Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 февраля 2011 г. по делу N 33-435

 

Судья: Рогозин А.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Копотева И.Л.,

судей Мельниковой Г.Ю.,

Шалагиной Л.А.,

при секретаре М.А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Ижевске Удмуртской Республики 14 февраля 2011 года гражданское дело по кассационным жалобам К.К.С. на решение Сарапульского районного суда Удмуртской Республики от 24 декабря 2010 года, которым частично удовлетворены исковые требования В.В.И. к К.К.С.,

на К.К.С. возложена обязанность снести столбы, установленные в границах принадлежащего В.В.И. земельного участка с кадастровым номером N по адресу <...> от поворотной точки "21" до поворотной точки "17" с установленной на них сеткой "рабица" согласно выполненной ООО "Землеустроительная артель" схеме расположения земельных участков с кадастровым номерами N и N,

оставлены без удовлетворения требования В.В.И. к К.К.С. об обязании восстановить (установить столбы и сетку "рабица") в границах земельного участка с кадастровым номером N по точкам 4 (координаты X 337162.76 Y 2266609.22), точке 3 (координаты X 337174.89 Y 2266597.62), точке 2 (координаты X 337211.99 Y 2266562.89),

оставлены без удовлетворения требования В.В.И. к К.К.С. о взыскании компенсации в возмещение морального вреда в размере 200 000 руб.,

оставлены без удовлетворения требования К.К.С. к В.В.И. о признании незаконными действий В.В.И. по включению в границы принадлежащего ему земельного участка по адресу: <...> (кадастровый номер N) части принадлежащего К.К.С. земельного участка по адресу: <...> (кадастровый номер N) площадью 304,2 кв. м; определении прохождения границ между земельными участками В.В.И. и К.К.С. в соответствии с картой (планом) границ от 26 ноября 2009 года, изготовленной ГУП "Удмурттехинвентаризация", по точкам 52, 53, 54; обязании В.В.И. вернуть К.К.С. захваченную часть земельного участка с кадастровым номером N площадью 304,2 кв. м; признании недействительным права собственности В.В.И. на земельный участок с кадастровым номером N; отмене произведенной Управлением Роснедвижимости по Удмуртской Республике 15 июня 2009 года государственной регистрации права собственности В.В.И. на данный земельный участок; взыскании компенсации в возмещение морального вреда в размере 100 000 руб.; признании выстроенных В.В.И. на земельных участках по адресу: <...> (кадастровый номер N) и <...> (кадастровый номер N) бани и двух сараев самовольными постройками; обязании В.В.И. снести указанные баню и два сарая как самовольно выстроенные; отмене государственной регистрации права собственности В.В.И. на дачный жилом дом (литера "А"), веранду (литера "а"), баню (литера "Б"), предбанник (литера "б"), сарай (литера "В"), гараж (литера "Г"), летнюю кухню (литера "Д"), туалет (литера "Т"), ворота с ограждение (литера "I"), расположенные по адресу: <...>, произведенной Регистрационной палатой Удмуртской Республики по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (запись регистрации N),

оставлены без удовлетворения требования К.К.С. к В.В.И., Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Удмуртской Республике о признании незаконными действий Управления Роснедвижимости (Управления Росреестра) по Удмуртской Республике по кадастровому учету в связи с уточнением границ земельного участка с кадастровым номером N; отмене кадастрового учета земельного участка с кадастровым номером N произведенного Управлением Роснедвижимости (Управление Росреестра) по Удмуртской Республике на основании межевого плана от 05 мая 2009 года, исполненного индивидуальным предпринимателем П.Г.А.,

оставлены без удовлетворения требования К.К.С. к В.В.И., Администрации муниципального образования "Сарапульский район" о признании акта приемки в эксплуатацию дачного дома по адресу: <...> от 15 августа 2002 года, утвержденного постановлением главы Администрации МО "Сарапульский район" N от 26 сентября 2002 года недействительным; признании недействительным постановления главы Администрации МО "Сарапульский район" N от 26 сентября 2002 года,

с К.К.С. в пользу В.В.И. взысканы судебные расходы в размере 100 руб.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Ш.Л.А., объяснения К.К.С. и ее представителя З.С.Э., действующей на основании устного заявления К.К.С. в порядке части 6 статьи 53 ГПК РФ, поддержавших доводы жалобы, просивших решение суда отменить, вынести по делу новое решение, которым в удовлетворении иска В.В.И. отказать, исковые требования К.К.С. - удовлетворить, Судебная коллегия

 

установила:

 

Первоначально В.В.И. обратился в суд с иском к К.К.С. об обязании ее снести самовольно установленный и восстановить снесенный забор в ранее существовавших границах принадлежащего ему на праве собственности земельного участка с кадастровым номером N с расстоянием от точки 1 до точки 9 - 19,85 м и дальше по прямой линии до точки 7 (от точки 9 до точки 8 - 50,82 м, от точки 8 до точки 7 - 16,78 м) согласно схемы расположения земельного участка на топографической основе, а также взыскать расходы по оплате госпошлины.

В ходе рассмотрения дела В.В.И. неоднократно уточнял требования. В окончательном варианте просил обязать К.К.С. снести забор (демонтировать сетку "рабица" и установленные столбы) от поворотной точки 21 до поворотной точки 17, отображенных на схеме расположения земельных участков с кадастровым номерами N, N; обязать К.К.С. восстановить забор (установить столбы и сетку "рабица") в границах земельного участка с кадастровым номером N по точкам 4 (координаты X 337162.76 Y 2266609.22), точке 3 (координаты X 337174.89 Y 2266597.62), точке 2 (координаты X 337211.99 Y 2266562.89), отображенных на схеме расположения земельных участков с кадастровым номерами N и N.

Исковые требования мотивировал тем, что в 1992 году ему для ведения личного подсобного хозяйства в <...> был предоставлен земельный участок площадью 0,18 га кадастровый номер N, смежный с участком с кадастровым номером N. Граница участков была закреплена на местности - в 1993 году по установленной границе был установлен забор из сетки "рабица".

В октябре 2008 года соседка К.К.С. сломала забор и самовольно установила новый, заняв часть его земельного участка площадью 28 кв. м.

В 2009 году по результатам межевания границы его участка с участком К.К.С. были определены по оставшейся части забора, установленного в 1993 году, установлено, что его земельный участок имеет площадь 1 795 кв. м, его границы обозначены девятью поворотными точками. В соответствии с данными межевания участок был поставлен на кадастровый учет. 26 декабря 2002 года было зарегистрировано право собственности на участок.

Кроме того, В.В.И. предъявил к К.К.С. требование о взыскании компенсации в возмещение морального вреда в размере 50 000 руб., которые обосновал причинением ему К.К.С. нравственных страданий в связи с отказом снести вновь установленный забор и восстановить старый забор. В ходе рассмотрения дела В.В.И. увеличил размер требований о компенсации морального вреда до 200 000 руб. (т. 2, л.д. 1).

К.К.С. обратилась в суд с встречным иском к В.В.И. о признании незаконными действий В.В.И. по включению в границы принадлежащего ему земельного участка по адресу: <...> (кадастровый номер N) части принадлежащего К.К.С. земельного участка по адресу: <...> (кадастровый номер N) площадью 304,2 кв. м; определении прохождения границ между земельными участками В.В.И. и К.К.С. в соответствии с картой (планом) границ от 26 ноября 2009 года, изготовленной ГУП "Удмурттехинвентаризация", по точкам 52, 53, 54; обязании В.В.И. вернуть К.К.С. захваченную часть земельного участка с кадастровым номером N площадью 304,2 кв. м; признании недействительным права собственности В.В.И. на земельный участок с кадастровым номером N; а также к В.В.И. и Управлению Росреестра по УР о признании незаконными действий Управления Роснедвижимости (Управления Росреестра) по УР по кадастровому учету в связи с уточнением границ земельного участка с кадастровым номером N; отмене кадастрового учета земельного участка с кадастровым номером N произведенного Управлением Роснедвижимости (Управлением Росреестра) по УР на основании межевого плана от 05 мая 2009 года, исполненного индивидуальным предпринимателем П.Г.А. (т. 1, л.д. 83 - 86).

В ходе подготовки дела к судебному разбирательству и при рассмотрении дела по существу в одно производство с данным делом были объединены принятые к производству Сарапульского районного суда гражданские дела: по иску К.К.С. к В.В.И. о взыскании компенсации в возмещение морального вреда в размере 100 000 руб. (т. 1, л.д. 145, 147, 148 оборот); по иску К.К.С. к В.В.И. о признании выстроенных В.В.И. на земельных участках по адресу: <...> (кадастровый номер N и ул. <...> (кадастровый номер N)) бани и двух сараев самовольными постройками; обязании В.В.И. снести указанные баню и два сарая как самовольно выстроенные (т. 2, л.д. 51, 55, 59); по иску К.К.С. к В.В.И., Администрации муниципального образования "Сарапульский район" о признании акта приемки в эксплуатацию дачного дома по адресу: <...> от 15 августа 2002 года, утвержденного постановлением главы Администрации МО "Сарапульский район" N от 26 сентября 2002 года недействительным; признании недействительным постановления главы Администрации МО "Сарапульский район" N от 26 сентября 2002 года (т. 2, л.д. 109, 110, 112 - 114, 132).

Встречные исковые требования к В.В.И. и Управлению Росреестра по УР, а также исковые требования к В.В.И. и Администрации муниципального образования "Сарапульский район" К.К.С. мотивировала тем, что на основании договора дарения от 26 декабря 1997 года дочерью Х.И.Э. земельного участка площадью 1 900 кв. м и распоряжения Усть-Сарапульской сельской администрации N от 10 июля 2000 года о выделении ей дополнительного участка площадью 2 300 кв. м. К.К.С. является собственником земельного участка площадью 4 200 кв. м, находящегося по адресу: <...>

Весной 2009 года собственник смежного земельного участка В.В.И., не согласовав с ней границы их участков, провел межевание своего участка и по результатам межевания поставил его на кадастровый учет. При межевании своего участка В.В.И. включил в состав своего участка часть принадлежащего ей на праве собственности участка площадью 304,2 кв. м. На части захваченной территории В.В.И. без ее согласия как собственника земельного участка в 1994 году возвел самовольные постройки - баню (0,4 метра), в 2000 году - сарай (от 1 до 1,5 метра) и туалет (1,23 метра), которые затеняют ее участок, ухудшают его проветриваемость, природные осадки с крыш скатываются на ее участок, делая часть его сырой и непригодной для посадки сельскохозяйственных культур. Несмотря на указанные нарушения Управление Росреестра по УР незаконно внесло в государственный кадастр недвижимости сведения о характеристиках участка В.В.И. в части смежной с ее участком границы, зарегистрировало право собственности В.В.И. с содержащимися в ГКН сведениями о характеристиках участка В.В.И., а Администрация МО "Сарапульский район" незаконно составила и утвердила акт приемки в эксплуатацию дачного дома В.В.И. с указанными самовольными постройками.

При этом К.К.С. просила признать незаконными действия В.В.И. по включению в границы принадлежащего ему земельного участка по адресу: <...> (кадастровый номер N) части принадлежащего К.К.С. земельного участка по адресу: <...> (кадастровый номер N) площадью 304,2 кв. м; определить прохождение границ между земельными участками В.В.И. и К.К.С. в соответствии с картой (планом) границ от 26 ноября 2009 года, изготовленной ГУП "Удмурттехинвентаризация", по точкам 52, 53, 54; обязать В.В.И. вернуть К.К.С. захваченную часть земельного участка с кадастровым номером N площадью 304,2 кв. м; признать недействительным права собственности В.В.И. на земельный участок с кадастровым номером N; отменить произведенную Управлением Роснедвижимости по Удмуртской Республике 15 июня 2009 года государственную регистрацию права собственности В.В.И. на данный земельный участок; взыскать компенсацию в возмещение морального вреда в размере 100 000 руб.; признать выстроенные В.В.И. на земельных участках по адресу: <...> (кадастровый номер N) и <...> (кадастровый номер N) баню и два сарая самовольными постройками; обязать В.В.И. снести указанные баню и два сарая как самовольно выстроенные; отменить государственную регистрацию права собственности В.В.И. на дачный жилом дом (литера "А"), веранду (литера "а"), баню (литера "Б"), предбанник (литера "б"), сарай (литера "В"), гараж (литера "Г"), летнюю кухню (литера "Д"), туалет (литера "Т"), ворота с ограждение (литер "I"), расположенные по адресу: <...>, произведенную Регистрационной палатой Удмуртской Республики по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (запись регистрации N); признать незаконными действия Управления Роснедвижимости (Управления Росреестра) по Удмуртской Республике по кадастровому учету в связи с уточнением границ земельного участка с кадастровым номером N; отменить кадастровый учет земельного участка с кадастровым номером N произведенный Управлением Роснедвижимости (Управление Росреестра) по Удмуртской Республике на основании межевого плана от 05 мая 2009 года, исполненного индивидуальным предпринимателем П.Г.А., признать акт приемки в эксплуатацию дачного дома по адресу: <...> от 15 августа 2002 года, утвержденный постановлением главы Администрации МО "Сарапульский район" N от 26 сентября 2002 года недействительным; признать недействительным постановление главы Администрации МО "Сарапульский район" N от 26 сентября 2002 года, а также взыскать с ответчика В.В.И. расходы по оплате госпошлины в размере 100 руб.

В судебном заседании:

Истец В.В.И. и его представитель Д.В.А., действующий по устному ходатайству, предъявленные исковые требования поддержали по основаниям, указанным в исковом заявлении. Встречные исковые требования не признали в полном объеме.

Ответчик К.К.С. предъявленные к ней исковые требования не признала. Настаивала на удовлетворении заявленных ею требований в полном объеме, ссылаясь на доводы, указанные в исковых заявлениях. Представитель ответчика К.К.С. - Д.А.П., действующий по устному ходатайству, исковые требования В.В.И. не признал, поддержал исковые требования заявленные его доверителем в полном объеме.

Представитель Администрации муниципального образования "Сарапульский район" С.А.В., действующий на основании доверенности, требования К.К.С. не признал, полагает, что оспариваемое постановление главы Администрации МО "Сарапульский район" является законным.

Ответчик - Управление Росреестра по УР, будучи надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дела, в суд своего представителя не направил, в связи с чем в порядке статьи 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие представителя Управления Росреестра по УР.

Ранее в судебных заседаниях, представитель Управления Росреестра по УР Б.П.В., действующий на основании доверенности, исковые требования не признал в полном объеме, пояснил, что установка и регистрация земельного участка В. была произведена с соблюдением действующего законодательства.

Представитель третьего лица ФГУ "Земельно-кадастровая палата по УР" А.О.Б., действующая на основании доверенности, в судебном заседании пояснила, что в государственном кадастре недвижимости содержатся сведения об обоих спорных земельных участках. Земельный участок, принадлежащий В. площадью 1750 кв. м является ранее учтенным, площадь и местоположение границ соответствуют материалами межевания. На основании заявления В. и приложенного к нему межевого плана, произведено уточнение площади и местоположения границ земельного участка. Земельный участок, площадью 4200 кв. м, принадлежащий на праве собственности К.К.С., тоже является ранее уточненным, площадь и местоположение границ данного земельного участка ориентировочные, и подлежат уточнению при межевании.

Третье лицо П.Г.А. пояснил, что им по заданию В.В.И. было произведено межевание, принадлежащего последнему земельного участка по адресу <...> в декабре 2008 года, были произведены геодезические работы - комплекс замеров на участке В.В.И. При определении границ со стороны участка <...> за линейный объект был принят существующий забор, состоящий из столбов по 1,5 - 2 м, по которым была натянута сетка "рабица". Также были определены координаты отдельно стоящих столбов высотой более 2 метров. При проведении контрольных замеров летом 2009 года установлено, что забор высотой 1,5 - 2 метра на местности не существует, фактической границей служит забор высотой более 2 метров. Указал, что сведений о смежных с участком В.В.И. в полученных им в электронном виде сведений государственного кадастра недвижимости не имелось, поэтому согласование границы проводилось путем размещения в газете "Красное Прикамье" сведений о проведении общего собрания для согласования границ участка В.В.И.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационных жалобах К.К.С. просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, вынести новое решение об удовлетворении ее требований. Указывает, что суд необоснованно не принял показания свидетелей З.С.Э., К.И.Э., С.Т.Г., Г.Е.А., а также судом не приняты во внимание документы, представленные К.К.С., судом не принято ходатайство об истребовании документов о первоначальном предоставлении земельного участка В.В.И. При проведении межевания участка В.В.И. она не участвовала, акт согласования границ отсутствует. Указывает, что согласно документам, площадь земельного участка В.В.И. после межевания составляет 1795 кв. м, против уточняемого 1750 кв. м, а при проведении экспертизы по указанным В. границам составляет 1914 кв. м, фактически площадь его участка составляет 2183 кв. м, из чего следует, что В.В.И. захватил 433 кв. м земельного участка, принадлежащего К.К.С., что установленная П. граница проходит под ранее возведенными на земельных участках строениями.

В соответствии с частью 1 статьи 347 ГПК РФ - суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия полагает решение суда в части отказа в удовлетворении иска В.В.И. к К.К.С. о компенсации морального вреда, а также в части отказа в удовлетворении иска К.К.С. к В.В.И. о компенсации морального вреда подлежащим оставлению без изменения, а в остальной части - подлежащим отмене и направлению на новое рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Судом первой инстанции установлены и материалами дела подтверждаются следующие обстоятельства.

Согласно свидетельству на право собственности на землю, бессрочного (постоянного) пользования землей, выданного 08 декабря 1992 года Усть-Сарапульским сельским советом, на основании решения исполкома Усть-Сарапульского сельского совета N от 10 сентября 1992 года, В.В.И. для ведения личного подсобного хозяйства предоставлен в собственность земельный участок площадью 0,18 га.

Право собственности В.В.И. на земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: ведение личного подсобного хозяйства, общей площадью 1795 кв. м, расположенного по адресу: <...> (кадастровый номер N) зарегистрировано 26 декабря 2002 года (запись о регистрации N).

К.К.С. на основании договора дарения от 26 декабря 1997 года получила в дар от Х.И.Э. земельный участок с кадастровым номером N в границах плана (чертежа), площадью 1900 кв. м, находящийся в N на землях населенных пунктов, находящихся в ведении Усть-Сарапульской сельской администрации, предоставленный для ведения подсобного хозяйства. Указанный договор был зарегистрирован 26 декабря 1997 года. Согласно свидетельству о праве собственности на землю К.К.С. приобрела право частной собственности на землю по адресу <...>, общей площадью 1900 кв. м из земель населенного пункта для ведения личного подсобного хозяйства.

Распоряжением Усть-Сарапульской сельской администрации Сарапульского района УР N от 10 июля 2000 года по заявлению К.К.С. земельный участок, принадлежащий К.К.С., был увеличен на 0,23 га, общая площадь земельного участка по адресу: <...> составила 0,42 га, указанный земельный участок предоставлен в собственность. На основании указанного распоряжения между К.К.С. и Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству Сарапульского района был заключен договор передачи указанного земельного участка из государственных и муниципальных земель от 10 июля 2000 года, согласно которого, К.К.С. приняла на условиях частной собственности земельный участок площадью 4200 кв. м, расположенный по адресу: <...>. 14 июля 2000 года "Регистрационной палатой УР по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" произведена государственная регистрация права собственности К.К.С. на земельный участок площадью 4200 кв. м (N регистрации N).

Участки, принадлежащие К.К.С. и В.В.И., являются смежными и являлись ранее учтенными, площади и местоположение границ участков являлись ориентировочными и подлежали уточнению при межевании.

05 мая 2009 года по заявлению В.В.И. ИП П.Г.А. был подготовлен межевой план земельного участка и в государственный кадастр недвижимости были внесены сведения, связанные с изменением характеристик участка В.В.И. - уточнены сведения о площади и местоположении его границ.

По данным государственного кадастра недвижимости площадь земельного участка В.В.И. составляет 1795 + -30 кв. м, границы участка, смежные с участком К.К.С. ограничены поворотными точками 2 (координаты X 337211.99 Y 2266562.89), 3 (координаты X 337174.89 Y 2266597.62), 4 (координаты X 337162.76 Y 2266609.22), 5 (координаты X 337156.52 Y 2266614.91), 6 (координаты X 337144.57 Y 2266625.78), 7 (координаты Х 337137 Y 2266633.17).

Постановлением Администрации муниципального образования "Сарапульский район" N от 26 сентября 2002 года утвержден акт приемки в эксплуатацию дачного дома с хозяйственными постройками в <...> от 15 августа 2002 года.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права N от 26 декабря 2002 года зарегистрировано право собственности В.В.И. на дачный жилой дом /литера А/, веранду /а/, баню /Б/, п/банник /б/, сарай /В/, гараж /Г/, летнюю кухню /Д/, туалет /Т/, ворота с ограждением /1/ (назначение: жилое; площадь 26,8/16,5 кв. м).

К.К.С. межевание принадлежащего ей земельного участка не проводилось.

При разрешении возникшего спора, суд руководствовался частью 9 статьи 38, статьей 39 Федерального закона от 24 июля 2007 года N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" (в редакции от 27 декабря 2009 года), статьей 151, пунктом 1 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГК РФ), подпунктом 2 пункта 1 статьи 60 Земельного кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ЗК РФ), частью 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГПК РФ).

Удовлетворяя исковые требования В.В.И. в части, суд первой инстанции, исследовав и проанализировав представленные сторонами доказательства, показания свидетелей, пришел к выводу о том, что требования о возложении обязанности снести забор подлежат удовлетворению, поскольку из представленных сведений о границах земельного участка В.В.И. следует, что установленный К.К.С. в 2008 году забор из труб высотой 2 метра возведен на территории земельного участка В.В.И., однако требования о переносе указанного забора не могут быть удовлетворены, т.к. забор К. возведен за ее счет, и не является собственностью В.В.И.

Отказывая в удовлетворении требований, заявленных К.К.С. суд пришел к выводам о том, что при определении границы земельного участка В.В.И. был нарушен порядок согласования ее местоположения, предусмотренный статьей 39 Федерального закона "О государственном кадастре недвижимости", суд первой инстанции, проанализировав представленные сторонами документы, указал на то, что невозможно достоверно определить местоположение на местности границ смежных земельных участков, принадлежащих В.В.И. и К.К.С., по причине отсутствия геодезических данных о привязке их к местности, что в отсутствие привязки планов к местности факт прохождения границы установленного в 1992 году забора по точкам 52, 53, 54, указанным в плане границ ГУП "Удмурттехинвентаризация" и перемещения забора В.В.И. не доказан, что межевание земельного участка было произведено по фактически сложившимся границам между спорными земельными участками по забору, установленному в 1992 году, что само по себе увеличение площади земельного участка В.В.И. не является подтверждением доводов К.К.С.

С выводами суда первой инстанции Судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что истцом В.В.И. - собственником земельного участка по адресу: <...> был заказан ИП П.Г.А. комплекс работ по межеванию для проведения работ по установлению границ земельного участка.

05 мая 2009 года ИП П.Г.А. составлен межевой план (т. 1, л.д. 43 - 52), который послужил основанием для внесения в Государственный кадастр недвижимости сведений об уточнении площади и места расположения границ земельного участка с кадастровым номером N, принадлежащего В.В.И.

В силу положений пункта 3 статьи 1 Федерального закона от 24 июля 2007 года N 21-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" (далее по тексту Закон N 221-ФЗ) - сведения государственного кадастра недвижимости подтверждают существование такого недвижимого имущества с характеристиками, позволяющими определить такое недвижимое имущество в качестве индивидуально-определенной вещи.

Общий порядок проведения процедуры межевания в настоящее время урегулирован статьями 38 - 42 Федерального закона от 24 июля 2007 года N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" (далее по тексту - Закон N 221-ФЗ).

В силу положений статьей 16, 23 вышеназванного Закона результатом межевания является описание уникальных характеристик объекта недвижимости и как результат - постановка земельного участка на кадастровый учет.

Таким образом, именно сведения кадастрового учета земельного участка В.В.И. должны однозначно и полно определять границы его земельного участка.

Из содержания пункта 7 статьи 38 Закона N 221-ФЗ следует, что местоположение границ земельного участка устанавливается посредством определения координат характерных точек таких границ, то есть точек изменения описания границ земельного участка и деления их на части. Местоположение отдельных частей границ земельного участка также может устанавливаться в порядке, определенном органом нормативно-правового регулирования в сфере кадастровых отношений, посредством указания на природные объекты и (или) объекты искусственного происхождения, в том числе линейные объекты, если сведения о таких объектах содержатся в государственном кадастре недвижимости и местоположение указанных отдельных частей границ земельного участка совпадает с местоположением внешних границ таких объектов. Порядок установления характерных точек границ земельного участка, порядок определения их координат, а также требования к точности определения таких координат устанавливаются органом нормативно-правового регулирования в сфере кадастровых отношений.

При уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в правоустанавливающем документе на земельный участок, или при отсутствии такого документа из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае, если указанные в настоящей части документы отсутствуют, границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка (пункт 9 статьи 38 Закона N 122-ФЗ).

В силу пункта 4.1 Инструкции от 08 апреля 1996 года - в зависимости от назначения и типа закрепления на местности различают:

- пункты ОМС (ОМЗ), закрепляемые на долговременную (не менее 5 лет) сохранность;

- межевые знаки, закрепляемые на поворотных точках границ с использованием недорогих материалов;

- границы по "живым урочищам" (рекам, ручьям, водотокам, водоразделам и т.д.);

- границы, совпадающие с линейными сооружениями (заборами, фасадами зданий, элементами дорожной сети и т.д.);

- пропаханные линии суходольных границ.

Межевые знаки размещают на всех поворотных точках границы земельного участка, кроме границ, проходящих по "живым урочищам" и линейным сооружениям, совпадающим с границами земельного участка (пункт 4.3 Инструкции от 08 апреля 1996 года).

Следовательно, при проведении процедуры межевания границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

Из пояснений ИП П.Г.А., данных в судебном заседании (т. 2, л.д. 17), следует, что со стороны земельного участка <...> за линейный объект, по которому проходят границы земельного участка принят существующий забор, состоящий из столбов по 1,5 - 2 м, по которым натянута сетка "рабица".

К.К.С., в свою очередь, оспаривала результаты межевания смежного земельного участка и местоположение смежной границы, и как следствие - действия по кадастровому учету, а также право собственности В.В.И. на спорный земельный участок в границах, установленных ИП П.Г.А., ссылаясь на то, что межевание проведено с нарушением установленной законом процедуры, а внесенные в кадастр координаты смежной границы не отражают ее фактическое расположение.

В ходе судебного следствия по ходатайству сторон судом была назначена землеустроительная экспертиза, из заключения которой (т. 2, л.д. 183) следует, что граница земельного участка В.В.И., установленная в соответствии с федеральным законодательством и включенная в Государственный кадастр недвижимости на основании межевого плана, подготовленного ИП П.Г.А., проходит под имеющимися на земельных участках В.В.И. и К.К.С. строениями - баней, принадлежащей В.В.И., и теплицей, принадлежащей К.К.С. При этом сторонами в судебном заседании не оспаривался тот факт, что данные строения были возведены ранее и находились на земельных участках на момент проведения работ по межеванию.

Следовательно, Судебная коллегия полагает, что установление ИП П.Г.А. местоположения спорной смежной границы произведено с нарушением вышеуказанных положений законодательства и не отражает ранее существовавшую фактически сложившуюся смежную границу.

При таких обстоятельствах отказ в удовлетворении требований, заявленных К.К.С., в полном объеме нельзя признать обоснованным, поскольку вывод суда первой инстанции о том, что межевание земельного участка было произведено по фактически сложившимся границам между спорными земельными участками по забору, установленному в 1992 году, не подтвержден соответствующими доказательствами.

Согласно части 1 статьи 195 ГПК РФ - решение должно быть законным и обоснованным. Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Разрешая требования К.К.С. о признании выстроенных В.В.И. на части земельного участка К.К.С. бани и двух сараев самовольными постройками обязании В.В.И. их снести, суд первой инстанции не установил всех обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора, в том числе факт возведения В.В.И. самовольных строений и место их расположения, при этом отказ в удовлетворении иска в данной части судом первой инстанции не мотивирован.

Как не мотивирован и отказ в удовлетворении иска К.К.С. в части требований об отмене государственной регистрации права собственности В.В.И. на дачный жилом дом с постройками по адресу: <...>, о признании постановления главы Администрации МО "Сарапульский район" N от 26 сентября 2002 года об утверждении акта приемки в эксплуатацию выстроенного В.В.И. дачного дома и самого акта приемки в эксплуатацию недействительным.

В силу статьи 361 ГПК РФ - суд кассационной инстанции при рассмотрении кассационных жалобы, представления вправе отменить решение суда первой инстанции полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в том же или ином составе судей, если нарушения, допущенные судом первой инстанции, не могут быть исправлены судом кассационной инстанции.

Учитывая, что допущенные судом первой инстанции нарушения не могут быть исправлены в кассационном порядке, поскольку определение значимых для дела обстоятельств, распределение между сторонами бремени их доказывания, их обсуждение и непосредственное исследование представленных по ним доказательств, входит в компетенцию суда первой инстанции, Судебная коллегия лишена возможности принять по делу новое решение или изменить решение суда первой инстанции в установленном законом порядке, а потому дело подлежит направлению на новое рассмотрение в тот же суд.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть вышеизложенное, установить все значимые обстоятельства, проверить и дать правовую оценку всем доводам и возражениям сторон, а также всем доказательствам в их совокупности, по результатам установления всех обстоятельств дела принять законное и обоснованное решение.

Поскольку Судебная коллегия пришла к выводу об отмене решения и направлении дела на новое рассмотрение в тот же суд, Коллегия полагает возможным не давать правовой оценки иным доводам кассационных жалоб К.К.С.

Руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Сарапульского районного суда Удмуртской Республики от 24 декабря 2010 года в части отказа в удовлетворении иска В.В.И. к К.К.С. о компенсации морального вреда, в части отказа в удовлетворении иска К.К.С. к В.В.И. о компенсации морального вреда подлежащим оставлению без изменения, а в остальной части решение Сарапульского районного суда Удмуртской Республики от 24 декабря 2010 года отменить и направить на новое рассмотрение в тот же суд.

Кассационные жалобы К.К.С. - удовлетворить.

 

Председательствующий

КОПОТЕВ И.Л.

 

Судьи

МЕЛЬНИКОВА Г.Ю.

ШАЛАГИНА Л.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь