец не доказал факт причинения вреда здоровью, материального ущерба именно в результате падения в открытый канализационный колодец, наличие причинно-следственной связи между действиями ответчиком и возникшим вредом.

В обоснование данного вывода суд указал, что показания самого истца не могут рассматриваться как доказательства, поскольку он является материально заинтересованным лицом, а показания свидетелей ФИО8 и ФИО9 не отвечают принципу относимости и допустимости. Фотографии, представленные истцом, его обращение в Управление муниципальных инспекций, выданное инспекцией в адрес МУП г. Костромы "Костромагорводоканал" предписание свидетельствуют лишь о том, что на ул. <...> 18 января 2010 года и 19 января 2010 года имелся открытый канализационный колодец, а не о том, что именно в него упал истец и получил травму ноги. Выводы судебно-медицинской экспертизы не дают однозначного ответа о том, что травма, имеющаяся у истца, могла быть получена при падении с высоты при тех обстоятельствах, которые указывает истец.

Однако с данными доводами суда согласиться нельзя.

В соответствии со ст. 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

В силу ч. 1 - 4 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

В соответствии с ч. 1 ст. 68 ГПК РФ объяснения сторон и третьих лиц об известных им обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, подлежат проверке и оценке наряду с другими доказательствами.

Соответственно, довод суда о невозможности принятия в качестве доказательства объяснений истца относительно обстоятельств получения им травмы не отвечает положениям ст. 55, ч. 1 ст. 68 ГПК РФ.

Производя оценку имеющихся доказательств в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, судебная коллегия находит их достаточными для вывода о получении истцом травмы при указанных им обстоятельствах, а именно, при падении в открытый канализационный колодец.

Объяснения истца подтверждаются показаниями свидетелей ФИО8, ФИО9, его последующими действиями после получения травмы. Поскольку закон не содержит требования о доказывании обстоятельств причинения вреда только определенными средствами, то показания указанных лиц подлежали оценке судом наряду с другими доказательствами по делу.

То обстоятельство, что о полученной травме свидетелям стало известно со слов истца, само по себе не свидетельствует о невозможности принятия их показаний. Доводов, почему показания данных лиц не отвечают принципу относимости и допустимости доказательств, судом не приведено.

Обращение истца 18 января 2010 года в травмпункт; данные им врачу-травматологу пояснения относительно обстоятельств получения травмы, зафиксированные в медицинской карте; обращение 19 января 2010 года в Управление муниципальных инспекций с требованием о закрытии канализационного колодца, выданное инспекцией предписание; консультация специалиста ФИО10; заключение судебно-медицинской экспертизы о возможности получения травмы при указанных истцом обстоятельствах при их совокупной оценке подтверждают объяснения Г.

Содержащийся в заключение судебно-медицинской экспертизы вывод о возможности получения истцом травмы не только в результате падения в колодец с высоты не может свидетельствовать о неправдивости объяснений истца.

Доказательств того, что травма могла быть получена Г. при каких-то иных обстоятельствах, в материалах дела нет, соответствующих доводов, помимо только предположений, ответчиками не приведено.

При этом в заключение отражено, что травма правового коленного сустава, полученная истцом 18 января 2010 года, в причинно-следственной связи с телесными повреждениями и травмами правой нижней конечности, имевшими место до 18 января 2010 года, не состоит.

Надлежащим ответчиком по исковым требованиям Г. следует признать МУП г. Костромы "Костромагорводоканал".

Как следует из материалов дела, канализационный колодец на обочине дороги по ул. <...> г. Костромы расположен на недействующей канализационной сети. Его собственник судом не установлен, в предусмотренном законом порядке право муниципальной собственности как на бесхозяйную вещь также не признано.

Постановлением Главы г. Костромы от 7 ноября 2008 года N 2144 "Об утверждении плана мероприятий по принятию бесхозяйных сетей в муниципальную собственность города Костромы" обязанность по выявлению бесхозяйных сетей возложена на МУП г. Костромы "Костромагорводоканал".

Поскольку МУП г. Костромы "Костромагорводоканал" возложенных на него указанным постановлением действий по выявлению бесхозяйных сетей, передаче о них информации органу местного самоуправления для принятия в муниципальную собственность, что делало бы возможным дальнейшее принятие колодца на обслуживание соответствующей организации или его ликвидацию ввиду отсутствия технической потребности, не предпринимало, то причинение вреда истцу стало возможным именно в результате бездействия данного ответчика, на момент происшествия люк на колодце отсутствовал.

Согласно п. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительные понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья.

П. 2 ст. 1086 ГК РФ предусмотрено, что в состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего включаются все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-правовым договорам, как по месту основной работы, так и по совместительству, облагаемые подоходным налогом.

Соответственно, не полученная потерпевшим за период временной нетрудоспособности заработная плата является утраченным заработком, подлежащим возмещению причинителем вреда.

Как следует из материалов дела, с 18 января 2010 года по 5 февраля 2010 года Г. находился на больничном листе, размер утраченного заработка с учетом произведенных начислений по больничному листу составил 3414 рублей 02 копейки.

Хотя закон позволяет определять размер утраченного заработка вне зависимости от выплаченного пособия по временной нетрудоспособности, оснований для выхода за пределы заявленных требований в соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ не имеется.

Указанная сумма материального ущерба подлежит взысканию с МУП г. Костромы "Костромагорводоканал" в пользу истца. Представленные истцом в обоснование иска в данной части справки ОАО "Электромеханический завод "Пегас" ответчиком не оспаривались.

В соответствии с пп. 1, 3 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

В силу ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Учитывая обстоятельства дела, характер причиненных истцу физических и нравственных страданий, связанных с причинением легкого вреда здоровью, срок нахождения на амбулаторном лечении, требования разумности и справедливости, судебная коллегия соглашается с размером компенсации морального вреда в 30000 рублей, предъявленным Г. к взысканию.

Грубой неосторожности истца, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, из материалов дела не усматривается.

В соответствии со ст. ст. 94, 98 ГПК РФ с МУП г. Костромы "Костромагорводоканал" в пользу истца подлежат взысканию понесенные судебные расходы по проведению экспертизы в размере 6130 рублей.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Свердловского районного суда г. Костромы от 17 ноября 2010 года отменить, принять по делу новое решение, которым исковые требования Г. удовлетворить.

Взыскать с МУП г. Костромы "Костромагорводоканал" в пользу Г. материальный ущерб в сумме 3414 рублей 02 копейки, компенсацию морального вреда в размере 30000 рублей, расходы на проведение экспертизы 6130 рублей.

Взыскать с МУП г. Костромы "Костромагорводоканал" госпошлину в доход бюджета городского округа г. Кострома в размере 600 рублей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь